Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Мэтт Дэймон: "В Голливуде лучше всего быть белым мужчиной за сорок"

Суббота, 13 Января 2018, 18:00
На экраны выходит новый фильм с актером "Уменьшение", в котором Дэймон больше не супергерой

Кадр из фильма "Уменьшение"

Александр Пэйн нашел свой рецепт для кино: режиссер "На обочине" и "Потомков" вновь предлагает фильм, в котором смех должен исцелить современные травмы. В "Уменьшении" группа ученых придумывает метод миниатюризации людей, который должен предотвратить экологическую катастрофу и истощение природных ресурсов. Это также шанс построить общество с нуля. Пэйн наблюдает, как бизнес приручает технологии, торгует видением счастья и как быстро проблемы XXI в. проникают в новую реальность.

"Уменьшение" - это комедия современного мира, эпохи Трампа, экономических кризисов и обид, которые выходят на первый план в политике. История, полная разочарования и чувства бессилия, рассказанная с точки зрения обычного американца, которого играет Мэтт Дэймон. Он - один из тех, по кому социальные перемены бьют рикошетом и кто просто предпочитает плыть по течению. Но, как предлагает Пэйн, именно такие люди должны проснуться.

В Украине фильм выйдет на экраны 1 февраля. 

Gazeta Wyborcza поговорила с Мэттом Дэймоном о работе над фильмом, дружбе с Беном Аффлеком и о том, тяжело ли быть супергероем. 

- "Уменьшение" Александра Пэйна, в котором вы играете главную роль, притворяется научной фантастикой. Но это ведь кино о наших реалиях?

- Когда Александр Пэйн позвонил мне, я подумал, что это шутка. Режиссер "Небраски" делает фильм о том, как ученые уменьшают людей, чтобы использовать меньше природных ресурсов? Только после разговора с ним я понял силу сатиры, которая в стиле классика 70-х Хэла Эшби с юмором говорит о реальных проблемах.

Это рассказ о пробуждении сознания. Мой герой - обычный парень. У него есть жена, счета для оплаты, повседневные проблемы. И нет энергии для того, чтобы размышлять о серьезных вопросах. Я понимаю такую позицию, но как общество мы так ничего не добьемся. В "Уменьшении" даже благородные идеи вырождаются - очень быстро выясняется, что миниатюризация людей не спасет планету. Дело в том, что ценность денег в маленьком мире возросла многократно.

- Своевременно ли сегодня говорить о пассивности американцев в комедийной форме?

- Абсолютно. В этом фильме отражается наше общество - с его стратификацией, экономическими делениями и явлениями, доминирующими в жизни моего поколения. Со средним классом, который внезапно потерял чувство безопасности, заблудился в важных когда-то ценностях, но все еще хранит в сердце старое представление о счастье и американской мечте. Его воплощение в "Уменьшении" - миниатюрный Leisureland, беззаботный оазис с большими поместьями, кондитерскими с выпечкой "как у мамы" и крытым горнолыжным центром. Но в то же время благодаря сатире в фильме нет морализма. Это взгляд на катастрофу с оптимизмом.

- Сатира бьет не только по Америке. Неслучайно ведь метод миниатюризации открыли ученые из Скандинавии.

- Мне нравится эта игра со стереотипами. Многие люди убеждены, что если в мире вдруг начнется какая-то экологическая революция, которая изменит мир к лучшему, то ее начнут именно скандинавы. Нас впечатляет их общественное сознание. И чем хуже обстановка вокруг нас, тем больше мы верим в их силу. В то, что нужно быть чувствительным к вещам, которые происходят прямо рядом с нами, действовать во имя общего блага.

И в конце концов, черт возьми, там красиво! После съемок мы проплывали по сказочно чистым норвежским озерам на яхте, где разыгрывалась одна из сцен, и смотрели на фьорды. Александр достал вино, Кристоф Вальц рассказывал истории из своей жизни. И мы называем это работой?

- Голливуд в последнее время все чаще меняет тон. Вы недавно снялись в "Субурбиконе" Джорджа Клуни. "Джейсон Борн" также не похож на старое триумфальное кино.

- Когда мы снимали "Джейсона Борна", Пол Гринграсс сказал мне: "Зритель должен знать, что твой герой что-то пережил. Что он страдал". Даже такие постановки пронизаны опасениями XXI века. Но наше кино также хочет показать так называемых обычных американцев. Их образ мышления и восприятие мира определяют, в каком направлении мы движемся.

Александр во время нашей первой встречи сказал: "Ты мне нравишься, потому что ты не похож на звезду". То же самое повторил Джордж на съемках "Субурбикона": "Ты создаёшь впечатление типа из пригорода". А потом, когда я тренировался в спортзале перед "Борном", то получал от них по очереди письма: "Надеюсь, что в этот момент ты ешь макароны". Потому что хотели, чтобы у меня появился животик. За несколько недель до "Уменьшения" я перестал заниматься спортом и перешел на диету из гамбургеров и мороженого.

- В прошлом году исполнилось 20 лет с момента выхода переломного для вас фильма "Умница Уилл Хантинг" Гаса Ван Сента. За сценарий вместе с Беном Аффлеком вы получили "Оскар". Такие юбилеи вызывают желание подвести какие-то итоги?

- И желание что-то изменить. Нам с Беном было по двадцать с чем-то лет и мы делали все возможное, чтобы этот фильм состоялся. Я помню каждую деталь из тех времен, каждый день съемок. Этот фильм создал меня.

После "Оскара" передо мной открылось множество новых возможностей, люди стали относиться ко мне по-другому. И я постоянно думал: "Вот черт, все вокруг изменились, а я все тот же".

Нам казалось, что после "Умницы Уилла" мы навсегда останемся героями и все будут воспринимать нас как приятелей. А потом как-то, когда Бен снимал "Город воров", он проезжал на машине со своей партнершей по фильму Блэйк Лайвли неподалеку от моего дома. Он ей об этом сказал, а она ответила: "Ты знаешь Джейсона Борна?"

Зрители беспощадно напоминают нам о течении времени. Три года назад бариста в Starbucks, увидев меня, похвалил "Инфильтрацию" 2006 года, а затем добавил: "Иногда люблю покопаться в старье".

Мальчик из фильма Гаса Ван Сента сегодня - парень с четырьмя детьми, один из которых уже в колледже. Список фильмов, в которых я сыграл, длинный.

Кадр из фильма "Умница Уилл Хантинг"

- В нем есть фильмы Содерберга, братьев Коэн, Ридли Скотта, Клуни, Пэйна.

- Важно работать с великими режиссерами, потому что в конечном итоге от них зависит, какой будет эта роль. Когда я играл с Клинтом Иствудом, он упомянул о работе с Витторио де Сикой. Как-то итальянский мастер прервал его на полуслове. "Ты не хочешь, чтобы я закончил свою реплику?" - спросил Клинт. "Нет, вторую часть мы снимем под другим углом". Тогда режиссеры таким образом обеспечивали себе независимость. Они хотели предоставить продюсеру материал, который невозможно было смонтировать иначе, чем предполагал режиссер.

Сегодня тоже можно встретить режиссеров с воображением и осознанием того, что они хотят получить. Это Александр, это Стивен Содерберг. Иногда их мелкие замечания меняют тон фильма - как когда в "Информаторе" Стивен сказал мне, чтобы я произнес речь в суде так, будто только что получил приз.

Или вот фильм "За канделябрами". Снимать закончили поздно вечером, я возвращаюсь домой, ужинаю с женой и детьми, а потом получаю на iPad готовую, смонтированную сцену, которую мы сняли всего несколько часов назад. Для актера это очень важно, хотя трудно потом обосновать слабую игру.

Мэтт Деймон и Александр Пэйн на съемках фильма "Уменьшение"

- Сегодня, когда вы уже можете перебирать предложениями, не надоело часами работать в спортзале ради роли героев? Не лучше ли уступить дорогу Лиаму Хемсворту?

- Признаю, что на съемках "Уменьшения" без зеленых экранов и спецэффектов я расслабился. Когда я играл в последнем "Борне", мне было 45 лет. Коллеги из-за пределов индустрии говорили: "Огонь!" Я же отвечал, что этот эффект не стоит стольких усилий. Не так должен жить человек моего возраста. Речь даже не о весе - он изменился килограмм на 10 кг.

В "Субурбиконе" я весил 92 кг, в "Борне" - 82 кг, в "Непокоренном" как регбист - 88 кг. Однако радикально изменились пропорции жира и мышц в организме. Это стоило мне трех часов в спортзале ежедневно или двух часов с весом и одного на беговой дорожке в жилете с утяжелителями. Я не мог есть то, что хотел, а в конце дня выпить бокал вина. Ради чего? Чтобы бегать в кадре с пистолетом? Я женат, мне не нужно нравиться девушкам.

- Зато вам хорошо в роли семейного американца из пригорода?

- Очень. В киноиндустрии, если речь идет об интересных ролях, лучше всего быть белым парнем за сорок. Это несправедливо, но это так. Тогда актерская зрелость переплетается с жизненным опытом. Я сам долго был в роли парня, который хочет всех насмешить. Пока жена не сказала, что у нее достаточно детей, и она не хочет, чтобы я был одним из них. Из приятеля я стал родителем. И это наверняка видно по моим фильмам. К сожалению, бывает, что старшая дочь говорит мне: "Когда-то ты был круче". Но что делать? Иногда в сложном мире нужно быть скучным.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество