Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Как жить без YouTube? Сможет ли шантаж IT-гигантов испугать Европарламент

Среда, 24 Октября 2018, 17:50
Крупные IT-компании, предоставляющие доступ к контенту, вступили в борьбу с новой директивой ЕC об авторском праве
Как жить без YouTube? Сможет ли шантаж IT-гигантов испугать Европарламент

Директива изначально имела очевидные слабости, из-за чего она была поначалу отклонена большинством депутатов Европарламента, и понадобились дополнительные усилия крупных игроков - держателей авторских прав, чтобы Европарламент еще раз вернулся к директиве и таки поддержал ее, несмотря на отчаянное сопротивление GAFA (Google, Apple, Facebook, Amazon). Борьба, впрочем, на этом не заканчивается - необходимо, чтобы новые правила были поддержаны Еврокомиссией и утверждены окончательно голосованием в Европарламенте. И пока "старые" контент-элиты празднуют победу в одной битве, "новые" контент-элиты присматриваются, как бы им выиграть войну в целом.

Именно в этом контексте следует рассматривать заявление гендиректора компании YouTube Сьюзен Воджицки о том, что после принятия директивы миллионы пользователей платформы больше не смогут загружать видео из страха нарушить чьи-то авторские права.

Весь сыр-бор вокруг всего двух статей директивы - статьи 11, которая обязывает онлайн-платформы платить за использование стороннего контента (в частности, платить СМИ за использование статей и других материалов - под прицелом главным образом новостные агрегаторы образца Google News), и статьи 13, которая обязывает платформы контролировать пользовательский контент, в частности, внедрять алгоритмы, отслеживающие использование объектов авторского права.

Интернет-платформы решили сделать упор на статью 13 - и это стратегически верно. Хотя бы потому, что это давно отработанный путь, пройденный многими технологиями, которые делали копирование контента и обмен контентом, доступным для масс. Этот путь прошли производители видеомагнитофонов, например, когда представители телекомпаний пытались перевести на них ответственность за несанкционированное копирование телепрограмм. Через это прошли фирмы - изготовители оборудования для копирования лазерных дисков. Через это проходили интернет-провайдеры, которых обязывали следить за тем, что именно хранится на их серверах. Теперь пришла очередь крупных интернет-компаний - их, как когда-то провайдеров, пытаются сделать ответственными за то, что их клиенты постят на своих аккаунтах и чем они обмениваются между собой.

Мы в очередной раз сталкиваемся с кризисом несоответствия действующей концепции авторского права новым технологическим возможностям и реалиям информационного рынка. Это, повторюсь, не первая ласточка. Но именно этот акт драмы имеет оригинальные черты - позиции держателей авторских прав впервые сильно пошатнулись. И потому, что использование контента стало по-настоящему массовым, децентрализованным и отчасти хаотическим, и потому, что держатели технологий - впервые - по мощностям и капиталам не просто сравнимы, но, пожалуй, даже превосходят своих оппонентов.

Каждому отдельному провайдеру было не под силу тягаться, например, с Американской ассоциацией звукозаписи (RIAA), которая несла убытки от обмена музыкой. На стороне ассоциации оказывались деньги, юристы и лоббистские мощности, а на стороне "пиратствующих масс" - прогрессивные технологии и изобретательность, которые, в конце концов, сделали бессмысленным преследование провайдеров. Правда, на это понадобилось довольно много времени. В то время как у GAFA есть собственные - не меньшие - лоббистские мощности, чем были у RIAA, да и юристы не менее зубастые.

Что же касается симпатий масс - тут и говорить не о чем. Руководство YouTube нанесло хорошо рассчитанный удар: можно только представить себе, какой горячий отклик эта новость найдет в сердцах миллионов - и тех, которые загружают, и тех, которые смотрят. Такая поддержка масс даже не снилась "традиционным" держателям прав - даже когда они привлекали к борьбе любимых публикой исполнителей, актеров и писателей, которых представляли "жертвами пиратства". В этом, конечно, был резон - авторы получают небольшой процент с продаж своих работ. Но слишком хорошо известно, что это капля в море по сравнению с тем, какие прибыли получали держатели авторских прав - а это совсем не авторы, как вы понимаете, а паблишеры. "Капиталистическая" модель авторских прав предполагает отчуждение прав от автора в пользу паблишера, который обеспечивает публичный доступ к произведению. Нынешняя концепция авторских прав защищает, таким образом, интересы посредников, а не авторов и не пользователей. И нет ничего удивительно в том, что новая технологическая культура - выросшая как раз на принципиальном отказе от посредничества - атакует подобную модель.

