Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Новое дно УПЦ МП. "Слив" исповеди Драбинко загнал митрополита Онуфрия в ловушку

Четверг, 22 Декабря 2016, 10:00
Если в церкви нарушаются каноны и с этим не борются, то ее "каноничность" под большим вопросом

Фото: УНИАН

"Дело Новинского" - и без того не слишком красивое - приобретает позорные черты. Несколько дней назад на YouTube'е появилось видео исповеди митрополита Александра Драбинко епископу Клименту Вечере, призванное доказать связь митрополита с "делом исчезнувших монашек". В своем комментарии изданию "Слово и дело" владыка Александр довольно прозрачно намекает на то, что за "сливом" стоит его визави - Вадим Новинский. Называет владыка и автора "слива" - журналиста Анатолия Шария. По его словам, видео было записано в отеле "Опера", где владыка содержался под охраной.

На официальном сайте УПЦ МП о позорном инциденте - ни слова. Здесь все прекрасно: государственное признание богословского образования, очередная проповедь митрополита Онуфрия, детские праздники "на Миколая". И даже очередной конфликт с очередным сельсоветом, отказавшим в приватизации земли общине УПЦ МП выглядит событием если не радостным, то во всяком случае положительным - подтверждает факт "притеснений" и вообще "войны с каноническим православием".

Как будто не случился в церкви довольно гадкий скандал. Нет, конечно, по всякому бывало в разных церквях - "сдавали" священники тайну исповеди, бывало. Кто под угрозами, кто под пытками, кто за хорошую мзду, а кто просто "по рвению". Были и другие - те, которые не сдавали ни за мзду, ни под угрозой расправы, ни под пытками, ни в виду мученической смерти. Героизм одних, как будто, искупал подлость или слабость других.

Однако границы нормы до сих пор блюлись хотя бы в общественном пространстве: таинство остается тайной между человеком и Богом, на то есть и церковный догмат, и светский закон. Возможно, именно публичность "слива" придала истории особенно гадкие черты. Она совершенно публично, во весь голос ставит под сомнение границы церковной нормы.

Опасность этой публикации в том, что она сносит границы нормы.  Дело даже не в том, что "теперь каждый верующий будет бояться исповедоваться". Верующим проще - они примерно знают, как распределится грех, если тайну исповеди кто-либо нарушит. Это означает, что нет ничего святого, обо что нельзя вытереть ноги. В том числе, в церкви.

На самом деле, ничего непоправимого все еще не произошло. УПЦ МП - не первая церковь, в которой случилось беззаконие. С человеческой точки зрения педофильский скандал, потрясший Римо-католическкую церковь, страшнее, чем "слитая" исповедь. А за все две тысячи лет существования Церкви Христовой чего только не случалось. Вопрос в том, как церковь с этим справлялась.

Надо признать, любимой тактикой было именно умолчание - "дабы не смущать". И до определенного исторического момента эта тактика срабатывала - хотя бы отчасти. Но момент изменился. В этом уже пришлось убедиться Римо-Католической церкви, которую в педофилськой истории, кажется, больше всего покоробило именно то, что ее "внутренние дела" прорвались в публичное пространство. На эти же грабли рискует наступить УПЦ МП. Если никаких последствий этот скандал не вызовет, если грех хотя бы не будет признан и назван по имени - это будет означать, что это как бы не совсем грех. А может, и не грех вовсе. Это будет покушением на границы церковной нормы. На стены самой Церкви Христовой.

Поэтому отчасти я согласная с владыкой Александром. Этот "слив" был ударом не столько по нему, сколько по УПЦ МП. Ее стены и так изрыты трещинами - при хорошем пинке могут и вовсе развалиться.

Но мне, например, трудно предположить, что автор "слива" и его "идейный вдохновитель" не понимали, что удар придется именно по церкви. Вернее, по ее руководству. Что владыка Александр в данном эпизоде выступит жертвой вероломства - а значит, симпатии большей части публики окажутся на его стороне. Все взоры автоматически обращаются в сторону золотых куполов Киево-Печерской лавры. В сторону митрополита Киевского. Который оказывается в крайне неловком положении. И потому, что "слив" явно сделан в пользу главного мецената УПЦ МП, и потому, что один из главных фигурантов этого вонючего дела - епископ Климент Вечеря - человек из "команды" митрополита Онуфрия. Разумеется, пока он проходит "в качестве свидетеля" - мог и не знать, что исповедь фиксируется на видеокамеру. Но его репутация оказалась под серьезным ударом. Как и репутация его патрона.

По большому счету, митрополит Онуфрий оказался в ловушке. С одной стороны, его авторитет в церкви опирается на бескомпромиссность (а может, и вовсе - непримиримость) в вопросах веры, канона и догмата. С его точки зрения - точки зрения "безупречного монаха" - нарушение тайны исповеди должно "котироваться" никак не ниже "ереси экуменизма", против которых он сам и его ближайшее окружение выступает с большой горячностью. Если он, по его собственному признанию, считает невозможным "подать руку" людям, которые исповедуют "не то" и "не так", как он должен себя вести в отношении людей, которые покушаются на святость таинств?

Митрополит Александр Драбинко. Фото: preobraz.kiev.ua

Как принципиальный глава церкви, митрополит Онуфрий должен бы расследовать дело и примерно наказать виновных. Но, во-первых, виновные, вполне возможно (или даже уже известно) вне компетенции митрополит Киевского, и имели карт-бланш на использование такого компромата из инстанций более высоких, чем Киевская митрополия. Любые дисциплинарные меры, примененные митрополитом Киевским, могут быть не поддержаны в Москве - и тогда выйдет конфуз. Но проигнорировать скандал - вызов монашеской совести самого митрополита. Да и "сверху" могут с лицемерной суровостью спросить: что это, мол, тут у вас за безобразия творятся, и как, мол, вы допустили? Очень удобный момент, кстати. Митрополит Онуфрий, при всей своей преданности русскому православию и патриарху Московскому, лоялен, на самом деле, русскому православию - а не кремлевской политике, и патриарху Московскому, а не лично Кириллу Гундяеву. И это огромный его "недостаток" - особенно в сочетании с полным отсутствием гибкости.

Патриарху Кириллу есть что предъявить митрополиту Киевскому "от себя": он получил "украинскую оппозицию" совсем не с той стороны, с которой ждали и предрекали все. Пока мы тут мусолим "украинское православие", "автокефалию", "единую поместную" и прочие мейнстримовые вещи, преданные русскому православию и "единой Руси" владыки чехвостят своего московского начальника так, как всяким "автокефалам" и не снилось. Не так давно, например, глава украинской консервативной оппозиции - епископ Банченский Лонгин - открытым текстом назвал патриарха еретиком. И до этого "буковинского Диомида" патриарху добраться куда труднее, чем до его чукотского предшественника. Потому что между ними в иерархической лестнице стоит митрополит Киевский Онуфрий. Который, возможно, в глубине души поддерживает своего протеже. Напомню, митрополит Онуфий был едва ли не единственным архиереем, который в свое время не поддержал санкций в отношении мятежного епископа Диомида.

"Удар по Драбинко", действительно, оказался "ударом по церкви" и рикошетом - по митрополиту Онуфрию. С этим трудно не согласиться. А вот с чем я не могу согласиться - с позицией владыки Александра и прочих "порядочных людей в УПЦ МП". Если "все плохо" - почему не "голосуете ногами"? Невозможно в сложившейся ситуации прикрываться "частным случаем" или "политической пеной", которые не отменяют и не могут разрушить чего-то "главного". Если руководство конфессии покрывает разрушение таинства - пускай однократное - оно разрушает саму церковь.

Тут, впрочем, мы слышим любимый вопрос-аргумент церковных "оппозиционеров": а куда уходить? Уходить, мол, некуда. УПЦ МП, какая ни есть, но "каноническая" и "благодатная". Аргумент в свете последних событий, правда, становится смешным: "каноническая" - это не титул, который дается или отнимается по воле капризного монарха. И не географическая координата на карте мирового православия - хотя именно к этому мировое православие эту категорию пытается свести. Это означает, что церковь опирается на каноны. Если же она пренебрегает канонами - например, тайна исповеди становится достоянием общественности, - ее "каноничность" не стоит ломаного гроша. В одной упаковке с "благодатностью".

Еще раз повторю: не имеет значения то, что это "частный" случай. Жизнь состоит из частных случаев, которые имеют тенденцию превращаться сначала в прецеденты, а потом и в обычную практику - если не встречают адекватного сопротивления. 

Церковь, в которой не чтят таинство - это церковь, в которой не чтят Божий закон. Это церковь, в которой не чтят Христа. В смысле, это уже не церковь - хоть ты ее обвешай этикетками "каноническая" сверху донизу.

По гамбургскому счету вопрос "куда уходить?" иногда оказывается просто отговоркой. Конечно, удобнее, когда уходишь "куда-то". Но чаще всего важно "откуда" уходишь, а не "куда". Поступок - это когда ты уходишь потому, что нужно уходить, а не потому, что в другом месте тебе сделали предложение получше.

Да, это в огород митрополита Александра камешек. Его комментарий по поводу нарушенной тайны исповеди получился довольно изящным. Но привкус во рту никуда не делся. Пускай случай со "сливом" был "исключением, а не правилом" - что это меняет в принципе? Любой крупный грех зачастую является исключением, а не правилом - становится ли он от этого "меньшим грехом"? Пускай в УПЦ МП остается "множество порядочных людей" - почему же они это "проглотили"? Напомню, у нас почти восемьдесят лет была целая страна с "большинством порядочных людей". Убивало меньшинство. Преступные решения принимало меньшинство. Большинство просто послушно это "хавало". Поэтому оно виновато.

Возможно, уходить, действительно, "некуда" - и тут, глядя на невротичную реакцию представителей УПЦ КП, я почти готова согласиться. Но не уходить - означает, соглашаться с тем, что происходит. Разговоры о том, что "мы тут изнутри все поменяем" - еще один обман. В крайнем случае, самообман. Честно было бы - "нас и тут неплохо кормят". Или, в лучшем случае, - "как-нибудь перетопчемся", в своей внутренней эмиграции в рамках одного прихода или даже одной человеческой души. Это тоже, конечно, вариант - но в таком случае, конфессиональная принадлежность вовсе никакой рояли не играет.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество