Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Немое большинство. Как Зеленский заменил украинцам Сталина и Макрона

Среда, 24 Апреля 2019, 11:37
Потребовалось несколько дней, чтобы осмыслить победу Владимира Зеленского на выборах и понять, какие повестки в украинском обществе не смогла увидеть действующая власть

Фото: Getty Images

Запрос на "истребление" самой власти

Украинская власть, подобно властям Беларуси и России десятилетием раньше, нарвалась на новый запрос, который неспособна удовлетворить, — это обращенный к ней запрос на репрессии против представителей самой власти. Это гениально уловили сценаристы первого сезона "Слуги народа", позволившие Василию Голобородько устроить фееричный расстрел из двух "Узи". Это, конечно, было только в фантазиях героя, но картинку зритель увидел, буквально ласкающую душу.

А теперь вспомним, что по всем опросам одно из первых ожиданий избирателей от нового президента — "посадить всех коррупционеров". Простое и понятное желание, хотя и вовсе не в президентской компетенции. А автор этих строк весь год своей жизни в Киеве слышит от таксистов сетования на то, что очередного сына чиновника за деньги от суда отмазали.

В соседних России и Беларуси аналогичный запрос общества вызвал из преисподней своих демонов. В Беларуси с обещанием "поотрубаю руки коррупционерам" пришел к власти Александр Лукашенко. И вот уже 25 лет он правит, меняя лозунг разве что на "ужесточим борьбу с коррупцией". Результат: президент не меняется, коррупции меньше не стало. Зато теперь типичный карьерный путь белорусского чиновника таков: глава исполкома — арест — суд — тюрьма — амнистия — назначение председателем колхоза — арест — суд — тюрьма — амнистия — назначение на новую должность... Это не преувеличение, многие функционеры уже по третьему кругу пошли.

В России же следствие запроса общества на истребление представителей власти — это шокирующие результаты опросов о роли личности Сталина в истории страны. "Левада-центр" составляет рейтинг популярности исторических лидеров. С 2012-го Сталин — лидер этого рейтинга (а в первую тройку стабильно попадал с 1999-го). Вот результаты свежего исследования все того же "Левада-центра": 4% россиян относятся к Сталину "с восхищением", 6% — "с симпатией", 41% — "с уважением". Еще 46% готовы оправдать человеческие жертвы, которые народ понес при Сталине "во имя великих целей". И — вот это уже настоящий рекорд — 70% опрошенных считают, что Сталин сыграл положительную роль в истории страны.

В Украине пока все очень мирно в этом плане: запрос общества привел только к тому, что президентом стал не вышедший из роли Василия Голобородько Владимир Зеленский. Потому что избиратели увидели по телевизору, как можно навести порядок в отдельно взятой Украине.

Теперь осталось дождаться отрезвления, потому что в реальности украинцам дано нечто совершенно обратное. Вокруг цветет коррупция, люди, дорвавшиеся до государственной кормушки, не особенно стесняются демонстрировать роскошь, а самые неосторожные из них еще и объясняют возмущающимся, что "государство им ничего не должно". Раздражение только нарастает, а из раздражения прорастает запрос на показательные кары для зарвавшегося чиновного ворья.

Отрезвление-то наступит. А вот запрос на месть чиновникам/олигархам — исчезнет ли он?

Запрос на социальный лифт

С точки зрения эмоционального отклика, Зеленский напоминает молодого пацана "на позитиве", который не то чтобы успешен, но гиперактивен, "ровный пацан", хороший сын и друг из двора и к успеху, как ему кажется, уверенно движется. Миллионы таких пацанов сидят сейчас в своих конотопах. В свое время они пробовали пикап, MLM, КВН, алготрейдинг, форекс, биткоины, вендинговый бизнес, ставки на спорт, мартингейл, книжки про успешный успех, тренинги личностного роста, блоггинг, инфобизнес, словом любой шанс "не работать на дядю".

Они пробовали все это, пока их более скучные сверстники грызли "классические науки" и делали карьеру в офисах. Пока их менее интеллектуальные сверстники искали зацепки "на земле" грязными руками.

Они-то нормальные пацаны в принципе, и будь они не в Конотопе, а в каком-нибудь Сан-Франциско, наверняка нашли бы себе какое-то пристойное занятие. Но они в Конотопе, поэтому главное их достижение в жизни — то, что они просто считают себя хорошими людьми, у которых обязательно все наладится, но временные трудности.

И жизнь как-то проходит, а дядьки большие все решают вопросы какие-то свои и не впускают к себе в мир больших денег и больших дел. И тут приходит такой же парень, как они, "с позитивной энергетикой", говорящий на их языке, по их понятиям. Который счас покажет им всем. (На самом деле, конечно, будет как всегда. Но иллюзии так приятны.) Такой вот политик нового типа, поколения "хороших людей".

Собственно, новый президент идеально вписался в запрос на популистов — людей, никогда не состоявших в иерархической бюрократии: Трамп, Макрон, теперь вот Зеленский. Но к ним будет предъявляться и другое требование, в отличие от бюрократов: подать все и сейчас. Для этого их и выбирали. И вот справятся ли они с этим запросом? Глядя на Трампа и Макрона — нет. Это одиночки без команды. Сломать всю бюрократию они не в силах — у них нет партийных, квалифицированных кадров, которые могли бы в короткий срок заменить эту бюрократию (хотя бы на высшем и среднем уровнях).

Запрос на зрелища

Когда-то Уинстон Черчилль пообещал народу "ничего, кроме пота и крови". Но враг стоял у ворот, и народ принял условия. А в июле 1945-го благодарные англичане дружно отправили сэра Уинстона на покой. Теперь ситуация в точности повторилась с Петром Порошенко.

Когда-то, в далекие 90-е, Борис Абрамович Березовский, гениальный менеджер российского автопрома и чуть-чуть медиамагнат, сказал: "Дайте мне один федеральный телеканал, и я сделаю вот этот табурет следующим президентом Российской Федерации". Этот гениальный образ, как мы все теперь увидели, оказался бессмертной парадигмой не только для наших соседей по карте на востоке, но и для Украины.

Олигархоцентричная структура украинской медиасистемы — и как результат, политической жизни страны — это действительно цирк, это зрелище. То зрелище, которого, наряду с хлебом, требовали еще плебеи Древнего Рима.

В упомянутые 90-е, кстати, посткоммунисты в Польше очень быстро взяли разгромный реванш у реформаторов, уже в 1993 г. выиграв парламентские, а в 1995-м и президентские выборы. И это не из-за провала экономических и системных реформ — они удались, и не через ограничение правящими партиями свобод — они процветали, а из-за отсутствия желания реформаторов найти консолидированный нарратив для большинства общества и через неготовность политиков идти на объединение своих структур для усиления.

Нынешний украинский урок в этом смысле очень показателен — голосовать за Порошенко во втором туре призвало подавляющее большинство украинских элит, даже тех, что обычно враждуют между собой,  а общество все равно сделало то, что ему подсказывал телесериал. Телевизор победил мозг. Пока есть хоть какой-то хлеб, стоит добавить к нему зрелища — власть над толпой обеспечена.

Запрос на обратную связь

Выборы президента Украины позволили по-новому взглянуть на природу общественного мнения и такой его атрибут, как "спираль молчания". Феномен "молчаливого большинства", которое внезапно проявилось и "разговорилось" на выборах, можно было наблюдать в РФ в декабре 1993-го, когда абсолютное большинство публичных интеллектуалов и властителей умов, а также СМИ поддерживали гайдаровский "Выбор России", а победу одержала партия бесноватого Жириновского. В связи с чем Юрий Карякин бросил свое знаменитое: "Россия, ты одурела!"

Похожая ситуация была в Беларуси в 1994-м: спорили между собой националисты и "классические" демократы, а победил Лукашенко, одинаково чуждый и тем, и тем. Голосование стало обратной связью от общества к не слышавшей его самодовольной элите.

В ряду недавних проявлений феномена раскрутившейся "спирали молчания" — успех Трампа, против которого были почти все мировые СМИ и большинство публичных фигур Америки.

История возникновения "спирали молчания" в Украине и ее преодоления существенно отличается от аналогичных явлений в России и в США. Украинские СМИ, в отличие от России, высоко плюралистичны, принадлежат разным владельцам, и критика президента никем и ничем не ограничена. В известном смысле по уровню плюралистичности украинское телевидение превосходит и телевидение США, поскольку американские телеканалы и ведущие СМИ на последних выборах явно симпатизировали Хиллари Клинтон, а в Украине такого явного перекоса не было.

Явный и значительный перекос, создавший "спираль молчания" в Украине, был в публичной поддержке публичных фигур, лидеров общественного мнения, звезд и интеллектуалов. У Порошенко такой поддержки было значительно больше, чем у Зеленского. Вспомним, как со специальным обращением к украинскому народу выступили 26 участников группы интеллектуалов и общественных деятелей "Первого декабря". Даже в среде коллег Зеленского по шоу-бизнесу у него была поддержка меньше, чем у Петра Порошенко, в агитации за которого приняли участие известные певцы и музыканты.

Немецкий социолог Элизабет Ноэль Нойман, открывшая феномен "спирали молчания", описывает его так: "Все проявления общественного мнения объединены их связью с угрозой изоляции для индивида... Индивид должен учитывать воззрения своего окружения, чтобы не оказаться в изоляции".

"Молчаливое большинство" образуется тогда, когда есть более влиятельное медийное VIP-меньшинство, голос которого звучит громче. У людей создается обманчивое впечатление о раскладе общественного мнения, и люди, придерживающиеся точки зрения большинства, скрывают свою позицию, а наедине с избирательным бюллетенем могут ее проявить. В итоге результат бывает неожиданным, после чего "молчаливое большинство" становится "разговорчивым", а у "медийного меньшинства" наступает момент внезапного "прозрения", который часто сопровождается чем-то похожим на панику: "Россия, ты одурела!", "Украина на краю гибели!", "США больше не мировой лидер демократии!" и т. д.

То есть у общества был запрос — желание сказать что-то своим элитам, тем, которые с умным видом призывали голосовать за Порошенко, обосновывали и доказывали (пусть вполне правильно). Но у избирателя не было возможности высказать свое мнение, несмотря на всю реальную в Украине свободу слова.

Что же касается недовольства элиты выбором большинства, то это спор имеет как минимум 2,5-тысячелетнюю историю. Отвечая на вопрос, кто является субъектом публичного мнения, древнегреческий философ Протагор утверждал, что таким субъектом должно быть большинство населения. Другой мыслитель — Платон — полагал, что истинно публичным является мнение аристократии. Сегодня в Украине победила "линия Протагора". Современным украинским сторонникам "линии Платона" можно пожелать чуть более внимательно слушать своих соотечественников, учиться убеждать в своей правоте.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество