Общество

Кому нужна «визитка Яроша» кисти голландских художников

Странная история о том, как в Украине нашлись украденные 10 лет назад шедевры музея Westfries, заставляет задуматься о том, кому это выгодно

Фото: dailynews.kg

История с голландскими картинами похожа на длинное уравнение со многими неизвестными — из тех, которые отпугивают непосвященных в интересных книгах о квантовой механике, например. Так вот, перед нами именно такой многочлен: по одну сторону знака равенства что-то невообразимое со множеством иксов, игреков и других литер греческого алфавита, а по другую — только одно: как-то очень вовремя, не находите? Отчего, с одной стороны, возникает ощущение, что мы имеем дело с "визиткой Яроша" кисти неизвестного голландского мастера — то есть неудобочитаемую "книгу с формулами" можно было бы сразу закрыть и возмутиться теми, кто купил ее для гуманитарной библиотеки. С другой — можно припомнить школьный курс математики и попытаться раскрыть скобки: может, не так уж неизвестны эти неизвестные.

Фактов в данной истории вроде и много, но большая их часть выглядит весьма странно. Итак, музей Westfries, расположенный в нидерландском городе Хорн, сообщил о том, что похищенные 10 лет назад шедевры нашлась в Украине. Украденная коллекция включала 24 картины и 70 серебряных предметов.

И вот, как утверждают музейщики, "картины всплыли". Правда, информация о "всплытии" какая-то неполная и противоречивая. Музейщики то говорят, что "на контакт" вышли бойцы одного из добробатов, то о том, что какая-то из картин оказалась на каком-то не названном украинском сайте. И что найдена она была то ли в какой-то квартире на неподконтрольной территории, то ли на вилле Януковича. Факт тот, что голландцы отправили на переговоры своего агента, который, во-первых, подтвердил, что это именно те картины (о полноте коллекции информации нет), а во-вторых, вступил в переговоры о возвращении. Украинские бойцы захотели денег и поставили условием невмешательство властей. От имени музея агент вступил в торг и сумел сбить цену с 50 млн евро до 5 млн. Что все равно, по мнению музея, не соответствует цене коллекции.

Министр Климкин благодушно комментирует эту историю в том смысле, что это все, мол, "имиджевый вопрос". Имиджевый, понимаете? Торговля краденым, по министру иностранных дел, — вопрос имиджа, а не Уголовного кодекса

Все это настолько интересно, что местами напоминает детективы Переса-Риверте. И здесь есть место художественным домыслам. Потому что информация, которой делятся с нами музейщики, полна странностей. Например, раз уж беспринципные парамилитаристы решили заработать на картинах, что мешало им продать их на черном рынке? Раз они сумели "выйти на музей", то смогли бы еще быстрее выйти на подпольных арт-дилеров. Интересен также вопрос о том, почему вдруг дело, которое тянется как минимум с лета, именно сейчас удостоилось такой широкой медиакампании. Аргумент о том, что музей "боится, что бойцы продадут картины кому-то другому", не выдерживает критики, и это понимают сами музейщики, потому что тут же добавляют, что "после такой информационной кампании они могут просто уничтожить картины". То есть музейщики отдают себе отчет в том, что картины могут быть принесены в жертву скандалу. Но, возможно, они рассудили, что скандал того стоит?

Еще один интересный момент — участие во всем этом Президента Порошенко. По словам министра иностранных дел Нидерландов, во время визита (напомню, 4 декабря) украинского Президента в Нидерланды он довел до него информацию о картинах. То есть власти все же были подключены, причем на самом высоком уровне. Порошенко якобы пообещал "разобраться". Но уже 7 декабря (прошло не больше трех дней после разговора) музейщики заявляют, что "неудовлетворены" тем, как идет расследование, обещанное Президентом Украины. Дело-то, оказывается, спешное.

Обращает на себя внимание и то, как ведется эта медиакампания, явно направленная на раздувание истерики в массах. Голландские музейщики — те самые, которые еще недавно, по их собственным словам, совершенно хладнокровно торговались с вооруженными до зубов "националистами", просто задыхаются на камеру от возмущения и страха за судьбу своих "шедевров". Причем некоторые материалы телеканалов, занятых раскруткой скандала, так плохо слеплены, что сами собой закрадываются подозрения, не сделаны ли они в том же фотошопе, что и исчезающий брегет патриарха Кирилла, и не придуманы ли в тех же кабинетах, что и "визитка Яроша"? Чего стоит, например, бесценное произведение живописи, к которому "украинские националистические варвары" прикрепили зачем-то номер газеты "Украина молода". Или "зигущий" прямо в Раде Тягнибок. Причем, кстати, некоторые медиа не ограничились уклончивым "крайние правые силы", а прямо написали: "украинские неонацисты". Ну просто кремлевская методичка какая-то.
Особое место в истории занимает единственный названный по имени "командир ОУН", участвующий непосредственно в истории с картинами, — Борис Гуменюк. Который, как утверждают в ОУН, командиром никогда не был и ряды организации покинул с позором еще в марте за то, что якобы оказался не чист на руку. Один из популярных украинских телеканалов пригласил его на эфир "прокомментировать", но, опять-таки, кажется, только ради того, чтобы дать ему возможность, не сказав ни "да" ни "нет", поулыбаться в камеру.

Что касается второго названного по имени фигуранта, в которого тыкают указательными голландские музейщики, бывшего главы СБУ Наливайченко, даже согласные поучаствовать в пинании Украины представители нидерландских властей его участие в этой истории называют "весьма сомнительным".

Это, кстати, интересно. Судя по всему, голландским властям это, кажется, не меньше на руку, чем властям российским. Во всяком случае, ответственные лица Нидерландов на камеру бесперечь комментируют эту темную во всех отношениях историю в стиле "Украина... Ну, вы понимаете, там сейчас такое творится... и такая коррупция..."

В общем, создается впечатление, что судьба картин — последнее, что интересно участникам шоу. Хотя бы потому, что весь этот шум действительно может привести к тому, что картины будут потеряны. Не навсегда, конечно,  но весьма надолго. Но какие картины, если речь о большой политике и еще больших деньгах? Интересны не картины, а то, что каждый участник истории находит в этом уравнении свои плюсы. Очевидный плюс антиукраинских политических сил — русских, нидерландских, европейских — состоит в том, что Украина выглядит территорией, на которой царствует хаос. Украина — некая серая зона, через которую проходит и отмывается все, что угодно. Если можно "найти" (т. е. отмыть) краденые произведения искусства, можно точно так же "найти" чемодан с деньгами, танкер с нефтепродуктами, ядерную бомбу или тонну героина. Причем власть этой страны настолько коррумпирована и так мало контролирует собственные территории, что рассчитывать на нее совершенно бессмысленно. Вывод очевиден: границу на замок и никаких ассоциаций.

Фото: uazmi.netПо-своему это подошло бы и киевской администрации. Евроинтеграция идет со скрипом и требует с каждым днем все больших жертв. И не только устами Байдена. Свой провал (или нежелание) всегда удобно списать на "врагов". Вот хоть бы на "дикие батальоны". Ну и заодно градус популярности "наших хлопцев-патриотов" эта история несколько понизит — особенно, если удастся сделать их крайними в очередном провале на пути к евроинтеграции. Народ к вопросу евроинтеграции очень чувствителен. Вспомните, какое негодование в нашем, по сути, довольно гомофобском обществе вызвал отказ депутатов голосовать за антидискриминационные поправки. Если ради отмены виз наши люди готовы смириться с геями, то "патриотам", из-за которых евроинтеграция снова сорвется, уж точно ничего "не светит". Из "народных героев" они сразу превратятся в "мародеров".

Ну и под занавес — о нашем доблестном Мининформполитики, которое создавалось для "противодействия вражеской пропаганде" и уже довольно длительное время бомбардирует нас обещаниями "запустить украинский иновещательный канал". Где он? Почему не противодействует? Ах, вот незадача: главное действующее лицо имитации бурной информационной деятельности "Минстеця" — собственно Стець —  как раз уволился. Ну как чувствовал, честное слово...

То есть очень «вовремя» в результате нашего уравнения — это касается не только приближающихся дат нидерландского референдума и вступления в силу Соглашения по ЗСТ. Столь противного России, что уже само это "вовремя" выдает заказчика с головой. Свои бонусы получает не только Кремль. Кое-что смогут выиграть и Банковая, и Европа. Собственно, первый бонус Банковая уже получила : поток истерических публикаций о "визитке Яроша кисти голландского художника" смыл с ряда экранов и лент соцсетей весьма неудобного Байдена с его весьма неудобными сентенциями. Не потому ли министр Климкин так благодушно комментирует эту историю в том смысле, что это все, мол, "имиджевый вопрос". Имиджевый, понимаете? Торговля краденым, по министру иностранных дел, — вопрос имиджа, а не Уголовного кодекса. Это был хороший ход устроить очередное шоу в любимом народом стиле "зрада-зрада-зрада".

То есть на самом деле по другую сторону знака равенства все тоже совсем неоднозначно. Ну так у нас ведь книга о квантовой теории...