Общество

Что Путин искал на Афоне

Каковы были цели визита российского президента, кроме примерки "царского места"?

В ходе официального визита в Грецию президент Владимир Путин "заглянул" на Афон, где возглавил празднование немного странной - для всех, кто не знаком с особенностями российского историцизма - даты "1000-летия русского присутствия на Афоне".

Рунет облетели отчеты и фото, в которых патриарх Кирилл "занимает место патриарха", а В.В.Путин - "царское место" во время службы в Свято-Пантелимоновском монастыре. И в выплеснутом на зрителя потоке слов и образов прекрасно все.

Собственно, ничего, кроме фото "Путин на императорском месте" можно было и не публиковать. И даже комменты о том, что и место-то - вовсе не "императорское", а просто "для фото" несколько сужают палитру впечатлений. Более-менее уместной оказалась разве что фото Януковича на том же самом "императорском месте". Фейк или не фейк, монтаж - не монтаж, но само предложение "найти десять отличий" вносит пряную нотку. Ряд смешных "афонских" мемов - "пророчество афнских старцев" и "афонский обрег" - можно дополнить мемом "афонский император". И, кстати, давайте не будем о "фейках" и "не-фейках" - когда речь заходит о постсоветском политикуме, слово "подлинник" вообще неуместно - к сожалению (или, скорее, к счастью), тут сплошные имитации.

Вот и афонские празднования при участии "двух первых лиц" "русского присутствия на Афоне" - имитация. Всего. Начиная с демонстрации скрепно-духовной симфонии "первосвященника" и "императора", продолжая "тысячелетием" и заканчивая "присутствием".

На предмет даты - 1016 года - у историков нет единого мнения. Она основана на одной подписи афонского монаха - якобы выходца из Руси, обнаруженном на документе. Собственно, прочные связи Руси и Афона установились несколько позже, и связано это с именем Антония Печерского, основателя Киево-Печерской лавры.

Но, как известно, история в умелых руках гнется, как гимнастка. Нужен повод для очередной демонстрации? Будет. К тому же удобная дата 1016 год не только "углубляет" историю "присутствия" на полвека, но и позволяет избежать некоторых неудобств, связанных с упоминанием Киева. Видимо дабы и духу киевского в "Русско-афонском тысячелетии" не было, в делегации РПЦ - в кои-то веки - не оказалось ни одного украинского архиерея. Даже представителя Киево-Печерской лавры, с которой начинается история русского монашества, не пригласили. И дело здесь, как вы понимаете, вовсе не в том, что "не нашлось достаточно лояльных". Просто слово "Киев" в данном контексте неуместно.

"Русское присутствие на Афоне" в данное время и само по себе - имитация, поскольку "русских" насельников (монахов из России и Украины вместе взятых) не набралось и ста человек, и, если верить публикациям, настоятелю пришлось срочно выписывать из Западной Украины (!) еще двадцать человек, чтобы довести количество "русских" монашествующих до "круглой" цифры и продемонстрировать хоть сколько-нибудь значимое "присутствие".

Также путешественники отмечали довольно плохую сохранность исторических русских святынь (не считая Свято-Пантелеимонового монастыря). Поэтому пришлось напрячь не только западноукраинские монастыри, но и олигархов - российские источники пишут о том, что на приведение в порядок "русского Афона" олигархи выделили около 10 млн евро. За что были награждены лично президентом Путиным, ради которого и старались. Среди тех, кто получил "высокую награду" за сохранение "русского Афона" - украинские граждане Вадим Новинский и Сергей Левочкин.

Для чего же Кремль тратится на "русский Афон"? Это не только символический капитал. Это превосходная площадка для многозначительных жестов в адрес Греции - едва ли не единственного члена ЕС, для которого Путин по-прежнему рукопожатен.

И которая, в свою очередь, будучи для ЕС сомнительным приобретением, может предложить себя в роли такого вот "посредника". Это актуально и для "внутреннего" российского употребления - поскольку напоминает не только о "глубине" российской истории (пускай вымышленной), но и о широте границ "русского мира", в которые вписывается "сам Афон", законодатель православных мод (пускай и несколько специфических). Это важно и для российской церковной политики - продемонстрировать свое влияние на Афоне в преддверие Всеправославного собора. Пускай ни одна поместная церковь не прислала на российские празднования сколько-нибудь заметной делегации - фактически, мировое православие проигнорировало очередную демонстрацию "русского величия", - зато Московский патриарх, приняв российского президента по-хозяйски в афонской обители, показал православному миру, что его симфония - самая успешная.

Впрочем, помимо демонстраций, российская власть имеет весьма существенный интерес на Афоне. Это прекрасная площадка для политических игр - закрытая территория, на которой, вдали от множества заинтересованных мирских глаз самые разные люди могут собраться и обсудить самые занимательные вопросы. Мода на пребывании на Афоне совсем не напрасно прижилась в российских и распространилась в свое время на украинские финансово-политические круги. Неслучайно в нашем новейшем словаре утвердились "православные олигархи" - люди неожиданно влиятельные и до странности опасные. Неслучайно насельники "нерусского" Афона насторожено относятся к "русскому присутствию", которое принесло с собой в последние десятилетия моду на дорогие автомобили и вип-кельи. На Афоне для российского истеблишмента паломничество и молитвенные бдения прекрасно сочетаются с деловыми соглашениями, политическими махинациями, стратегическим планированием, инструктажами и идеологической накачка. В общем, все, что худлит любит в Ватикане, вполне можно найти и тут - во всяком случае, в рамках "русского Афона".

Поэтому (не только поэтому - но и еще по массе других, неполитических причин) в данной точке исторического пространства-времени очень хочется, чтобы Афон хотя бы на время потерял для Украины (светской ее части) актуальность. Хотя бы о тех пор, пока на "русском Афоне" украинские олигархи получают награды от российского президента, развязавшего в их стране войну. Пока Афон остается частью Русского мира, через который Москва осуществляла и продолжает протискивать свою политику в Украине. Если духовное значение Афона для Украины понятно только небольшому количеству историков, священнослужителей и богословов, то его политическое влияние очевидно каждому, кто в состоянии проследить маршруты украинских и российских чартеров, стаями садящихся в Салониках.