Общество

Директор социально-инжинирингового агентства «Гайдай.Ком» о том, как бороться с российской пропагандой

О том, что должно сделать государство, чтобы украинская пропаганда стала действительно эффективной, «ДС» рассказал политтехнолог Сергей Гайдай

"ДС" С чего следует начать информационное наступление?

С.Г. Важно понимать, что пропаганда - это профессия. Наиболее близки к ней на сегодня маркетологи и рекламисты. Поэтому нам не нужен специальный госорган, например то же Министерство пропаганды. Государство должно выступать всего лишь заказчиком соответствующей пропагандистской продукции. Приведу пример того, как работает самая эффективная в мире американская пропаганда. Там нет министерства, но есть специальный бюджет, который распределяется между разными государственными ведомствами - Минобороны, ЦРУ, ФБР и другими органами власти - для оплаты заказов на свободном информационном рынке пропагандистских продуктов. Например, идут на финансирование съемок фильма "Спасти рядового Райана". Его в итоге посмотрит весь мир, после чего большинство зрителей в разных уголках планеты будут уверены, что именно солдаты США спасли Европу от фашизма.
То же самое сегодня должно делать и руководство нашей страны. СНБО может заказывать съемки сериалов о бойцах добровольческих батальонов, СБУ - оплачивать материалы и расследования, доказывающие военные преступления российских властей, и т. д. Координировать эту работу может один человек или совет, но он не должен ограничивать свободу слова, писать "темники" или четкие планы действий исполнителям заказов. Сейчас украинской пропагандой занимается гражданское общество - отдельные энтузиасты или группы активистов. Это хорошо, но такая активность - следствие полной бездеятельности власти.

"ДС" Сколько нужно тратить, чтобы сформировать правильное отношение к происходящему внутри страны и за ее пределами?

С.Г. Все зависит от финансовых возможностей государства и поставленных целей. Бюджет рекламной кампании в пределах одного избирательного округа - это минимум $1 млн. Съемки одного качественного полнометражного фильма стоят около $10 млн. Но если пропагандистский продукт сделан качественно, то он будет актуален годами. Например, в СССР в свое время сняли фильм о десантниках - "В зоне особого внимания". Эта картина на несколько лет решила проблему призыва в ВДВ. Военкоматы не справлялись с потоком желающих служить в десанте. Еще один пример: проводя реформы в полиции, МВД Грузии заказывало разработку компьютерной игры для детей. Главный герой - полицейский, сражающийся с местными ворами в законе. Снимались сериалы о новых грузинских полицейских. Это резко повысило уважение местных жителей к правоохранителям. Но это материалы мирного времени.

Пропаганда не является панацеей от всех бед. Для начала необходимо научиться действовать эффективно на войне, в политике и экономике. Если будут постоянные провалы на этих фронтах, пропаганда не поможет

В наших реалиях пропаганда превращается в оружие, и продукт должен производиться соответствующий. Государству следовало бы открыть радиостанцию на русском языке с режимом вещания на коротких волнах, чтобы ее могли слышать и в Крыму, и в Донбассе, и даже в российском Владивостоке. В новостях и программах такой станции рассказывать о реальной ситуации в России, как неэффективно работают лидеры ДНР и ЛНР, что плохого делает конкретно Владимир Путин. Можно транслировать все перехваты разговоров террористов. Например, те, что мы слышали о сбитом малазийском "Боинге" или поимке диверсионной группы, обстреливающей жилые кварталы Донецка, куда входили кадровые российские военные. Во времена СССР в таком же формате вещали "Радио Свобода" и "Голос Америки", весь Союз их слушал - и это работало. 

"ДС" Есть ли приемы в работе российской пропаганды, которые нам следовало бы перенять?

