Общество

Денис Иванов: Украина де-факто стала главной страной на Земле

Почему нынешние события на самом деле являются не трагедией, а триумфом нашей страны

Активная информационная война, в которой Украина находится с осени прошлого года, уже неоднократно была названа экспертами уникальным явлением - полигоном, на котором испытываются новые методы глобального противостояния. В интервью "ДС" украинский спин-доктор Денис Иванов рассказал, кто стоит за информационной войной, какова ее финансовая подоплека и почему украинцам не стоит прислушиваться к высказываниям Дугина и Киселева.

- Как вы считаете, расценивать итоги информационной войны для Украины стоит параллельно войне настоящей?

- Не совсем, это феномены разных порядков. Причем события так называемой реальной войны, аннексия Крыма и другие инциденты последнего времени являются подчиненными по отношению к информационным войнам.

Объясню свою позицию.Например, что такое ДНР? Это абсолютно медийный феномен - разрозненные бандитские группировки, не объединенные ничем, кроме жажды наживы и удовлетворения элементарных физических нужд. Однако представление их как "ополченцев", стражей интересов "русского мира", русского языка и православия переводит этих людей в совершенно новую категорию.
Да, украинцы, безусловно, не видят в ДНРовцах ничего благородного, в отличие от россиян (которые являются ядром целевой аудитории проекта "ДНР"). Но сам факт внедрения некой квазиидеологии вынуждает нас иметь дело с ДНР как с цельным, как бы реально существующим объектом.

Примерно то же самое произошло с аннексией Крыма. Руководство России отчаянно нуждалось в акте собственной легитимации после поражения Януковича, которое выглядело поражением интересов РФ. И потому для этих целей и был предпринят такой информационный маневр как отъем Крыма. Опять же, информационные нужды здесь являются приматом, а вот введение войск, референдум и остальные радости - это просто необходимые декорации.

В целом, все эти процессы еще тридцать лет назад описывал в своих трудах Жан Бодрийяр - в частности, о подчинении миром симулякров того мира, который мы считаем реальным. Но в Украине его теория получила необходимые силы и стала практикой - география нашей страны, наши собственные жизни подчиняются нуждам СМИ, а не наоборот.

- Так речь идет о войне СМИ? Или руководства Украины и России? Или каких-то иных оппонентов?

- Очень интересной предстает эта война, если оценивать ее с позиций философии традиционализма. Например, известный российский мистик Александр Дугин, считающийся неофициальным спикером Кремля, называет нынешний конфликт жестоким столкновением цивилизаций земли и воды. Борьбой теллурократии (сухопутного могущества) и талассократии (могущества морского). За этими концепциями кроется не просто описание военного потенциала того или иного государства, но его принадлежность к двум основным лагерям - демократическому и, назовем его так, идеократическому.

То есть, США - это демократия, предусматривающая возможность каждого гражданина влиять на судьбу государства (ну, с известной степенью условности). Это живой организм, где общество способно саморегулироваться и самостоятельно вырабатывать свою повестку дня. Структура этой цивилизации текучая.
В свою очередь, Россия - это идеократия, общество, основанное на вере в мессианскую идею, на коллективизме и склонности к жестким иерархиям. Эта цивилизация - устойчивая, оседлая.

В смысле географии, цивилизация воды - это США и страны Европы вблизи Атлантического океана и Средиземного моря. Цивилизация суши, соответственно, вся Евразия, находящаяся к востоку от Германии.

И вот что самое важное. Германия традиционно относилась к цивилизации суши - рассматривалась как ее центр силы и стратегический союзник России. Именно потому нападение Гитлера на СССР в свое время было таким шоком для советской элиты - Сталин не мог предположить, что ключевой идеологический сторонник нанесет столь коварный удар. Но события в Украине заставляют Германию перейти на сторону воды - потому что ценности России теперь уж слишком отличаются от германских. В Украине многие критикуют Ангелу Меркель за ее нерешительность в диалоге с Путиным, за недостаточность санкций и отсутствие более радикальных мер. Но канцлера тоже можно понять - она вводит (вынуждена вводить) свою страну в совершенно новое цивилизационное измерение. Германия должна совершить поистине историческую трансформацию, которая на столетия вперед определит всю геополитическую карту мира. И ключевую роль в этом играет Украина. Украина сейчас находится на вершине цивилизации воды, на вершине ее девятого вала. По факту, мы уже победили, став главной страной на Земле, к которой приковано внимание всего мира.

- Но как на уровне управления связаны медиа-атаки и вооруженный конфликт в Донбассе? Ведь военная операция, по вашим словам, является вторичной целью - однако она ежедневно оборачивается для Украины все новыми смертями военных и мирных граждан.

- О войне я могу рассуждать с точки зрения технолога. Однозначно, информационная война и боевые действия контролируются одним центром. Более того, этот центр выполняет, одновременно, и роль мишени. В нашем традиционном понимании есть агрессор и есть жертва. Но современная гибридная война эти понятия устранила. Мои слова о том, на кого на самом деле направлены нынешние боевые действия на востоке, могут показаться неоднозначными, но - основной целью российской военной машины является Россия.

На мой взгляд, руководство России сознательно вводит свою страну в глубокое состояние войны, чтобы с наименьшими потерями (в первую очередь, для самого себя) реализовать следующий этап. А именно, распад Российской Федерации. Для этого на протяжении многих лет выстраивается видимость вражды со всем миром, ведутся войны с народами, ранее считавшимися братскими, страна стремительно тонет в обскурантизме и изоляции. И теперь в любой момент многомиллионное население России можно будет направить не только против верховного властителя, но и против государства, как системы, в целом. Поддерживать фантастические показатели лояльности к власти нелегко в условиях снижающегося уровня жизни. Разве что, если делать это как в КНДР. Но Россия себе этого позволить не может. А значит, что в нужный день весь накопившийся негативный потенциал получит нужный вектор и обеспечит легитимный развал этой огромной и неэффективной империи. Территории и ресурсы России будут использовать либо локальные сообщества, либо сильнейшие мировые державы - как Китай.

А то, что российские элиты якобы способны вести собственную глобальную игру - блеф. Ни экономический, ни политический вес России в мире просто этого не подразумевает.

- А вот Дугин, процитированный вами, считает, что победа России в войне неминуема.

- Я слежу за высказываниями Дугина чуть ли не с 1982 года, когда он только начинал свою традиционалистскую деятельность и ездил в турпоходы по Памиру с Гейдаром Джемалем. Воспринимать Дугина всерьез и с опасением - очень наивно. Это трикстер, умело подстраивающийся под обстоятельства и подстраивающий под них акценты своих высказываний. Точно так же, как и демонизированный Дмитрий Киселев. Они - пролетарии умственного труда, и после тяжелого трудового дня они не смиренно становятся на колени под иконой Божьей матери "Троеручицей", а идут в дорогие московские бутики и закрытые клубы для ценителей тонких удовольствий, где щеголяют своими розовыми "Айфонами".

Мы по привычке ХХ века думаем, что доступ к СМИ означает, будто конкретный человек и его высказывания имеют какое-то значение, имеют какую-то реальную платформу под собой. Но чаще всего ситуация совершенно обратная. И это, кстати, подтверждают последние результаты социологических опросов в Украине - не хочу указывать пальцем, но популярность одного радикально ориентированного политика является исключительно заслугой дружественно настроенного к нему телеканала. Хотя высоколобые интеллектуалы и предпочитают делать вид, что телевизор как явление уже исчерпал себя.

- То есть, вы так не считаете?

- Отнюдь. Могу вам сказать, что ресурсы, которые необходимо тратить на присутствие в телевизоре, несоизмеримо больше ресурсов на присутствие в Интернете. И это несмотря на все "Фэйсбуки", бесконечную полемику "диванной сотни" и т.д. Аудитория Интернета с политической точки зрения не стоит столько, сколько ей самой хочется представлять.

- А можно ли вообще давать оценки информационной войне с точки зрения экономики?

- Безусловно, да. Это чисто профессиональный подход, который используют все без исключения топ-менеджеры в медиа. Хочу отметить, что они ведут себя достаточно лукаво в этой ситуации. Мы все время слышим разговоры о том, что СМИ - дело неприбыльное, что рекламные доходы (и без того мизерные) сейчас упали до нуля, и так далее. Но давайте включим простую логику - со времен Евромайдана запросы аудитории на потребление информации увеличились многократно. Например, количество переходов на украинские новостные сайты из соцсетей возросло в десять раз. Это все - прямая прибыль в виде рекламы.

Приведу такой пример. На днях представители одного телехолдинга заявили, что по их подсчетам рекламный рынок в этом году упадет на 19%. Но ведь в 2009 году, после кризиса, падение по отдельным секторам рынка доходило до 50% - и это привело лишь к тому, что рынок очистился от ненужной шушеры. Все более-менее здравомыслящие медиа-менеджеры и журналисты остались на своих местах, даже не попробовав сменить профессию, хотя многим из них это не помешало бы - ведь объемы лабуды в медиа растут стремительно и аудитория могла бы ответить на это падением рекламного рынка даже на 90%. Но этого не произошло.

И важный аспект - мы говорим только о рекламе. А ведь ведение информационных войн подразумевает появление совершенно новых статей доходов и расходов, где все не так однозначно. Вот как оценить атомную бомбардировку? Удовольствие-то дорогое, но долгосрочная перспектива - завораживающая. Точно так же и бомбардировка информационная - она требует больших ресурсов, привлечения высококлассных специалистов, изнурительного планирования. Но на кону такой операции - человеческие умы и сердца. То есть, объекты крайне дорогостоящие.

Денис Иванов

Родился в 1982 году.
Окончил Институт журналистики Киевского национального университета им. Т. Шевченко.
Работает в сфере политического консалтинга с 2005 года. Дебютным проектом было сопровождение украинского правительства в первой "газовой войне" с Россией после избрания президентом Виктора Ющенко.
Провел более трех десятков избирательных кампаний местного и национального уровней.
Основатель коммуникационного агентства полного цикла Smart Manager, которое в 2014 году было приобретено шотландской компанией Ridgeland Ventures LP.