Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Буква закона. Может ли Стус запретить фильм о своем отце

Среда, 15 Августа 2018, 15:05
Гражданский кодекс говорит о праве человека на имя
Кадр из фильма

Кадр из фильма "Птица души"

Страсти вокруг съемок картины "Птица души" не утихают: сын Василия Стуса Дмитрий заявил, что не намерен сотрудничать с авторами картины. "Приблизительно год назад, может, меньше, они ко мне обратились, я попросил сценарий, после прочтения сценария я отказался с ними работать, на этом все... Неприемлемый сценарий — ни по этическим соображениям, ни по эстетическим", — заявил Дмитрий Стус. И даже пригрозил запретить использование в фильме стихов и документов отца. То есть проект может оказаться на грани срыва. 

О том, есть ли у Дмитрия Стуса право запретить выход картины "Птица души" на экраны, "ДС" поговорила с адвокатом Климом Братковским.

ДС Действительно ли авторы фильма должны были получить разрешение на съемки картины о поете у его сына?

К.Б. Есть прямая норма закона, которая говорит о праве на использование имени, в данном случае в художественном фильме. Речь идет об использовании персонажей с именами конкретных лиц. И с формальной точки зрения, по закону необходимо получить разрешение на использование имени или у самих этих лиц, или у их наследников. В Гражданском кодексе круг этих наследников четко определен: это родители и дети. Есть другая норма закона, которая говорит о необходимости соблюдать неимущественные права физических лиц. Право на использование имени — это как раз неимущественное право, как право на честь или жизнь, это не авторское право.

Закон также говорит о том, что в случае нарушения неимущественных прав пострадавшее лицо может запретить к выходу кинопроект, а если фильм уже вышел, то запретить его демонстрацию. То есть, с формальной точки зрения, у Дмитрия Стуса как у сына Василия Стуса есть полномочия требовать запретить выход фильма, поскольку имя его отца используется без разрешения. Авторам фильма придется изменить имя героя, а это фактически означает закрытие проекта.

Кроме того, Дмитрий Стус ознакомился со сценарием и теоретически мог увидеть там недостоверную информацию. Тут речь уже идет о защите чести и достоинства. К примеру, он считает, что в картине подана недостоверная информация, искажаются факты, то есть речь идет не об оценочных суждениях. Это тоже неимущественные права, и он тоже имеет право в суде требовать запрета на выход картины. Уже в суде будет решаться, насколько эта информация недостоверна. Все эти разбирательства — риски для прокатчиков, продюсеров. Сможет ли картина выйти на экраны и окупиться? Тем более что половина бюджета — государственные деньги.

Чтобы исключить такие риски для съемок, основанных на реальных событиях, и берут разрешения и согласовывают сценарий с наследниками.

ДС Может ли Стус запретить использовать стихотворения отца в картине?

К.Б. Мне тяжело судить, насколько в фильме используются авторские права Василия Стуса. Как я понимаю, речь идет о том, что там цитируются или полностью звучат стихотворения. Если зачитываются полностью, то это прямое использование авторских прав. А если цитата, то, как говорится, запрет можно обойти путем цитирования небольшого фрагмента произведения — в законе четко не указано сколько. Например, герой пишет письмо своей жене и цитирует стихотворение. А в конце в титрах сделать указание: использовались фрагменты таких-то произведений такого-то автора.

Стус упоминает также о личных документах. Если они используются, то формально тоже следует получить разрешение. Но в данной ситуации я не могу представить, как использовались личные документы, фотографии. Многое есть в общем доступе, и мне кажется, что авторские права на них будет тяжело доказать.

Как правило, такие вопросы сразу согласовывают с наследниками. Или пишут, что любые совпадения с реальными физическими лицами случайны. Ведь куда легче снять картину о придуманном герое, чем заниматься так называемой "очисткой прав" — брать разрешения и все согласовать.

Однако тут нужно обратить внимание на позицию самого Дмитрия Стуса. Она не очень корректная, на мой взгляд. Потому что есть такой статус неопределенности — он и не "за", и не "против". Мол, посмотрю, как вы сделаете, а потом дам оценку. Такая позиция ставит съемочную группу в зависимость от воли одного лица. Поэтому следовало все эти вопросы решить до начала съемок, получить письменное разрешение и даже, возможно, прописать там штрафные санкции, чтобы у человека не возникло идеи передумать.

ДС То есть съемки любого байопика — дело неблагодарное?

К.Б. Вспомните несчастную картину "Матильда", после выхода которой Наталья Поклонская защищала якобы родственников Николая II и честь государя. Хотя родственники как раз ничего порочащего честь императора там не увидели. Плюс события, показанные в фильме, происходили очень давно, нет прямых наследников, и разрешение-то брать было не у кого.

ДС Насколько реальны угрозы адвоката Виктора Медведчука запретить выход фильма, если вдруг его клиенту не понравится свой экранный образ?

К.Б. У Виктора Медведчука тоже есть право на имя. Но это же художественный фильм, где можно немного отойти от реалий. То есть, к примеру, ввести персонажа, который будет совершать те же действия, что и Медведчук, но, к примеру, его будут звать Медведев.

Никакой судебной практики похожего толка у нас нет. Было одно дело, которое опосредованно связано с этой проблемой, когда оцифровали и колоризовали ленту "В бой идут одни старики". Дочь режиссера Марьяна Быкова подала в суд и требовала признать незаконным выпуск такой версии. Она ссылалась на закон об авторском праве и говорила, что задумка фильма была испорчена. Между тем в законе идет речь о действиях, которые порочат честь, достоинство и деловую репутацию автора. То есть речь не просто о внесенных в ленту изменениях, а о действиях, которые порочат произведение. Надо доказать, что произведению нанесли ущерб — в него вставили какие-то неподобающие сцены или некачественно пересняли, так что у зрителя может сложиться впечатление, что это некачественно сработал именно режиссер. В итоге доказать, что колоризация нанесла картине ущерб, не получилось.

ДС А как быть, если я хочу, например, написать книгу о реальном человеке. Тоже нужно у родственников разрешение спрашивать и все согласовывать? Ведь родственники наверняка будут настаивать на том, к примеру, что некоторые эпизоды освещать не стоит.

К.Б. Гражданский кодекс писали наши профессора из университета имени Шевченко, не совсем понимая, что они пишут. На мой взгляд, это вырванные цитаты из разных российских законов. В нем нет единой логики, зато есть противоречивые статьи. Фактически никто не думал о практическом применении этих норм. В кодексе УССР, который действовал до 2004-го, нормы о праве на имя не было, и как-то жили. Насколько было целесообразным ее введение, никто не задумывался: есть такое в мире — и нам надо ввести. Но если внимательно прочесть закон, то получается, что у нас все СМИ — нарушители. Вы, к примеру, не можете писать о суде над Януковичем — вы должны писать "Суд над гражданином Я.". А фамилию можно упоминать лишь после вынесения приговора.

ДС Если человек дает право на использование своего имени, положены ли ему за это какие-то деньги?

К.Б. Это неимущественные, а не авторские права. В законе о выплатах нет никаких упоминаний, но стороны могут их оговорить и зафиксировать в договоре. Неимущественные права неотчуждаемые — их, к примеру, нельзя продать. Но можно дать право на использование. Если вы спрашиваете, хочет ли денег Дмитрий Стус, то теоретически такая ситуация возможна. Почему бы и не заработать?

ДС Как вы думаете, чем закончится эта история?

К.Б. Что касается Виктора Медведчука, то, если он будет показан нейтрально, может, ему и понравится. А если его выставят в негативном свете, то он наверняка будет требовать запретить показ картины.

У Дмитрия Стуса позиция хитрая. Неизвестно, обратится ли он в суд — никто же еще фильм не видел. Я лет десять назад был на лекции, где Дмитрий Стус рассказывал о своей жизни и жизни отца. На лекции он говорил, что видел отца всего несколько раз. И стоило ли вообще заводить семью, зная, что советская власть столь несправедлива? То есть у него своеобразное отношение к отцу, детская обида.

А тут решили снимать фильм о Стусе-герое. Да, он был последней реальной жертвой поздних Советов. Когда уже не Сталин, а Горбачев и перестройка. Плюс он с Донбасса. Но можно было снять историю о человеке, не называя его Стусом. И всех этих проблем не было бы.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество