Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Киборги среди нас. Создатели предтечи интернета взялись за "кошмар Лема"

Воскресенье, 16 Июля 2017, 14:00
Постоянно находиться на связи, в «облаке», в доступности из любой локации. На расстоянии мысли от чего и кого угодно. Как тут отказаться?

Фото: shutterstock

Управление перспективных исследовательских проектов министерства обороны США (DARPA) сделало обширный заказ на разработку нейроинтерфейсов, которые должны обеспечить беспрецедентно высокое разрешение сигнала и скорость передачи данных непосредственно между мозгом человека и компьютером.

Предполагается, что имплантируемый интерфейс будет преобразовывать электрохимические сигналы мозга в цифровой (двоичный) код и выполнять обратное преобразование. Объем устройства не должен превышать один кубический сантиметр. В разработке участвуют Университет Брауна, Колумбийский университет, Фонд зрения и слуха, лаборатория Джона Б. Пирса, Калифорнийский университет Беркли, Paradromics, Inc.

Главной целью проекта заявлена "лечебная" - имплантирование в мозг должно помочь в изучении проблем зрения, слуха, речи и их компенсации. В результате люди, имеющие проблемы с естественными "устройствами ввода/вывода", смогут получать информацию прямо в мозг, минуя эти каналы. Причем предполагается, что разрешение полученной "картинки" может превосходить возможности обычного зрения и слуха.

"Вероятно, такие интерфейсы найдут применение в военном деле", - скромно отмечают наблюдатели. Если же отбросить скромность, то можно не сомневаться, что применение в военном деле – если не главная, то одна из главных целей проекта, учитывая тот факт, что DARPA, которое выделяет на исследования $65 млн, – оборонное, а не гуманитарное ведомство.

Тем не менее, как это бывало с другими разработками DARPA, если ученым и инженерам удастся достичь успеха, технология довольно быстро выйдет "по конверсии" на массовый рынок – так случилось когда-то с ARPANET, превратившимся в интернет, или совсем недавно с разработкой робомобилей. Причем именно на массовый, а не только на медицинский рынок. Одной только компенсацией для людей с плохо функционирующими слухом, зрением и речью, дело почти наверняка не обойдется.

Начнем хоть с военного дела. Такие приспособления, например, были бы очень кстати для операторов дронов. Во-первых, очень четкая и полная картинка благодаря высокому разрешению, во-вторых, взаимодействие между оператором и машиной может осуществляться со скоростью мысли: в одном из контрактов, подписанных DARPA, идет речь о подчинении интерфейса мысленным командам. В связи с чем возникает чисто этический вопрос: мозговое "протезирование" будет предназначено только для людей, имеющих проблемы со слухом и зрением, или также для людей, не имеющих таких проблем, но выполняющих определенные виды работ? Благодаря этим устройствам Пентагон обеспечит рабочими местами инвалидов, которых раньше никто не взял бы в армию, или оснастит дополнительными возможностями вполне здоровых бойцов?

Я сознательно оставляю в стороне вопрос кибербезопасности, который выйдет на совершенно новый уровень, когда появится возможность "взломать мозг", - сначала оператора дрона, а в дальнейшем просто кого угодно. Этот вопрос заслуживает отдельной поэмы. Пока сосредоточимся на этике.

Каждая новая технология выходит на массовый рынок вместе с собственной идеологией. Одно дело, когда "киборгом" становится человек, который без вживления импланта в мозг не может нормально жить, другое – когда мозговой имплант оказывается "улучшайзингом" для вполне здорового человека. Конечно, это все дело времени – рано или поздно мозговой имплант, "улучшающий" человека, завоюет массовый рынок, даже если поначалу его применение будут строго ограничивать медицинскими нуждами. Вопрос лишь в том, успеем ли мы к этому подготовиться.

Медицинское применение импланта прямого интерфейса может дать преимущества на рынке труда людям, которые до сих пор испытывали и испытывают проблемы с трудоустройством. Брать на работу инвалидов станет выгодно уже не потому, что это облегчает работодателю налоговый пресс (как это происходило до сих пор), – эти люди после "протезирования" мозга смогут выполнять некоторые работы лучше здоровых коллег. Если имплант может улучшить работу оператора дрона, то он наверняка сможет улучшить работу операторов роботизированных производств, например. В результате может оказаться, что люди, не нуждающиеся в имплантировании, все равно будут к нему стремиться, поскольку это сможет увеличить их личную эффективность и шансы на получение достойной работы.

Это, конечно, очень узкий и прикладной взгляд. Но мы говорим о новой технологии, которая почти наверняка завоюет массовый рынок. Мозговой имплант, расширяющий возможность восприятия и взаимодействия с цифровым миром, – почти неизбежный следующий шаг в развитии технологий массовой коммуникации. Это будет немного шок. Но мы с ним справимся. Мы к нему уже почти готовы – изящные смартфоны, все более плоские планшеты, очки виртуальной реальности нас уже не очень устраивают. Не то чтобы мы их не любили, но эти технологии уже потихоньку превращаются во вчерашний день. Они уже кажутся громоздкими: занимают руки, падают на кафельный пол офисного туалета, взрываются в самолете и исчезают из сумки в метро вместе с кошельком... Насколько удобнее иметь доступ ко всем ресурсам сети прямо из собственного мозга.

Как к этому относиться – к тому, что человек добровольно превратится в киборга, не имея к этому медицинских показаний? Зависит от темперамента, мировоззрения и просто настроения – это может показаться смелым шагом к улучшению человека, компенсации его ограниченности, усовершенствованию его возможностей, а может показаться едва ли не апокалипсисом. Однако можно предположить, что если разработка пойдет достаточно успешно, то наступит момент, когда отказ от мозгового импланта, а несогласие на имплантирование станет маргинальным – чем-то вроде нынешнего отказа от индивидуального налогового номера или вакцинации. В конце концов это ведь те же смартфон с окулюсами только в очень надежном "кармане" и с некоторыми дополнительными возможностями.

Которых не будет у людей, отказавшихся от импланта. Или у людей, которые не смогли его себе позволить. Новейшее "классовое расслоение" - на людей, обладающих технологиями, и людей, не имеющих к ним доступа, – выйдет на новый рубеж, социальные конфликты обострятся.

Наконец, это путь реализации того "дивного нового мира", который так пугал Лема - мира "фантомного". Еще вчера предсказание великого пессимиста об уходе людей с головой в виртуальную реальность помещалось в рубрику "несбывшиеся прогнозы фантастов". Шлемы, очки, 3-4-5D – все есть, а массового ухода в виртуал не наблюдается. Но, возможно, только потому, что все эти "носимые" приспособления - как костыли для калеки, которые одновременно и помогают передвигаться, но и мешают, все время напоминая тебе о твоей ограниченности. Кстати, у Лема эта проблема решалась не внешними, а внутренними средствами - приемом специфических химических веществ, под влиянием которых мозг человека формировал определенную реальность. Но "химия" – это, во-первых, по общему гласу "нездорово", а во-вторых, препараты имеют обыкновение заканчиваться в самый неподходящий момент.

Мозговой имплант вполне может оказаться реализацией лемовского кошмара: человек получит возможность постоянно находиться в виртуале, конструировать свою отдельную комфортную реальность, выйдет на новый уровень, и, судя по тому, что происходит в соцсетях, мы перед ней не устоим. Да и зачем? Наконец, это может стать жизненной потребностью – постоянно находиться на связи, в "облаке", в доступности из любой локации. На расстоянии мысли от чего и кого угодно. Как тут отказаться?

Прямой интерфейс "мозг – глобальная сеть" – это не только и уже не столько средство преодоления своей физической ограниченности, несовершенства собственных органов восприятия. Это средство преодоления изолированности человека в себе, в собственном сознании. Человеку уже сейчас тесно в этой изоляции – судя по тому, как люди ведут себя в соцсетях, они вполне готовы сделать свою жизнь по-эггерсовски "прозрачной". Доверие к облачным хранилищам и соцсетям, в которые можно выйти с любого устройства, уже сформировано – осталось усовершенствовать интерфейс, чтобы окончательно потерять грань, отделяющая человека с его ограниченной телесностью от цифрового двойника, не ограниченного ничем. Моментальный, неопосредованный доступ ко всем ресурсам сети – и через нее к каждому индивидуальному мозгу – сформирует в конце концов единый глобальный разум.

В отсутствии внешних устройств ввода-вывода есть свои преимущества: мы вынем носы из гаджетов и будем снова смотреть на мир и в глаза друг другу. Вопрос лишь в том, что мы при этом будем видеть. И кто такие будем - эти "мы".

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество