Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Как складывалась судьба тех, кто пел для оккупантов
Среда, 4 Июня 2014, 10:53
Многие осудили украинских артистов, выступивших на RU.TV, назвав это "пиром во время чумы". Как показывает история, такое не прощается

На днях украинские эстрадные исполнители Ани Лорак, Анна Седокова и коллектив "ВИА Гра" получили награды в рамках IV Русской музыкальной премии канала RU.TV. Победителей выбирали зрители телеканала RU.TV. Группа ВИА Гра с песней "Перемирие" победила в номинации "За лучший старт", победа в номинации "Самое сексуальное видео" досталась Анне Седоковой за видео "Между нами кайф", а в номинации "Лучшее концертное шоу" зрителям больше всего понравилось шоу "Каролина" певицы Ани Лорак. Ани Лорак также отличилась в номинации "Лучший дуэт" с Григорием Лепсом за песню "Зеркала".

Награждение совпало с драматическими событиями на Востоке Украины, поэтому многие соотечественники осудили артистов за этот "пир во время чумы" и сотрудничество с государством, которое поставило под угрозу территориальную целостность Украины. Опасная ситуация, если учесть исторические примеры развития творческих биографий артистов, сотрудничавших с оккупантами.


Непростая судьба ждала уроженца села Исаево под Одессой, певца Петра Лещенко, исполнителя некогда очень популярного шлягера "Чубчик", танго "Черные глаза" и фокстрота "У самовара". Во время второй мировой войны Лещенко он принял приглашение оккупационных войск дать концерты в оккупированной Одессе. Тогда, "Комсомольская правда" назвала его фашистским пропагандистом, предателем Родины и своего народа. Концерты состоялись в июне 1942 года и стали триумфальными. Затем газета "Голос Крыма", которая была "рупором" немецкой пропаганды, сообщила о появлении Петра Лещенко в Крыму, она не раз упоминала выступления певца по радио на румынском и русском языках и анонсировала концерт в Симферополе (который, впрочем, не состоялся по политическим причинам). После того, как 31 октября передовые части 4-го Украинского фронта вошли на Перекопский перешеек, Лещенко уехал в Бухарест. Советские войска дошли и туда, и спустя несколько лет певец обратился к Сталину с ходатайством о советском гражданстве. Вскоре был арестован - после допросов НКВД Лещенко умер в тюремной больнице Бухареста в 1954 году. Что примечательно, вина Лещенко не доказана. Несмотря на статью в "Комсомолке", приписавшую певцу и поэту высказывания в пользу фашистов, историки говорят, что Петр Лещенко не имел отношения к нацистской пропаганде и на все предложения сотрудничать с нацистами он отвечал отказом. Однако сам факт того, что Лещенко давал концерты на оккупированной территории, в Союзе сочли предательством.


Европейские примеры обращения с коллаборационистами куда лояльнее. Чего стоит только история национального достояния Франции Эдит Пиаф. Ее подозревали в сочувствии нацистскому режиму, но однозначно сказать нельзя: как и многие другие музыканты того времени, Эдит Пиаф была сосредоточена на своей карьере и в политику не вникала. К началу Второй Мировой Войны карьера Пиаф в Париже была в расцвете. Когда нацисты приблизились, Пиаф покинула Париж и отправилась в Тулузу, но сразу после подписания перемирия, в ходе которого Франция была оккупирована и аннексирована, Пиаф вернулась в Париж. Она прошла регистрацию в отделе немецкой пропаганды и разрешила цензуру своих песен. По окончании войны певицу обвинили в сношении с нацистами, оценивая ее поездки в Германию, как акт повиновения, а гастроли - как способ карьерного роста. Есть даже свидетельства, что Эдит Пиаф в военное время взяла в аренду верхний этаж борделя и за ночные выступление получала суммы, равные годовому заработку служащего. От народного гнева ее спас незаурядный талант и доказанные факты сотрудничества с Сопротивлением. Так, в войну она оплатила переезд еврейского музыканта Мишеля Эмера в неоккупированную часть страны, помогла еврейскому пианисту Норберту Гланцбергу, позднее примкнувшему к Сопротивлению, а на концертах в лагерях Германии под видом автографов раздавала пленным французам поддельные документы, что помогло им избежать смерти. Наверное, это и обеспечило ей прощение Франции. Впрочем, спустя годы некоторые солдаты, прошедшие войну, продолжали плевать ей в след.


Коллега Пиаф Морис Шевалье имел постоянный и высокооплачиваемый ангажемент оккупационного "Радио Пари". Во время Первой мировой войны Шевалье был ранен и провел в немецком плену два года. После первоначального отказа сотрудничать с нацистами, Шевалье все же согласился и снискал славу, выступая в Германии. После освобождения Франции Морис был арестован, и, несмотря на оправдательный приговор, продолжал всю жизнь чувствовать враждебность французов по отношению к себе. Хотя в действительности история Мориса Шевалье гораздо сложнее, утверждает holocaustmusic.ort.org. Он долго отказывался сотрудничать с немцами в сентябре 1941 года, когда Шевалье ненадолго вернулся в Париж после гастролей по маленьким городкам Франции, он заявлял: "Я против войны и, как и многие думаю, что должно взаимопонимание между разными людьми должно быть лучше". Но газета Le Petit Parisien опубликовала статью под заголовком "Морис Шевалье проповедует сотрудничество между французами и немцами". Хотя это была акция немецкой пропаганды, репутация Шевалье пострадала. Этим воспользовались нацисты, чтобы надавить на певца и заставить его выступать в Германии. Он согласился выступить только в том лагере в Германии, где когда-то он сам был заключенным, поставив условие - в обмен на этот концерт 10 военнопленных получат свободу. Но спустя несколько дней некая лондонская газета описала его поездку со множеством ложных фактов - что в Германии Шевалье выступал везде, кроме лагерей, - и объявила его пособником нацистов. Он и потом много раз отказывался от выступлений, один из руководителей Сопротивления даже послал сообщение в Лондон, в котором говорилось, что "Морис Шевалье доказал свою лояльность и докажет еще больше". Но ущерб репутации Шевалье уже был нанесен, Франция его не простила.

Впрочем, были и другие примеры сотрудничества французской интеллектуальной и художественной элиты с нацистами, которые охотно содействовали творчеству. За годы оккупации французская киноиндустрия выпустила 240 полнометражных и 400 документальных фильмов. В роли сценаристов выступали такие знаменитости, как Деснос, Превер, Ануй и др., начинали свою карьеру актеры Жан Марэ, Даниэль Даррье, Жерар Филипп. В пьесе "Тристан и Изольда", поставленной в 1943 году, Жан Марэ напоминал идеализированного эсесовца, а немецкий скульптор Брекер, входивший в окружение Гитлера, изготовил бюст актера. В июле 1940 года. Лифарь был персональным гидом Геббельса в парижской опере, а в 1941, когда немцы захватили родной город Лифаря, Киев, он дал приветственную телеграмму Гитлеру. Знаменитая Коко Шанель вообще вступила в прямое сотрудничество с гестапо и в 1945-м она была арестована за пособничество врагу, но через несколько часов ее отпустили по протекции анонимных высоких покровителей. Впрочем, в дальнейшем ей пришлось оплатить молчание ряда нежелательных свидетелей. Известный композитор Артюр Онеггер ездил из Парижа в Германию для пропаганды франко-немецкого "единства". Этим людям долго вспоминали их "нацисткое" прошлое, хотя часто они сотрудничали с режимом лишь в первые месяцы.

Loading...