Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Камень для городской бойни. Кто на самом деле разрушил Херсонес

Воскресенье, 5 Мая 2019, 16:00
Парадоксально, что россиянам предложили считать чуть ли не главной своей духовной столицей город, который разрушили их собственные предки. Хотя в России предпочитают говорить, что Херсонес уничтожили крымские татары

Фото: Shutterstock

Он же Корсунь

Херсонес Таврический (он же Херсон, Корсунь, Сарсона) - город-государство, основанный в середине V в. до н.  э. дорийскими колонистами из Гераклеи Понтийской и просуществовавший до первой половины XV в.

Херсонеситы жили в основном за счет посредничества в торговле между континентальными "варварами" и богатыми городами Средиземноморья. В период расцвета население Херсонеса составляло более 20 тыс. По тем временам - очень солидно.
Среднестатистическому украинцу Херсонес известен как место крещения князя Владимира. Кроме того, до 2004-го руины Корсуни украшали банкноты номиналом в одну гривню. Последнее очень раздражало Россию, давно точившую зубы на украинский полуостров. Злые языки утверждают, что тогдашний глава НБУ Сергей Тигипко заменил Херсонес на банкнотах невнятным макетом "древнего Киева" не просто так, а после окрика Москвы.

От крестоносцев до генуэзцев

Вкратце суть этого мифа звучит так: "Еще с V в. до н. э. в солнечной Тавриде жили умные, талантливые и мудрые эллины. Жили, пока на полуостров не прискакали татары. Незваные гости тут же разрушили Херсонес, а несчастным грекам устроили геноцид". По умолчанию считается, что речь идет о крымских татарах.

Версия о кырымлы-разрушителях, которую активно пропагандируют в России, несостоятельна хотя бы потому, что к началу формирования этого этноса Херсонес давно опустел, а по его улицами гулял лишь ветер. Геноцид греков - тоже полнейшая чушь, особенно учитывая факт, что греки-ромеи - одна из важных составляющих полиэтнического субстрата, на базе которого сформировались кырымлы. На самом деле путь Херсонеса-Корсуни к полному упадку был довольно продолжительным и начался задолго до прихода ордынцев.

В 1204-м в ходе IV Крестового похода крестоносцы захватили Константинополь и разделили Византийскую империю на ряд мелких государств. Разрыв традиционных связей больно ударил по живущему с торговли Херсонесу. Спустя несколько десятилетий турки-сельджуки взяли под свой контроль весь черноморский транзит, что стало дополнительным ударом по бизнесу херсонеситов.

В 1223-м на полуостров ворвалась одна из орд Чингисхана. До Херсонеса кочевники не добрались, зато разрушили Сурож-Судак. Спустя шесть лет юго-запад полуострова потоптали копытами всадники хана Ногая, заодно захватившие и Херсонес. Едва город пришел в себя, как его разграбили войска Великих князей Литовских Ольгерда (1363 г.) и Витовта (1397 г.). Литвины, правда, ничего особо не рушили и ограничились банальным грабежом. Не уничтожил город даже "визит вежливости" темника Едигея (1399 г.).

Хуже ордынского разорения стали конкуренты-генуэзцы, основавшие в Крыму ряд укрепленных факторий. Самые крупные из них - Кафа (Феодосия), Солдайя (Судак) и Чембало (Балаклава). Последняя стояла почти возле самого Херсонеса и стала его экономическим могильщиком. Кроме того, мощный военный флот генуэзцев полностью перекрыл морскую торговлю.

В итоге некогда процветавший торгово-ремесленный город превратился в захудалое аграрно-рыбацкое поселение, а к середине XV в. отсюда ушли последние жители. Известно, что в 1472-м, готовясь к войне с османами, генуэзцы собирались "разрушить стены и башни одного необитаемого места, которое называется Херсоном", чтобы турки не смогли использовать его укрепления в качестве базы.

Хроника разрушения

Заброшенный город долго стоял нетронутым. Благодаря удаленности от крупных поселений Херсонес избежал печальной участи Ольвии, превращенной турками в каменоломню при строительстве крепости Очаков.

В 1578-м в Херсонесе побывал посол Речи Посполитой Мартин Броневский и записал свои впечатления: "Достойные удивления развалины очень явно свидетельствуют, что это был некогда великолепный, богатый и славный город греков, многолюдный и славный своею гаванью. Во всю ширину полуострова, от берега до другого, еще и теперь возвышается высокая стена и башни многочисленные и большие из тесаных огромных камней". Упомянул Броневский и действующие водопроводы: "В них и теперь еще есть вода очень чистая".

Правда, без мародерства не обошлось, - Броневский отметил, что колонны из мрамора и серпентина были забраны турками и перевезены через море для их собственных домов и публичных зданий.

На момент присоединения Крыма к России в 1783-м во многих домах Херсонеса еще были деревянные двери и перекрытия.

Казалось бы, заполучив "духовный исток формирования русской нации и Российского государства", новые хозяева полуострова должны были тут же озаботиться сохранением города. Но этого не произошло.

Весной 1783-го в Ахтиарскую бухту вошла русская эскадра, и вскоре здесь началось строительство военно-морской базы Черноморского флота. Для строительства Ахтиара (позже - Севастополя) был нужен камень, много камня. И русские, невзирая на всю сакральность, тут же превратили Херсонес в банальную каменоломню. Сенатор Павел Сумароков писал, что грузовые телеги с камнем двигались почти непрерывно. В книге "Досуги крымского судьи, или Второе путешествие в Тавриду" он провел яркую параллель, сравнив Севастополь с грабителем могил: "Это младой и дерзкий тать, пришел к гробнице давно погребенного старца [Херсонеса], и потревожа прах его, лишил наглою рукою и последних останков о его воспоминании".

