Общество

ЕвроСофия. Почему "Евровидение" откроют в Софии Киевской? Потому что абсурдно

Но "Евровидению" место на Евромайдане

Фото: news.church.ua, "ДС"

Решение провести церемонию открытия «Евровидения» в стенах Софийского монастыря, принятое на совместном заседании Европейского союза вещания, НТКУ и КГГА, вызвало необычный эффект: у публики, поднаторевшей в словесных баталиях соцсетей, кажется, впервые не нашлось слов. По крайней мере сразу. Зато представитель КГГА поспешил рассказать о том, какое это прекрасное решение. А гендиректор заповедника «София Киевская» пообещала, правда, несколько растерянным тоном,  что не допустит в процессе церемонии ничего, что может повредить памятнику. Правда, по ее собственному признанию, ни сценария, ни технической документации она еще не видела.

Пока что единственное объяснение, которое мы получили от власти, избравшей именно эту площадку, сводилось к анекдотической формуле «потому что можно». Дополненной еще одной — тоже анекдотической — формулой «во-первых, это красиво». Оба анекдота неприличные — ну так это вполне в духе конкурса.

От себя могу добавить во-вторых: это эффектно. И даже эффективно. Сообщение вызвало у публики предсказуемую реакцию — ступор. После которого обязательно потребуется катарсис. Который не наступит без предварительного холивара. С этой точки зрения площадка для проведения церемонии открытия действительно идеальная. Не думаю, что решение провести церемонию на какой угодно другой площадке привлекло бы столько внимания. И главное, какое поле для сетевого творчества! Перечислять более подходящие площадки совершенно бессмысленно — любая площадка в городе и стране была бы более подходящей, чем Софийский заповедник.

Объяснять почему — валять дурака. Поскольку ответы — один очевиднее другого. Потому что на территории находится древняя постройка, пребывающая в довольно хрупком состоянии. Потому что малое и, что важнее, тесное пространство. Потому что подъезды никуда не годятся. Потому что, наконец, снова анекдотическое: «или крест или трусы». И это в данном случае совсем не фигура речи.

Но отделить трусы от крестов у наших организаторов задачи нет. У нее есть задача отделить вип-пространство участников и почетных гостей от масс. Одни будут внутри стен монастыря, другие — на Софийской площади, где установят экраны и колонки. Даром что площадь — тоже охранная (буферная) зона заповедника.

Но все это не снимает главного — обескураживающего — вопроса: почему все-таки София? Даже если хотелось сделать «все красиво» и «в закрытом режиме», все равно нашлось бы множество площадок, более подходящих для попсового песенного конкурса, чем территория древнего православного монастыря. Это решение настолько абсурдно, что в нем наверняка должен быть какой-то смысл.

Первое, что приходит в голову, — аэропорт «Борисполь». Вы, кстати, за кого голосовали — за Мазепу, Сикорского или Малевича? Ах, вы не только голосовали, но и проводили среди френдов агитацию, продвигали своего кандидата, спорили с оппонентами — в общем, содержательно и эмоционально проводили время. Чтобы потом выяснить, что никто даже не собирался ничего переименовывать — была бы охота деньги тратить — и, глядя на ваш энтузиазм, любовно поглаживал в рукаве козырного «профсоюзного» туза.

Ну что, может, еще проведем голосование, соберем подписи под петициями и предложим множество более подходящих для открытия «Евровидения» площадок? Из чистой незамутненной тревоги о заповеднике, который, говорят, вот-вот будет исключен из списка всемирного наследия ЮНЕСКО из-за небрежного отношения со стороны государственной и городской власти к его буферной зоне. Или, скорее, просто из внутренней необходимости противостоять абсурду.

Именно поэтому предложение настолько безумное. Публика, как оказалась, довольно холодна к «Евровидению» и не включается с полоборота в холивар по этому поводу. Ведь это уже не первый сигнал к выбросу нервной энергии. Сначала, как вы, может быть, помните, нам предложили побороться за выбор города, в котором это все будет происходить. Городов-то подходящих, пускай не много, но еще два-три достойных найдется. Не говоря уже о тех городах, для которых это было бы куда полезнее, чем для Киева. Но на этот сигнал публика не отреагировала должным образом. И то сказать, чтобы заставить нас вскинуться, чтобы вырвать из нас крик, нужно что-то посерьезнее малоинтересного (по крайней мере, вне политического контекста) песенного конкурса.

Ну, так вот вам следующий челлендж: попсовый конкурс для европейских домохозяек будут открывать в стенах Софийского монастыря. «Потому что могут».

Да-да, могут. Все могут. Могут отдать церкви один из храмов заповедника для проведения богослужений — без долгих церемоний, обсуждений с экспертами и общественным советом. Могут открыть на территории заповедника Православный университет. А потом — для «духовного равновесия», что ли — превратить это все в площадку для конкурса музыкальной попсы. И думаю, из тех, кто получил свой кусочек заповедного места, никто не пикнет, по крайней мере вслух. Потому что те, кто дал, они и назад заберет. «Потому что могут». И очень стараются убедить всех (себя не в последнюю очередь), что таки да, могут.

В контексте «потомучтомогут» мы получаем еще один любопытный ответ на вопрос, почему София. Потому что не Майдан. Наша послемайданная власть очень настойчиво вытесняет все и всякие массовые собрания с Майдана. Под разными предлогами и любыми соусами.

Софийская площадь стала местом проведения главных елок страны, Европейская — местом мирных собраний. Теперь вот и массовые музыкально-концертные гуляния, которые раньше базировались на Майдане, тоже выселены — с почетом, разумеется — на самую древнюю площадь страны. Даром что попсовый конкурс плохо гармонирует с древностью. По всей видимости, зрелище масс, собравшихся на Майдане, слишком сильно травмирует власть.

Любимый аргумент о «туристической привлекательности» никуда не годится в этом сопоставлении. С точки зрения туристической привлекательности именно Майдан, а не София, едва ли не самая удачная киевская локация для «Евровидения». Успех Украины — а на самом деле Крыма — на прошлом конкурсе немыслим вне контекста Евромайдана. И туристическая привлекательность Майдана — да простят меня любители отечественных древностей — куда выше. Надеюсь, я никого не шокирую, если скажу, что наша София — очень важный памятник только для нас. Из приезжих ею интересуются разве что избранные любители истории. Наша визитка — не София и не древность (с точки зрения европейца, София не такая уж и древность). Наша визитка — Майдан. И это на самом деле очень здорово для национального самосознания, потому что означает, что наша история делается сейчас нашими руками (или хотя бы в нашем присутствии). Для европейцев это несколько забытое чувство. Именно за этим духом живой, а не замершей в камне истории их туристы приезжают сюда.

Но у власти свои травмы. Спустя почти три года после Евромайдана Европа по-прежнему отгорожена от нас визами, а випы от плебса — толстыми стенами монастыря. Так что в решении организаторов и киевской власти о месте и способе проведения открытия «Евровидения» просматривается внезапная честность.