Общество

Какой рецепт борьбы с коррупцией подойдет Украине

Эксперты считают, что это должен быть своеобразный «микс» польской и эстонской антикоррупционных стратегий

Фото: ukrainkavtbi.livejournal.com

В Украине за последний год политики больше обычного говорили о борьбе с коррупцией, ведь антикоррупционные лозунги были одними из главных во время революции Достоинства. Однако, согласно результатам исследования, проведенного компанией Ernst&Young, количество украинцев, утвердительно ответивших на вопрос: "Считаете ли вы, что взяточничество и коррупция широко распространены в вашей стране?", выросло с прошлогодних 60% до 80% в 2015 году.  Что же мы не там делаем? Может нам стоит взять за основу опыт других стран в борьбе с коррупцией? Об этом "ДС" поговорила с аналитиком Информационной кампании Stronger Together Дмитрием Науменко.  

"ДС". Что конкретно сделано в Украине за прошедший год в плане борьбы с коррупцией?  Есть ли реальные результаты?

Д. Н. Тут мнения расходятся. В международной организации Transparency International Украина считают, что в Украине не хватает политической воли, нет подготовленных специалистов, методик выявления коррупции, зато есть стремление сделать "зависимым" антикоррупционные органы от финансово-промышленных групп. C другой стороны, продвижения на законодательном уровне таки присутствуют: приняты законы "О предотвращении коррупции" (создано Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции, Национальное антикоррупционное бюро, Институт обличителей и т. п., а также отдельный закон "О Национальном антикоррупционном бюро Украины".

"ДС". Есть ли какой-то универсальный рецепт от европейских стран, как стоит бороться с коррупцией?

Д. Н. Единой успешной стратегии нет. К примеру, Польша начинала с создания законодательных основ, стратегий и плана действий. Кардинально другим путем пошли эстонцы: они просто проводили рыночные реформы, а также уволили чиновников старой генерации, на их место приняв молодых, которых, кстати, обучили "чиновнической" работе всего за несколько месяцев. Реформы проводили под лозунгом plats puhtaks! ("Освободим место!") - именно эта антикоррупционная мера стала ключевой. Вспомогательными инструментами стала налоговая реформа и дерегуляция  бизнеса. Советский подход, когда полномочия чиновников были почти неограниченными при выдаче самых разных разрешений, сменили на уведомительно-контрольный, когда большинство разрешений выдается по принципу "молчаливого" согласия. Обе стратегии, как оказалось, были эффективными: Эстония поднялась в Глобальном индексе восприятия коррупции на 26 позицию, а Польша - на 35-ю.

"ДС". Какой рецепт стоит использовать нам?

Д. Н. Для Украины сейчас первоочередная задача - кардинальная очистка исполнительной власти и судов от кадров "старой генерации", но необходимо создавать и специальные структуры по борьбе с коррупцией, которые будут жестко применять антикоррупционные нормы на практике, несмотря на пока низкую культуру уважения к закону в Украине. То есть, по моему мнению, это должен быть своеобразный микс польской и эстонской стратегий.

"ДС". В Украине в принципе, наверное, так и делают...

Фото: Дмитрий НауменкоД. Н. В Киеве, по крайней мере, создают "видимость" деятельности за счет единичных громких увольнений и законопроектной работы. Но главная проблема в том, что на местах в большинстве случаев за год не изменилось ничего. Таковы данные исследования Регионального пресс-центра Информационной кампании Stronger Together. Главная проблема в том, что в маленьких городах особенно сложно бороться с коррупцией, так как каждый друг другу если не сват, то брат. Во многих городах власть не поменялась вовсе, особенно опасно выглядит такая "стабильность" на востоке страны.  К примеру, наш региональный журналист общался с Сергеем Самарским, депутатом Северодонецкого горсовета. Он утверждает, что городское руководство, призывавшее к сепаратистским действиям, сначала притихло, ожидая люстрации, но сегодня осмелело, поняв, что правоохранительные органы ними не интересуются. Бывшие регионалы Северодонецка, перекрасившись в "Оппоблок", уже активно готовятся к местным выборам и используют свои коррупционные схемы, используют и админресурс. Подобная ситуация и на Житомирщине. Местные предприниматели сетуют, что схемы, которые функционировали во времена Януковича, к примеру, на таможне - активно применяются и сегодня. К тому же - это делают всё те же люди.

"ДС". Неужели совсем ничего не поменялось?

Д. Н. Ну почему же. Например, появляются новые формы коррупции, более изощренные. Примечателен коррупционный скандал в Запорожской области, когда депутат Мелитопольского горсовета  Максим Зубарев и руководитель местной организации "Антикоррупционный комитет" Николай Коржилов вымогали 10 тыс. долларов у секретаря горсовета за то, что оставят его без своего "антикоррупционного" внимания. Это даже можно назвать новым видом коррупции: когда чиновнику  или политику предлагают откупиться от люстрации и "расследований".

"ДС".  И все же кого на местном уровне чаще всего обвиняют в коррупции?

Д. Н. Исследование Регионального пресс-центра Stronger Together по восприятию коррупции в регионах демонстрирует, что предприниматели самыми коррумпированными институтами считают государственные разрешительные органы, налоговую, органы местного самоуправления, наемные рабочие, пенсионеры и др. называют медицину, образование и МВД (конкретно - "гаишников") - то есть коррупцией поражены практически все сферы. Большинство опрошенных респондентов самыми эффективными методами противодействия коррупции считают ужесточение ответственности. Работу независимых СМИ, самостоятельное противодействие или повышение зарплат чиновникам граждане пока считают малоэффективным или нецелесообразным.  

Главная проблема в том, что сами люди готовы приспосабливаться: платить за место в детсадике, платить "благотворительные взносы" в учебных заведениях и при этом перекладывать ответственность на милицию и суды, несовершенные законы.

"ДС". Есть ли алгоритм решения проблемы "снизу"?

Д. Н. Конечно. В украинской ситуации это особенно актуально. Житомирский предприниматель, основатель ТОВ "Экопродукт" Александр Романчук, рассказал нашему журналисту о том, как вымогательства местной власти вынудили его свернуть бизнес. Он считает, что бороться с коррупцией можно только общественным контролем, ведь власть на всех уровнях настолько коррумпирована, а круговая порука настолько сильна, что переломить ситуацию можно только с помощью контроля общественности.

Впрочем, борьба с коррупцией на местном уровне - наверное, одно из самых сложных задач в контексте реформирования страны. И если в столице обычным гражданам еще можно полагаться на общественных активистов, то "на местах" придется если не ставать ими, то, по крайней мере, следовать простым правилам: не давать взятки, не брать их и не бояться спрашивать. Местную власть - о том, как и куда потрачены деньги на ремонт дороги, реалистична ли цена установленной в парке детской площадки и наконец: куда и как потрачены благотворительные взносы, которые вы сдавали в детском саду или в поликлинике "на мыло и канцелярию".