Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Двигатель прогресса. Как корица повлияла на Карлсона и развитие науки

Суббота, 9 Февраля 2019, 12:00
Ни одна специя не вызвала в мире такого числа цивилизационных сдвигов, как корица

Запах булочек с корицей... Есть ли на свете аромат, в большей степени ассоциирующийся с домашним теплом, семейным уютом и чувством глубокого удовлетворения окружающей действительностью? Скорее всего, именно так рассуждали те, кто придумал и ввел в традицию День булочек с корицей (Kanelbullens dag) - оригинальный праздник, который 4 октября отмечает Швеция. В текущем 2019 году этому торжеству исполнится ровно 20 лет. Хотя сами сдобные плюшки-завитушки со сладкой коричной начинкой Kanelbulle, ставшие одним из национальных символов северной страны, шведы стали печь еще в в XVI веке.

С другой стороны, путешествия тоже пахнут корицей. Снежные лыжные курорты Запада и экзотические базары знойного Востока, буйные райские острова Азии и пестрые страны Африки - упоительный дух каждого из этих непохожих мест в большей или меньшей степени приправлен коричной нотой.

Безупречная пряность от страшной птицы

На сегодняшний день древнейшим упоминанием о корице считается китайский трактат Шэньнун бэньцаоцзин ("Трактат Шэнь-нуна о корнях и травах"), датируемый 2 800 г до нашей эры. По легенде, его автором является сам великий император Шень-нун - родоначальник и покровитель земледелия, торговли и медицины.

Примерно на 1 300 лет моложе первые "коричные" манускрипты Древнего Египта. В одном из них излагается история царицы-фараона Хатшепсут, которая в 1482-1481 гг до н.э. организовала морской поход в страну Пунт (с наибольшей вероятностью находилась на территории современных Эфиопии, Эритреи и/или севере Сомали). Отправив туда 210 матросов на пяти кораблях, она дождалась их триумфального возвращения с грузом слоновой кости, золота, благовоний (мирры, ладана) и корицы. Другой известный папирус содержит рецепт блюда, где в качестве специй используются кардамон и корица (kainamaa).

Не обошло корицу вниманием и священное писание иудеев Тора, создававшееся в течение XIII - I вв. до н. э. Христианский мир знает его как Старый Завет Библии, где уже упоминается два вида корицы - канамун и кассия (сегодня их бы определили как цейлонскую и китайскую). При этом поставщиками и той, и другой называют финикийцев. Они же в VIII веке до н.э. познакомили с корицей и древних греков.

Жители Эллады были так очарованы ароматическо-вкусовыми свойствами невиданных прежде палочек, что нарекли их киннамон - "безупречная пряность". Это имя впоследствии переформатировалось в латинское название Циннамомум (Cinnamomum), которым по сей день пользуются ученые. Не отпугнула новых поклонников даже баснословная стоимость заморского зелья. Сохранились древнегреческие документы V века до н.э. о сделке, в ходе которой за 35 кг корицы было уплачено 5 талантов серебра (это примерно 3,75 кг благородного металла за килограмм ароматных "деревяшек"). А в I веке нашей эры римский историк Плиний Старший указывал, что цена корицы превышает стоимость серебра в пятнадцать раз.

С другой стороны, чтобы новым почитателям корицы даже не пришло в голову нарекать на ее невообразимую дороговизну, торговцы окружили редкую пряность целым букетом захватывающих мифов. Так, древнегреческий историк Геродот (484 - 425 гг до н.э.) задокументировал рассказ о том, что сбор корицы труден и опасен, так как ее палочки - излюбленный материал для гнезда чудовищной птицы. Поэтому единственный способ добыть их - забить для страшилища небольшое стало овец, коз или пару-тройку коров. Неспособное устоять перед таким искушением, оно начнет таскать свежее мясо в гнездо и не остановится, пока его дно не провалится. И вот когда птица в растерянности охватит крыльями голову, тогда-то охотник за корицей сможет, наконец, собрать драгоценную специю.

Легенда об огромной птице, вьющей гнезда из корицы, сродни мифам о птицах Феникс, Симург и Рух

Поскольку финикийцы, в свою очередь, получали корицу от арабских купцов, ученые до сих пор гадают, какая часть подобных легенд является простым пересказом услышанного ранее, а какая - личным вкладом перекупщиков в приукрашивание выдумки. Зато история сохранила имена тех ученых древности, кого не удалось заморочить "коричными байками". В них, например, категорически не верил знаменитый греческий философ и основоположник формальной логики Аристотель. Еще дальше пошел его ученик и ближайший друг Теофраст, предположивший, что "безупречная пряность" является корой какого-то аравийского растения. И так серьезно проверял эту версию, что, невзирая на полное отсутствие коричников в Аравии, стал одним из основателей ботаники и положил начало изучению географии распространения растений.

Коричный ключ к великим открытиям

После заката Древнего Рима в романе Европы с корицей наступила пауза. До VII века эта специя попадала в нашу часть света только благодаря венецианским купцам, периодически совершавшим вояжи на арабский рынок в египетской Александрии. Когда же пала и она, обеспечивающее коричный поток торговище переместилось в византийский Константинополь. Однако, как ни старались арабы сохранить свою более чем тысячелетнюю монополию на торговлю корицей, она все-таки рухнула.

"Миной замедленного действия" оказалась организованная в 1497 -1499 годах экспедиция молодого португальского дворянина Васко де Гамы, впервые в истории человечества проложившего морской путь от Европы до Индии и обратно. Утратив в походе 2 судна из 4 и ровно половину членов всей своей команды, он готов был считать результат трагическим. Но привезенный груз индийских специй позволил в 60 раз перекрыть все затраты на подготовку путешествия и сопутствующие издержки. Это обстоятельство лишний раз подстегнуло страстное желание короля Португалии Мануэла I надежно закрепиться на "золотой" индийской земле.

