Общество

Большой белый господин. Как all inclusive воскрешает колониализм

Развитие туризма угрожает экосистемам целых регионов

Среда, 6 Декабря 2017, 09:00

Фотографии Эйфелевой башни или Биг-Бена больше никого не впечатляют. Люди хотят путешествовать во все более экзотические страны, пишет Мирослав Влеклы в своей статье для Gazeta Wyborcza.

Новый Галапагос 

Сюда приезжают люди со всего мира: храмы на сваях, плавающие огороды и рыбаки из племени Инта, которые голыми рукам ловят рыбу с лодок, управляя веслом ногами. Благодаря этим экзотическим картинкам растет спрос на путешествия в Мьянму (Бирму).

С 2011 г., когда после десяти лет правления военной хунты власть в стране перешла к гражданским, туристы ринулись в Мьянму, а озеро Инле стало одним из четырех самых посещаемых мест в стране. Его называют "азиатские Галапагосы". Фотографию озера разместил на обложке знаменитый туристический гид Lonely Planet, все путеводители по Мьянме утверждают, что туда обязательно надо попасть. Причем не нужно беспокоиться о длительной поездке на автобусе из Рангуна, поскольку туристов обслуживает расположенный неподалеку от озера аэропорт Хехо.

Нескольких лет хватило, чтобы уничтожить среду и культуру этого места. Инле первым в стране стало жертвой собственной славы. Моторные лодки, которые перевозят туристов, загрязняют воду. Горы мусора растут, и неизвестно, что с ними делать. Деревья вырубают, жителей выселяют из деревень, на месте которых строятся отели. Из озера уже исчезла половина обитавших там видов животных.

Об экологической катастрофе начали говорить в 2013-м, спустя всего три года после появления здесь туристов. Год назад число иностранцев, прибывших в Мьянму, превысило рекордный миллион (в самой стране живет около 55 млн человек. - Ред.). В докладе для информационной службы GlobalPost упоминается 57-летний фермер У Янь Вей, чей дом и три акра земли - весь его скарб - уничтожили бульдозеры. На полях, где издавна росли горох и кунжут, появились дороги и отели. Компенсации, которую У Янь Вей получил от инвестора, не хватило даже на покупку коровы. Чтобы выжить, его 17-летнему сыну пришлось отказаться от учебы в школы и устроиться на работу... на строительстве гостиницы.

Каждый год все больше жителей отказываются от традиционных ремесел. Уменьшается количество рыбы, из-за климатических изменений сокращается количество осадков, следствием чего становятся скудные урожаи.

Селфи на фоне пирамид

Когда 12 лет назад мир увидела книга "Социология путешествий" социолога Кшиштофа Подемского, некоторые ее фрагменты могли шокировать. Например, об эскимосах, которые. раздраженные туристами, прятали свои иглу за высокими заборами. Или о папуасах, которые за скромные чаевые посвящали туристов в особенности ритуала охоты за головами.

Поскольку число пересечений границ в мире с 25 млн в 1950-м увеличилось до 700 млн, миру пришлось адаптироваться к потребностям туристов. И делать это дальше.
В течение некоторого времени туризм развивался в паре с фотографией. Тонны фото, обычно сомнительного качества, размещенные в толстых альбомах, вносили нотку разнообразия в дружеские посиделки. А в развивающихся странах вроде Польши подчеркивали социальный статус.

"После издания книги произошла революция, - говорит Подемский. - Когда-то на фото можно было увидеть пирамиду, а рядом с ней маленького человека - обладателя фото. Теперь пирамиду еле видно - главное место на фото занимает селфи автора. Фото выкладывают в сеть, так что по возвращении из отпуска уже не надо никому ничего показывать. Эйфелева башня и Биг-Бен больше никому не интересны. Фурор на Facebook производит фото далекой деревни после циклона".

В "Этическом путеводителе", опубликованном в 2006 г. в Лондоне, нет недостатка в примерах, подтверждающих тезис о том, что туризм является современным воплощением колониализма. Например, история из Кении. Джошуа ежедневно по 12 часов обслуживает туристов, за что получает $3. Сверхурочная работа обязательна, права на больничный нет. После каждого тура all inclusive на Индийском океане все довольны: владельцы отеля, организаторы праздников, туристы. Все, кроме Джошуа.

Между тем появление all inclusive связано с борьбой против алкоголизма. Летом 1841-го 550 человек сели на поезд на станции Кэмпбелл в Лестере. Поездка была подготовлена для участников съезда трезвенников. За 1 шиллинг ее организатор Томас Кук предлагал не только поездку, но и выступление оркестра, а также фуршет. На месте, в Лафборо в Центральной Англии, пассажиров ждали печенье, чай и ломтики йоркширской ветчины. Люди, которые здесь принимали присягу вести трезвый образ жизни, вряд ли понимали, что родился all inclusive.