С.Г. Это динамика в подаче информации. Посмотрите, как выглядят наши новости с фронта: стоит скучный человек в форме и что-то бубнит о количестве обстрелов в зоне АТО. А теперь сравним с военными новостями российских СМИ: корреспондент в каске и бронежилете, слышна стрельба, он лезет на передовую (по крайней мере, так выглядит в кадре) и в процессе рассказывает о текущей обстановке. То есть мы видим настоящий экшн в режиме онлайн, чего на наших телеканалах, за редким исключением, не найдешь. Человеческая психология устроена так, что яркой картинке мы склонны верить намного больше, чем сухой информации. Кстати, во время американской операции "Буря в пустыне" Генштаб США наблюдал за действиями своих военных в новостях CNN, поскольку этот телеканал подавал сведения с фронта раньше, чем приходили официальные сводки. Нашим СМИ этому надо учиться, а государство должно этот процесс стимулировать заказами (CNN имел договор с Пентагоном, и камеры телеканала стояли на американских танках. - "ДС").

"ДС" Почему наше военное руководство часто скрывает боевые потери? Это какой-то пропагандистский прием?

С.Г. Это огромная ошибка, а не пропаганда. Власти уверены, что если станут преуменьшать число погибших и в целом не сообщать обществу плохие новости, то все будет хорошо. Но это далеко не так. Даже в СССР во время Второй мировой войны Кремль понял опасность такого подхода, и это был единственный период в истории Союза, когда жители страны слушали более-менее правдивую информацию. Ошибается тот военачальник, который считает, что плохие новости вгоняют людей в депрессию. Напротив, такая информация мобилизует, граждане понимают, что власти им не врут, а значит, все под контролем. Если же мы видим, что власть обманывает, мы банально перестаем ей верить. Создается впечатление, что все намного хуже, чем есть на самом деле.

"ДС" То есть отсутствие правды в украинских СМИ заставляет многих наших соотечественников верить российским средствам массовой информации?

С.Г. Именно. Яркая картинка делает свое дело, и к тому же плохим новостям верят всегда больше, чем хорошим или нейтральным. Кроме того, сложно не поверить, когда российский телеканал показывает наших убитых "киборгов" со связанными руками в аэропорту Донецка, а в это время наш пресс-центр АТО молчит или говорит, что все бойцы из этой зоны эвакуированы. Но ведь в итоге показанные россиянами кадры подтверждаются, это вынуждает многих украинцев верить им и в будущем. Хотя сама по себе пропаганда не является панацеей от всех бед. Для начала необходимо научиться действовать эффективно на войне, в политике и экономике, а пропаганда - лишь вспомогательное средство. Если будут постоянные провалы на всех фронтах, пропаганда не поможет.

"ДС" Если государство начнет нанимать для производства пропаганды известных блогеров, общественных активистов, маркетологов, то где гарантия, что вскоре они не потеряют доверие общественности?

С.Г. Здесь главное не то, сотрудничают общественные авторитеты с властью или нет, а то - меняется ли их поведение, стилистика и содержание подаваемой информации. Есть несколько известных журналистов, которые располагают хорошими источниками информации на передовой, и я лично им доверяю. Я также буду доверять им, если они, например, перейдут на работу в пресс-службу СНБО. Но если они начнут давать скучные данные, оправдывать действия своего начальства, то они очень быстро потеряют доверие. Вопрос не в том - кто, а как и что нам рассказывают.

"ДС" Следует ли установить четкие границы государственной пропаганды? Например, только война, или экономика и война...

С.Г. Нет таких границ. И реклама, и агитация, и пропаганда, и свобода слова должны присутствовать в наших реалиях одновременно, но с четкой маркировкой. Если мне показывают обычную коммерческую рекламу, то я не должен сомневаться в том, пытаются ли меня убедить, например, что-то купить или все же агитируют за что-то. То же самое с пропагандой и обычными новостями. Не надо их смешивать, но в каждом случае следует добиваться наивысшего качества, если, конечно, мы хотим воспитывать в Украине умных, критически мыслящих и инициативных граждан, а не рабов, как в России. Кстати, свобода СМИ также работает как самостоятельный элемент пропаганды - пропаганды свободы, что в нашем случае очень важно.

Опубликовано в еженедельнике "Деловая столица" от 9 марта 2015 г. (№10/720)