Общество

Как выйти из экосистемы террора

То, что ИГИЛ до сих пор жива, здравствует и даже местами имеет успех - прямое следствие того, что она интегрирована в глобальный мир и по-своему выгодна

Фото: obzor.press

Хакеры из группы Anonymous обвинили сервис CloudFlare, базирующийся в Силиконовой долине, в том, что обеспечивает защиту более 40 веб-сайтов, принадлежащих террористами и помогает «Исламскому государству» в укреплении и улучшении его онлайн-безопасности. Компанию ранее обвиняли в таких же услугах для Аль-Каиды, но руководитель компании тогда ответил в том смысле, что он никого не "покрывает" - он отстаивает принцип свободы слова.

Что ж, если хочешь увильнуть от скользкой темы - апеллируй к свободам. Это рецепт не сегодня придуман. Например, работорговцы в США считали, что занимаются "честной коммерцией". И под определенным углом зрения это была правда. Нынешние помощники ИГИЛ в "цивилизованной" части света, тоже считают, что занимаются "чистой коммерцией".

То, что ИГИЛ до сих пор жива, здравствует и даже местами имеет успех - прямое следствие того, что она интегрирована в глобальный мир и по-своему выгодна. Собственно, торговля смертью всегда была очень прибыльным делом - идет ли речь о торговле оружием, о нефтяной контрабанде или контроле за плантациями опийного мака. Единственное, что можно сказать в упрек Анонимусам - что они приподняли покров тайны над компанией, обеспечивающей кибербезопасность ИГИЛ, а не над компаниями, обеспечивающие ИГИЛ доход от продажи нефти. Но такова их специфика.

Впрочем, террористы интегрированы не только на глобальном уровне - они глубоко проникли в самые разные сегменты "цивилизованноего" рынка. Оказалось, они способны сделать множество "неэкстремальных" предложений. Совсем не обязательно "дом покинуть и идти воевать". Есть те, кто поддерживает их информационные ресурсы - IT-специалисты. Есть те, кто делает для них рекламные материалы - и можно не сомневаться, что этот "кто-то" сидит в удобном офисе в Европе или США, а не разделяет тяготы джихадистской жизни в аравийских пустынях. То есть и на уровне глобального рынка, и на уровне конкретных "фрилансеров" ИГИЛ, как и Аль-Каида способны сделать интересное предложение высококлассным специалистам из "золотого миллиарда". И, что еще важнее, эти конкретные представители не смогут отказать.

Почему они это делают? Их мотивы вполне объяснимы, и они далеко не всегда финансовые. Делать, например, рекламные ролики для ИГИЛ - это интересно. Это вам не зубную пасту продвигать на рынке, который вдоль и поперек поделен и зажат законами, правилами и конвенциями. Здесь ты продвигаешь на рынок идеи, мировоззрение, образ жизни, саму жизнь и смерть. Здесь ты, наконец, достигаешь идеала, сформулированного легендарным Стивом Джоббсом: ты хочешь всю жизнь продавать газированную воду или хочешь изменить мир? Стив Джоббс, конечно, совсем не то имел в виду. Но суть сохраняется: меняешь мир, получаешь при этом хорошие деньги, и однажды втянувшись, трудно бросить.

О том, что ИГИЛ, напав на Париж и подступив к границам Европы, сломал некую специфическую конвенцию и был переведен из условной категории "грипп" в условную категорию "чума", говорит уничтожение нефтяных караванов

Умение видеть "честную коммерцию" или "чистое искусство" или еще какой-нибудь "чистый" жанр, работая на террор - вполне человеческая черта. И не нам, наследникам общества, в котором соседи стучали друг на друга и одним росчерком пера отправляли своих ближайших на расстрел из "самых чистых побуждений", судить "капиталистических акул", готовых на все ради денег. Все, что мы можем сделать - это признать, что террористическая война, которую мусульманские радикалы ведут против условного "Запада", не в последнюю очередь является частью гуманитарной проблемы Запада. Проблемы, которая не исчерпывается традиционным представлением об "аморальности" или, тем более "секуляризации". Здесь недостижимый баланс "безопасность версус свобода" дополняется оппозицией "мораль версус деньги". Причем "деньги" сопутствуют "свободе" (что и делает подмену понятий такой легкой). А "мораль" - "безопасности", что и тут чревато подменой понятий, которая иногда доходит до того, что наименее свободные общества провозглашаются "самыми моральными".

Но если проблема - гуманитарного толка, то возможно и "гуманитарное" лечение. Гуманитарные методы довольно романтичны, но в некоторых случаях они неплохо себя показали. Во всяком случае, на "длинных дистанциях" и в шоковых ситуациях. Если не работает "механизм вины" - как он не работал у немцев эпохи нацизма или советских авторов доносов - то может быть запущен "механизм стыда". На который, в частности, работают киберактивисты, раскрывающие респектабельных союзников исламских головорезов, вынужденных в результате отмывать свою репутацию. После парижского теракта и шока, который пережила Старая Европа - уличение в сотрудничестве с ИГИЛ уже может сделать человека и целую компанию "нерукопожатной" или даже "неблагонадежной".

Собственно, о том, что ИГИЛ, напав на Париж и подступив к границам Европы, сломал некую специфическую конвенцию и был переведен из условной категории "грипп" в условную категорию "чума", говорит уничтожение нефтяных караванов. Которые, безусловно, существовали и до парижской трагедии. Но почему-то только теперь их "заметили" и решили нанести действительно существенный удар по самому "святому" - экономическим основам. Можно сказать, что это свидетельствует об окончании некоего неписанного пакта между "симбионтами" на Востоке и Западе и переходе к новой стадии войны. И самое время заставить пересмотреть свои личные "пактики" и тех, кто "делает дела" с террористами на своем, частном уровне.