Подальше от туземцев 

С тех пор систему отточили почти до совершенства. Поляки, к примеру, могут провести отпуск в Греции под любимую музыку и со свиными отбивными, которые принесет польский официант - чтобы туристам не пришлось говорить на греческом. Поскольку большинство туристов вовсе не хотят контактировать с незнакомыми людьми.

В доминиканской Бока Чика, где Мирослав Влеклы остановился, чтобы собрать материал для книги "All inclusive. Рай, где секс является богом", от заметил, что тропинки, дорожки, виадуки и мосты ведут иностранного туриста так, чтобы не подвергать его контакту с туземцами. Заборы и стены призваны обеспечить ему чувство безопасности; отделить от неприятных видов и запахов. Изоляция - это роскошь: чем дороже поездка, тем меньше контакта с реальным миром.

Отель Влеклы был не самым дорогим, до моря было около 300 м, и хотя владельцы отеля изо всех сил пытались обеспечить надлежащую изоляцию, полностью устранить возможность контакта с местным населением не удалось. Улица Хуана Батисты Вичини, главная на курорте, была для гостей отеля единственной возможностью встретиться с местными жителями. Правда, встречи эти обычно не очень приятные. Здесь пересекались два параллельных, совершенно чужих мира - туристы и туземцы. Это место привлекало сутенеров, торговцев, гидов или мальчиков, готовых сопровождать белых туристов.

"Хола, амиго! Марихуана? Женщины?" - они не отстанут, пока не купишь травки, девочку или, в крайнем случае, не дашь на пиво. Туристы ускоряли здесь шаг, чтобы побыстрее попасть на виадук для гостей отеля, проходящий над обычными улицами. Отсюда было видно настоящий город, без аккуратных газонов и красных цветов гибискуса, ниспадающих с деревьев. Там был бетон и мусор на бетоне. И много девушек из Гаити, каждая из которых надеялась только на то, что если будет громко зазывать туристов, то рано или поздно ей повезет. Влеклы пишет, что, как и все туристы, ускорял шаг, приближаясь к виадуку. Оставалось пройти по кондиционированному коридору конференц-зала - и вот оно, райский пляж, белый песок, бирюзовое море, бары между пальмами. Охрана следила, чтобы никто извне не нарушил комфорт отдыхающих. Граница проходила по каменному заборчику. Здесь: полные немки загорают топлесс, немолодой француз на голубом лежаке обнимает молодую доминиканку, эксцентричный итальянец фотографируется в объятиях подростка-мулатки. Кроме того, здесь бесплатные напитки и ледяное пиво.

Там: дешевый ром, кукурузные блины и жареная рыба, замусоренный пляж и орущие семьи. И грустные проститутки, большинство из которых работают, чтобы в одиночку содержать детей. "Видел, как доминиканцы с завистью смотрели на туристов, тогда как те старались их не замечать. Не было времени - надо было как можно эффективней использовать свой пакет all inclusive", - говорит Влеклы. 90% туристов возвращаются из Доминиканы "полностью удовлетворенными".

Сфотографировали, выложили в соцсети, забыли. "На самом деле путешественник с Запада относится к миру как к не совсем реальному. Он пересекает посещаемые страны и культуры словно тень, ничего не трогая, ни о чем не беспокоясь, запертый в пузыре своего чувства превосходства", - недавно отметила писательница Ольга Токарчук в журнале "Знак", признавшись, что потеряла желание путешествовать, стыдясь своей собственной свободы, которую она не может дать другим. "Почему я могу поехать в страну миссис Маррош или господина Галиба и оставаться там столько, сколько захочу? Я даже могу там поселиться. Но ни миссис Маррош, ни господин Галиб не могут сделать этого в моей стране", - говорит Токарчук.

За 2016-й количество поездок международных туристов увеличилось еще на 46 миллионов и уже достигло уровня более 1,2 миллиарда. Поток туристов в Мьянму не спадает, несмотря на нищету и беспорядки. Отели, заинтересованные в их наплыве, не задумываются о защите озера Инле, поскольку заинтересованы только в сиюминутной прибыли. Круг замыкается, Инле исчезает на глазах. Оно уже на треть меньше, чем раньше. Если так пойдет и дальше, озеро полностью исчезнет. Туристам придется найти очередной Галапагос. Но их становится все меньше.

"А может, - говорит Ольга Токарчук, - на этот раз стоит остаться дома?"

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество

Читайте также: