Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Как амбиции и конъюнктура заставили "могилянцев" поделиться брендом с Москвой
Воскресенье, 9 Апреля 2017, 18:00
Почему православная элита Гетманщины сделала ставку на имперский проект "Россия"

Полтавская битва, 27 июня (8 июля) 1709 года

Привет, боец исторического фронта! В прошлых статьях мы уже говорили о территориальных «подарках» русских царей и генсеков Украине. Тему эту мы еще не всю закрыли, но имеет смысл отвлечься и спросить: а что подарили мы им - нашим российским доброжелателям - в ответ. Кроме черной неблагодарности, конечно?

Думаю, самым простым будет сказать, что в ответ мы их назвали. И я даже знаю, каким словом. Нет, соратник, не той речевкой харьковского «Металлиста», нет. Мы просто назвали ту страну, которая и претендует на то, что она нам все подарила. А ведь мы щедро, дважды, по сути, поделились с Россией названием. С середины XIII в. в тех краях стали относить к себе слово «Русь», ранее относившееся только к Киеву, Чернигову и Переяславу. В 1547 г. Иван Грозный будет помазан на «Русское царство». А потом уже греческую версию этого названия - «Россия» - тоже перетащат в Московию и сделают из «Русского царства» «Российскую империю».

Последний тезис намекает на то, что Киев тоже был в свое время Россией. Таки да, товарищи! Но, когда нынешняя Россия таковой еще не была.
И не в том смысле, что Киев в то время входил в состав Российского (Московского) государства. В этом же смысле и Варшава сто лет была «Россией», как мы уже писали раньше. Просто в общей неразберихе, что и когда было «Россией» (даже не Русью), был просто эксклюзивный период: вторая половина XVII - начало XVIII вв. Его для нас запутали, к сожалению, не злые имперские идеологи (они, правда, потом этим воспользуются), а наши земляки, - тогдашние выпускники Киево-Могилянского коллегиума. Эти «образованные ребята» делали карьеру и подгоняли тогдашние государства и мировую геополитику «под себя».

Киево-Могилянской коллегиум, впоследствии академия - уникальное учебное заведение для православных Восточной Европы. Действовало с 1615-го до 1817-го года. Закрыто российскими властями

Берем основные исторические вводные:

- «Россия» - греческое название Руси, поэтому употреблялась в Византии (Восточной Римской империи) с IX в. («Народ рос») и Х в. («Росия»). В Западной Европе это было по латыни - «Русия» (Rusia, Russia) или «Рутения» (Ruthenia). Затем, конечно, на греческом языке это слово могли употреблять во всем, что могло иметь отношение к любым формам и воплощениям Руси на протяжении веков. В различных конкретных исторических обстоятельствах.

- Официальное название Великого Московского княжества с 1547 г. было «Русское царство», а с 1721 г. - «Российская империя»

Что заставило изменить название огромного государства? И была в этом какая-то роль украинсцев-русинов? А вот дальше такая история.

В Украине люди, которые знали греческий язык, обычно были священниками, в XVII в. их элиту готовил Киево-Могилянской коллегиум. Там люди знали языки и свободно ими пользовались. Но даже до появления Могилянки, еще в 1610 г. украинский церковный автор Мелетий Смотрицкий, абсолютно естественно применяет по отношению к Украине термины «народ российский» и «Российская земля». При киевском митрополите Петре Могиле (1632-1647) это было чем-то вообще обычным: «Русь» = «Россия». Только касалось это исключительно епархии самого Петра Могилы, то есть Киевской и, как мы знаем, тогда еще никакого канонического отношения к Москве не имевшей. Нынешняя Россия (тогдашнее Московское государство) в «ту Россию» не входила. Слово изредка употреблялось в XVI в., но его еще «не замечали».

В начале 1670-х гг. угроза Киеву со стороны турок-мусульман и поляков-католиков растет. Центр православной жизни и идеологии, Киево-Печерский монастырь, который ранее готов был скорее выйти «вперед ногами», чем присягнуть московскому царю, понимает, что жизнь изменилась. И надо налаживать отношения с московской монархией.

В тяжелые годы Руины в 1674 г. киевская Лавра выдает «Синопсис киевский или короткое собрание с разных летописцев о начале славенского народа и первоначальных князей богоспасаемого града Киева, о житии благоверного великого князя киевского и всея России первейшего самодержца Владимира». Автор произведения неизвестен, но он - велик. Это станет первым учебником руськой истории, выдержавший 19 изданий до начала XIX в., до появления творчества Карамзина и гимназического образования. Просто бестселлер. На протяжении более 100 лет продукт Киево-Печерского монастыря был тем образцом истории восточных славян, который удовлетворял тогдашнюю образованную публику царства, а затем империи. Именно от «Синопсиса» пошла традиционная для России/СССР «Обычная схема» русской истории», с которой потом начнет научную борьбу Грушевский.

"Синопсис"

Киевские авторы сделали один реверанс. Ранее они, зная греческий язык, в «Росии» (или, как они начинали писать: «Россiя») причисляли только земли Киевской митрополии Константинопольского патриархата, совершенно забывая Московский патриархат, Московскую митрополию и единоверных братьев за восточной границей. Тогдашняя аутентичная «Росия» (середина XVII в.) - это украинские земли Речи Посполитой и Гетманщина. Не Московия. А теперь выживания города Киева очень сильно начинало зависеть от событий в Москве и симпатий царей. Поэтому восточные соседи получили из Киева новый учебник истории, где московиты впервые оказались причислены к тому же народу, что и киевские русины. Раньше этого не случалось. 

Для русинов в Москве были переводчики, и их даже перекрещивали наново в православные, сомневаясь в их  «духовной близости»

Понятие «славеноросийского народа», ранее свойственного только «русинам», теперь предусматривало значительную близость русинов и московитов. В смысле «общей истории». В «Синопсисе» намекалось, что, несмотря на пребывание столицы православного царства в Москве, исторический и духовный центр славеноросийского народа находится в Киеве. На что желательно московским монархам обратить особое внимание, то есть в смысле моральной и иной поддержки. Киевский автор обращает внимание на новый смысл истории восточных славян: «монархию», «государство, а не «народ». Поэтому монархия Романовых получала неплохую историческую и идеологическую поддержку от имени украинского православия, особенно с учетом того, что Рюриковичи с Романовыми связаны были слабовато. Конечно, «с лету» автор не мог во всех смыслах записать и русинов, и московитов в «славеноросийский народ». У «народа», например, было две армии: «силы царского величества» и «войска запорожские». Потом, правда, за восточной границей «Синопсис» будут вычищать от украинизмов и полонизмов, поскольку его украинизированный вариант «церковнославянского языка» плохо понимался в Москве. Это говорит о том, что «церковнославянский», конечно, был «общепонятный», но не всегда «общий» и не всегда «понятный». (Это по «древнерусской народности»).

Этот человек "назвал" Россию. Феофан Прокопович (1681 -1736)

Когда к власти пришел Петр I, птенцы «могилянского гнезда» стаями полетели в новые столицы. Они были замечательными посредниками между слишком чужими западными «специалистами» и чрезмерно консервативным московским православием. Феофан Прокопович стал одним из идеологов государства Петра. Стефан Яворский будет местоблюстителем (и. о.) патриарха и церковным, лояльным к царю, вождем Церкви при создании Синода, Дмитрий Туптало-Ростовский возьмет на себя миссионерство и распространение православия на сибирские окраины. Еще десятки «могилянцев» возглавят епархии и другие направления. Например, идеологические. Царь Петр, кстати, был весьма религиозен и был податливым к воздействию из той среды. Заметим, что к середине XVIII в. большинство солидных должностей в Русской православной церкви будут занимать украинцы.

До Полтавы 1709 г. и для киевлян на московской службе не было конфликта между «Украиной» и «Россией». Например, Феофан Прокопович написал трагикомедию «Владимир» (1705), где изобразил добродетели гетмана Мазепы. Там упоминается слово «Россия», которое касается Киевской митрополии (без Москвы). После Полтавы и поражения Мазепы (1709) в творчестве Прокоповича исчезает Киев. Для него «Россией» становится только московская монархия, которой он и поможет (как увидим ниже) найти новое название. Слово «Россия» перестает касаться Украины и переносится вполне в новый имперский проект Петра. Конъюнктура изменилась.

Заметим, что само слово «Россия» (мы теперь знаем его корни) не было вообще хоть сколько конфликтным для казацкой элиты украинской Гетманщины. Они, наши гетманы и их канцелярии, думали, что это - о них. Поэтому хоть «Россия», хоть «Малая Россия» (название более привычное НЕ церковникам, а людям политическим),  не вызывали у них никаких возражений.

Поэтому запомним себе:

Название «Россия» - продукт Киево-Могилянской коллегии, который был просто привнесен ее выпускниками в представление верхушки Московского государства, и понравился царю Петру I

Похоже, что слово было красивое, импортное, практически западное (греческое), образованное, и одним покушением перекрывало все прошлое Московии, Новгорода, Украины и даже новоприобретенных Петром прибалтийских провинций (то теперь была «Россия» времен Александра Невского). Новый статус государства (империи) требовал, возможно, и более «продвинутого» названия. Ну, не Московия же? И даже не Русь. Россия.

22 октября 1721 г. на фоне подписания Ништадского мира и победы над Швецией возникнет Российская империя. Инициатором формулировок «всероссийский император», «Российская империя», «отец отечества» был, судя по мысли современных (и прежде всего российских) историков, «могилянец» Феофан Прокопович. При акте «величания» и провозглашения даже оглашал акт киевлянин Яновский. Текст, правда, писал русский Шафиров. Но, похоже, он был просто посредником между Прокоповичем и Яновским.
Так что тебе судить, читатель, хорошо ли мы отблагодарили за царские подарки?

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество

 

 

 

Loading...