Для достижения этой цели в марте 1500 года монарх послал по следам де Гамы 13 парусников под командованием Педро Кабрала. Но из-за ошибки в расчетах маршрута мореплаватели нечаянно открыли Бразилию, которая, разумеется, немедленно была объявлена новой колонией Португалии. Однако планы амбициозного правителя на Индию остались в силе, и в 1505 году была собрана новая флотилия, куда входило 21 судно. Командование ею было поручено будущему вице-королю португальской Индии Франциску де Алмейде. Среди еще двух десятков капитанов кораблей этой армады был и его сын Лоуренс де Алмейда.

Предприняв по заданию отца разведывательную вылазку к незнакомому берегу, молодой человек стал первым европейцем, открывшим "остров корицы" Цейлон. Его же усилиями в районе современного Коломбо была немедленно организована торговая фактория. И хотя спустя всего три года (в 1508 г.) состоялась битва при Чауле, где в неравной схватке с объединенным флотом мамлюкского Египта, индийского Гуджарата и малабарского Каликута Лоуренс де Алмейда погиб, в течение полутора веков европейская торговля корицей продолжала оставаться в руках Португалии.

Затем с 1656 по 1796 год Цейлон успел побывать во власти Нидерландов, а после, вплоть до выделения в отдельный доминион в 1948 году, "работал" колонией Великобритании. Тем не менее, Европа в целом доступ к ароматной специи больше не теряла. Более того: в борьбе с английской монополией на рынке корицы голландцы начали культивировать драгоценное растение на индонезийских островах Ява, Суматра и Борнео, а французы - на восточноафриканских Реюньоне (до этого, кстати, необитаемом) и Маврикии. В итоге их совместные усилия привели к заметному удешевлению важной пряности.

Но все же окончательная "коричная справедливость" установилась в 1972 году, когда Цейлон перестал считаться частью Британской империи, обрел независимость и стал Демократической Социалистической Республикой Шри-Ланка, имеющей официальное членство в Содружестве наций. В настоящее время "благословенная земля" (так с санскрита переводится название "Шри-Ланка") поставляет международному рынку 3/4 всей высококачественной корицы Cinnamomum verum, хотя цейлонский коричник продолжают выращивать не только на уже названных плантациях, но и в Западной Индии, Бразилии, Вьетнаме, Бирме, Лаосе, на Мартинике и в Египте. Общее промышленное производство "безупречной пряности" составляет около 8-10 тысяч тонн в год.

Кроме того, попытки найти новую родину для коричника цейлонского заставили человечество заново обрести китайскую кассию Cinnamоmum aromаticum - растение из древнего трактата Шэнь-нуна, с которого, по сути, и началась история корицы. В настоящее время его зачастую культивируют там же, где и так называемую настоящую корицу. Более ароматная, резкая и "урожайная" по сравнению с "благородной родственницей" кассия традиционно используется в кухне многих азиатских стран, востребована в пищевой промышленности, а также служит сырьем для получения благовонного и целебного коричного масла. Объем ее производства в среднем находится в диапазоне 20-25 тысяч тонн в год, 2/3 из которых производится в Индонезии.

Отличить готовую цейлонскую корицу от китайской относительно несложно. Светлый рулончик из множества тончайших лубяных слоев - это высококачественная благородная корица. Красно-коричневая цельная завитушка толщиной несколько миллиметров - кассия

И, наконец, постоянный рост "коричных потребностей" побудил исследователей к углубленному изучению и началу использования менее известных видов коричников - бирманского и лаврового. Дальнейшие поиски членов коричного семейства продолжаются.

Корица как муза

Без корицы в мире было бы не только в разы меньше вкусных яств и напитков, изысканных духов, средств ежедневной гигиены, косметики, лекарств и т.д., но и части знаменитых литературных произведений. В том числе, вполне современных. Взять, к примеру, всем известного "Малыша и Карлсона, который живет на крыше" шведской писательницы Астрид Линдгрен. Знаменитые плюшки Фрекен Бок - это те самые легендарные коричные Kanelbulle, день которых ежегодно отмечает Швеция.

Коричные булочки Kanelbulle пекут не только в форме плюшек, но и заворачивают объемным кочанчиком

Перу известного и необыкновенно плодотворного бразильского писателя Жоржи Амаду, по количеству тиражей уступающего только Пауло Коэльо, принадлежит роман "Габриэла, гвоздика и корица" (1958 г).

Но, пожалуй, глубже всего корица "отпечаталась" в научно-фантастическом романе американского писателя Фрэнка Герберта "Дюна" (впервые опубликован по главам в журнале Analog Science Fiction and Fact в 1963-1965 г). Выведенная в нем драгоценная пряность (меланжа) планеты Арракис безусловно съедобна, хотя по разному проявляет вкус, совершенно незаменима как залог успешной межзвездной навигации, продлевает жизнь, хотя излишек ее вреден, доставляет невероятное удовольствие и не позволяет от себя отказаться тому, кто к ней привык. И пахнет корицей. Если из этого описания убрать откровенно фантастическую составляющую, получится краткое изложение наиболее важных характеристик коры коричника и вех ее "послужного списка".

Конечно, ни перечень произведений, где "наследила" корица, ни сам рассказ об этом удивительном даре природы далеко не полон. Но тем приятнее будет открывать новые и новые грани истории, вкуса, полезных свойств и литературных отражений уникальной пряности.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество

загрузка...