О том, как русские уничтожали знаменитый полис, достаточно подробно рассказал немецкий естествоиспытатель Петр Симон Паллас. В книге "Наблюдения, сделанные во время путешествия по южным наместничествам Русского государства в 1793-1794 годах", читаем: "Менее двух верст от Ахтиара... развалины Нового Херсонеса, процветавшего во время Страбона. При занятии Крыма [русскими] еще были видны большей частью его стены, построенные из прекрасного штучного (обтесанного в виде кубов. - Д.П.) камня; красивые городские ворота и значительная часть двух больших башен, из коих одна - у самой бухты, виденная мною в 1794 году - еще в нарядном виде; но построение города Ахтиара закончило разорение этого древнего города".

Еще более резко о русском надругательстве над Херсонесом пишет шпион Наполеона Бонапарта Жан де Рейи, посетивший Крым в 1803-м. В своем отчете о поездке он отмечает: "Сооружение Ахтиара окончательно завершило разрушение этого древнего города, почти все стены которого еще можно было увидеть во время завоевания Крыма русскими. Среди мусора найдены надписи, несколько мраморных скульптур, монеты и медали из разного металла. Надо отметить, что эти предметы найдены солдатами или матросами, поскольку ни у кого не возникло естественной мысли о проведении раскопок".

Но, пожалуй, самую уничижительную характеристику надругательства над древним городом оставил профессор Кембриджского университета Эдвард Дэниел Кларк, побывавший в Крыму в 1800-м. В своих "Путевых заметках" он, в частности, записал: "Когда они [русские] поселились в этой стране [Крыму], остатки города Херсонеса были настолько велики, что сохранялись все его ворота. Вскоре они их разрушили и, следуя своему любимому занятию - разорять, они снесли, сломали, срыли и разрушили всякий памятник, способный осветить его [Херсонеса] былую историю (...) Русские взорвали фундаменты, разграбили могилы, разрушили храмы и, собрав огромное количество камня и мрамора, наслаждались странным удовольствием продавать эти драгоценные обломки как простой строевой камень. Турки - люди полные вкуса и учености по сравнению с русскими".

Кое-как Херсонес стали охранять только с 1825 г., когда от города уже почти ничего не осталось.

 "Охрана" была весьма своеобразной. Основатель и первый директор Херсонесского музея древностей генерал-лейтенант Захарий Аркас в своих записях вскользь, как о чем-то незначительном, однажды упомянул, что севастопольские власти разобрали большую пристань у западных ворот Херсонеса. Камень пошел на сооружение городской бойни.

К середине XIХ в. в Петербурге наконец-то вспомнили, что Херсонес все-таки имеет сакральное значение, и руины вскоре обзавелись собственным монастырем. Монахи устроились в самом центре древнего города и тут же начали активное строительство. Уничтожение монахами древностей Херсонеса в 1897-м в своем очерке "Херсонес Таврический" отметил Максим Горький: "Сколько ценных вещей погребено под строениями монастыря и военно-инженерного ведомства и какую утрату для науки составляет эта потеря!"

Грабеж сакрального

После аннексии Крыма Владимир Путин лично объявил, что Херсонес является самой главной сакральной скрепой русского народа. "Именно здесь находится духовный исток формирования многоликой, но монолитной русской нации и централизованного Российского государства. Ведь именно здесь, в Крыму, в древнем Херсонесе, или, как называли его русские летописцы, Корсуни, принял крещение князь Владимир, а затем и крестил всю Русь", - заявил тогда президент РФ, выступая с ежегодным посланием к Федеральному собранию. И добавил, что именно в Крыму "наши предки впервые и навсегда осознали себя единым народом", а значит, есть все основания считать, что для России Крым, древняя Корсунь, Херсонес, Севастополь имеют огромное цивилизационное и сакральное значение. Такое же, как Храмовая гора в Иерусалиме для тех, кто исповедует ислам или иудаизм.

В августе 2017-го Путин не только повторил свои эти тезисы о сакральности Крыма, но и предложил превратить Херсонес в российскую Мекку - центр паломничества, священный для каждого гражданина РФ. Но если для русских Херсонес сакрален, как Храмовая гора для иудеев и мусульман, то и относиться к нему нужно соответствующе. Невозможно, например, представить иудея, выламывающего камни из Стены Плача, чтобы потом построить из них сарай. Как и нельзя представить мусульманина, долбящего ломом Аль-Аксу. А вот русские, с энтузиазмом и огоньком крушащие "сакральный" Херсонес, - суровая реальность.

Итак, начиная с 2014 г. уничтожение высочайше объявленного сакральным Херсонеса продолжается. Этому способствует как калейдоскопическая смена пона-
ехавших с РФ директоров заповедника, так и активная застройка его хоры (пригородных усадьб).

В результате действий оккупационных властей над Херсонесом нависла реальная угроза исключения из списка всемирного культурного наследия ЮНЕСКО.

Есть небезосновательное подозрение, что это делается преднамеренно: если ЮНЕСКО исключит заповедник из списка, то его территорию и охранные зоны можно будет пустить под застройку.

Так что объявление Херсонеса главной сакральной скрепой и российской Меккой в очередной раз показало загадочность русской души. Дело даже не в провозглашении Меккой христианской святыни, а в том, что русским теперь высочайше предписано считать своей главной духовной скрепой город, который их предки так долго и упорно уничтожали.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество