Общество

Геннадий Плис: На основании материалов аудиторских проверок заведено 88 уголовных дел

Первый замглавы КГГА об аудиторских проверках в структурах горадминистрации, проекте индустриального парка на Троещине и подготовке Киева к Евровидению-2017

Фото: Сергей Владыкин/"ДС"

«ДС» Что показали аудиторские проверки коммунальных предприятий и структурных подразделений КГГА за последние два года?

Г.П. За каденцию мэра Виталия Кличко мы провели 148 аудиторских проверок. Запустили мониторинг всех закупок, конкурсной документации тендеров, строительных смет, объемов и стоимости выполненных за бюджетные деньги работ. За последние два года проверены сметы на общую сумму 279 млн грн., при этом было выявлено завышение цен на 23,1 млн грн. Устранив нарушения, мы сэкономили для городского бюджета почти 10% от общей стоимости строительных работ.

Что касается самих конкурсных торгов, однозначно внимание уделяем тем аукционам, на которых было отклонено самое дешевое предложение. Это может быть показателем того, что конкурсная комиссия лоббировала другое, более дорогое предложение. Хотя бывает, что самое дешевое предложение просто не соответствует условиям конкурса, и тогда никаких претензий нет. Таким образом мы выявили нарушения без риска потерь на 3,1 млрд грн., из которых замечания на 2,8 млрд грн. были устранены. Сумма завышений цен с риском потерь составила 54,3 млн грн., из которых исправили на 42,1 млн грн.

«ДС» Что означает «нарушения без риска потерь»?

Г.П. Что в процессе проведения конкурсных торгов было нарушено законодательство, но это не принесло убыток бюджету. Например, если конкурсная комиссия без причин отклонила второе выгодное предложение. В конечном итоге это не повлияло на результаты тендера, но если бы Госфининспекция провела проверку, она наложила бы на предприятие штраф. Также в эту категорию могут попадать нарушения, потери от которых мы не можем доказать. Например, приходит аудитор и видит, что городская структура сдает в аренду помещение на Крещатике за 2 грн. Очевидно, здесь что-то не в порядке. Но чтобы доказать это, нужно провести экспертную оценку помещения, а на это у города нет денег. Утверждать риск потери денег без документальных доказательств аудиторы не могут, потому что в случае судебных разбирательств, с большой вероятностью, останутся крайними.

Вообще наше тендерное законодательство все еще создает комфортные условия для завышения цен.  Например, машина в магазине стоит 1 млн грн., а на тендер пришли предложения купить ее за 2,3 или 5 млн грн. Побеждает тот, кто предложил 2 млн грн. Все законно, ведь это самое выгодное предложение на торгах, хотя покупка была сделана по завышенной вдвое цене. Чтобы исключить такие схемы, мы ввели распоряжением внутреннее правило для всех городских структур и предприятий  — обосновывать максимально возможную цену закупки. Так что если на тендер подаются только предложения с завышенными ценами, его отменяют.

«ДС» Но больше всего нарушений наверняка происходит уже после тендеров?

Г.П. Чтобы выявить их, мы проводим так называемые текущие и последующие проверки. Текущие охватывают закупки после окончания тендера, но до подписания акта выполненных работ и оплаты. Из проверенных за два года актов выполненных работ на сумму 474,8 млн грн. мы выявили и предупредили завышения на 54,6 млн грн. Далее — последующий контроль. Его ревизоры проводят уже после того, как акты подписаны, а деньги проплачены. И здесь нарушения особенно часты. 

Проведенные 148 аудитов показали финансовые нарушения на сумму 948 млн грн., при этом выявленные бюджетные потери составили 446 млн грн. Городу было возмещено 32 млн грн.

«ДС» Почему так мало?

Г.П. Согласен, это немного. Но, учитывая, как работает наша судебная система, вернуть что-то на этой стадии весьма сложно. Для этого необходимо найти виновного, а расследования уголовных дел по результатам наших проверок проходят не так-то быстро. Одна из причин — необходимость проведения судебной экспертизы. Служба, которая ее осуществляет, сейчас перегружена нашими же делами. Поэтому стоит больше внимания уделять предварительному и текущему контролю. На этих стадиях еще можно предупредить любые потери. Именно сюда стоит  направлять больше человеческого ресурса, ведь в департаменте аудита работают всего 35 сотрудников, а подконтрольных организаций и предприятий — 1800. К тому же наказывать виновных в нарушениях и заставлять их возмещать нанесенный городу ущерб —это работа правоохранительных органов.

«ДС» Как продвигается расследование уголовных дел по фактам нарушений, выявленных аудиторами КГГА?

Г.П. Мы передали в прокуратуру материалы по 90 аудиторским проверкам, на их основании заведено 88 уголовных дел. По 17 из них оглашено подозрение, еще четверо подозреваемых находятся в розыске, а шесть дел передано в суд. Одно из них — против управления строительства, архитектуры и землепользования Святошинской РГА. При строительстве детского сада за 7 млн грн. чиновники умудрились разбазарить 97% средств. Также в суде находится дело по завышению цен на строительство коммунальным предприятием «Позняки-Инвест» на 18 млн грн. Выдвинуто подозрение в нарушениях КП «Киевский метрополитен», где в 2013–2014 гг. допустили финансовые нарушения на 26,4 млн грн. Бюджетные потери в этом КП связаны с нарушениями при закупках и приеме выполненных работ. В розыске находится обвиняемый в краже земснаряда в КП «Хозкомобслуживание».

«ДС» Год назад мэр Киева Виталий Кличко заявлял, что в КП «Киевпастранс» нашли нарушения на 3 млрд грн. Как обстоят дела с расследованием этих фактов?

Г.П. Такую сумму нарушений в «Киевпастрансе» насчитал новый менеджмент предприятия, назначенный мэром. После этого мы провели аудиторскую проверку. В результате документально подтверждено, что за последние десять лет (за период руководства КП Николаем Ламбуцким. — «ДС») там украли 88 млн грн. Но наша информация отличается потому, что каждая цифра подкреплена документами. Все материалы мы передали в прокуратуру. То, что там украли гораздо больше, у меня сомнений нет. Но времени и людей, чтобы подтвердить это документально, тоже нет.

«ДС» Каким образом город борется с недобросовестными поставщиками товаров и услуг, которые время от времени выигрывают тендеры, но выполняют работы некачественно?

Г.П. Если мы выявляем, что в результате сотрудничества с какой-то компанией городу был нанесен ущерб, то вносим ее в черный список и рекомендуем всем структурам больше не сотрудничать с ней. Но для этого нужны доказательства, документы, которые подтверждают полученный ущерб. 


«ДС» Тогда почему «Киевзеленстрой» после скандала с закупкой каштанов Бриоти продолжает работать с компанией — фигурантом этого дела?

Г.П. Мы делали замечание предприятию по этому поводу. Но департамент аудита КГГА не имеет права вмешиваться в деятельность предприятия. Есть возможность только написать замечание и обратить внимание на нарушение. Если мы точно знаем, что нам грозят бюджетные потери, то пишем вышестоящему департаменту, информируем мэра и добиваемся реакции. Если ситуация не настолько критическая, то просто учитываем этот факт при составлении следующего плана аудиторских проверок и вносим в него рисковое КП.

«ДС» Почему КГГА не разрывает договоры с инвесторами, которые содержат подземные переходы, хотя они явно не справляются со своей функцией?

Г.П. В инвестиционном договоре сказано, что за пять лет инвесторы должны вложить в 238 переходов Киева всего 52 млн грн. Это очень мало. Но формально они выполняют условия договора с городом, так что у нас нет причин его разрывать. В прошлом году мы добились утверждения выгодных нам дополнений к договору. Например, изменили пункт, по которому уборка мусора считалась инвестицией, а не расходами на содержание перехода. Теперь мы хотим подписать дополнительное соглашение к договору, которое обяжет городские структуры проверять реальную стоимость инвестиций, вложенных в городское имущество. Сейчас инвестор может отремонтировать переход и просто прислать нам бумагу с взятой с потолка суммой. Но мы добиваемся, чтобы сотрудники КГГА имели возможность проверять акты выполненных работ. Плюс мы хотим, чтобы были компенсированы те суммы, на которые ранее были завышены выполненные работы. Если инвесторы откажутся, мы будем разрывать с ними договор, несмотря на судебные риски.

«ДС» Что город намерен делать по окончании действия договора с инвесторами подземных переходов?

Г.П. Договор был подписан в 2012 году на пять лет. Скоро он заканчивается, и мы собираемся проводить новый конкурс с нормальными, выгодными для Киева условиями. Рассматривается и вариант, что город будет сам содержать переходы. Но я думаю, это неправильно. Нам нужно налаживать партнерство с бизнесом, а не возвращаться в СССР, когда муниципалитет содержал абсолютно все. Тем более никаких кулуарных договоров больше не будет. Мы будем заключать их только публично.

«ДС» Будет ли Киев бороться за право проведения «Евровидения» в 2017 году?

Г.П. Безусловно. Я считаю, что Киев подготовлен к этому больше, чем любой другой город. Например, у нас наибольшее количество мест в гостиницах. Если комитет Евровидения установит минимальный критерий 12 тыс. мест, то в Украине ему будет соответствовать только столица. К тому же я считаю Киев очень привлекательным для туристов. Приехав сюда однажды, они снова вернутся. Мы даже готовы участвовать непосредственно в подготовке к проведению конкурса, хотя предыдущая практика показывает, что такие события финансируются в основном из госбюджета.

«ДС» В Киевраде зарегистрирован проект решения о внедрении государственно-частного партнерства в Киеве. Чем оно будет отличаться от обычного привлечения инвесторов через конкурсы?

Г.П. Государственно-частное партнерство предполагает постоянное и «долгоиграющее» сотрудничество города с частной компанией. Например, мы хотим реализовать проект индустриального парка на Троещине. Его площадь может быть от 60 до 240 га. Город предоставит землю и, возможно, построит часть необходимой инфраструктуры. Остальное, включая управление будущим индустриальным парком и его развитие, возьмет на себя инвестор. Сейчас мы закладываем индустриальный парк в проекты Детального плана территории  и генерального плана города. После утверждения этих документов можно будет браться за реализацию проекта.