Однако не стоит обманывать себя: интернет-гиганты вовсе не благородные робин-гуды, которые хотели бы воздать каждому по заслугам - и авторам, и пользователям контента. Скорее они присматриваются, как бы завладеть тем, чем до сих пор владели старые контент-элиты. Атаки происходят одна за другой с переменным успехом. Такой попыткой был проект Google Books - идея оцифровать все, что когда-либо издавалось на бумаге. Которая отчасти разбилась о действующую концепцию авторского права. Таким стал Netflix - успешной попыткой взломать монополию Голливуда в области продажи кино. С целью обойти и в конечном итоге обставить "традиционных" производителей разные интернет-гиганты сами вкладываются в создание контента - в условиях нынешних правил на рынке авторских прав это оказывается очень выгодно, а в перспективе это, вероятно, приведет к коренным изменениям самих этих правил.

Но пока интернет-гиганты стараются сосредоточить внимание публики на статье 13, обвиняя ее одновременно в нарушении правил интернет-торговли и попытке ввести цензуру. Потому что со статьей 11 все не так однозначно. Платить автору на самом деле не хочет никто - в этом новые контент-элиты ничем не отличаются от старых.

Время от времени мы становимся свидетелями скандалов и скандальчиков, в которых как раз интернет-платформы выходят сухими из воды: то какой-то фотограф разместил в соцсетях удачный снимок, а его перепечатали СМИ и не заплатили (а иногда даже не указали авторства), то соцсеть подхватила удачную фразу, ставшую мемом, но у которой, как оказалось, был конкретный автор и, что хуже, конкретный паблишер. А уж что говорить о тех ситуациях, когда статьи и сюжеты из традиционных СМИ "растаскиваются на цитаты", выпадают в строчках поисковиков, попадают в новостные агрегаторы - и это все якобы в их интересах и интересах реципиента, интернет-платформы только позволяют им встретиться, найти друг друга. Но и снимают при этом финансовые сливки - как и надлежит посредникам в той самой "старой" модели авторского права, которую они якобы атакуют.

Соцсети построены на принципе "безвозмездной дележки", свободы обмена информацией и т. д. И это одновременно прекрасно и умно. Прекрасно, потому что свободный обмен соответствует природе информации, а свободный обмен информацией - природе человека и общества. И умно - ведь не каждый догадался, как сделать деньги на этой базовой человеческой потребности.

В соцсетях производители контента, как правило, не получают вообще ничего. При этом хозяева платформ обмена контентом наживают состояния на показе рекламы и торговле личными данными. Но если в отношении частных пользователей это что-то вроде конвенции - они дают контент и получают за это толику популярности и дофамина за каждый лайк, то в отношении создателей (и паблишеров) профессионального контента - статей и фото, телепередач и кинолент, книг и лекций - это не очень справедливо. Для хозяев платформ это чистая прибыль, поскольку за производство этого профессионального контента они не платили ни копейки, а от демонстрации (прокрутки рекламы) они свою денежку получают.

Именно эту несправедливость и пытается исправить новая регуляторная норма Европарламента: если контент является "профессиональным", то есть защищен копирайтом, за его использование надо платить держателю прав. С точки зрения действующей концепции авторского права это железобетонное правило.

Которое не может быть просто разрушено - потому что это сделает создание профессионального контента невыгодным. Или приведет к монополизации рынка контента - как это было когда-то в киноиндустрии, когда голливудские киностудии и снимали кино, и владели кинотеатрами. Уже сейчас у интернет-гигантов высок соблазн делать свои новости и открывать свои СМИ (некоторые из них об этом подумывают). Это тем более актуально, чем менее профессиональными становятся "традиционные" СМИ - по мере "похудения" их бюджетов, связанных как раз с оттоком средств в карманы интернет-корпораций.

Так что регуляцию ЕС вполне можно расценивать как попытку удержать информационный рынок в целом от монополизации. А учитывая характер товара на этом рынке - и от нового тоталитаризма заодно. В глобальном плане цель директивы - и других документов, регулирующих сферу применения новых информационных технологий, - можно рассматривать именно так: как противостояние между "старым" миром государств и государственных элит и "дивным новым миром", построенным на полубесплотном фундаменте информационных технологий.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество