Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

"Русофобия" в Facebook. Как Путин сделал из Цукерберга китайца

Среда, 8 Мая 2019, 12:00
Эффективна ли цензура в ФБ и к чему она приведет?

Фото: Shutterstock

Facebook Newsroom отрапортовал об очередной победе в борьбе за чистоту социальных сетей.

Ну вот, опять небывалые успехи

Пресс-служба ФБ заявила, что администрация сервиса удалила более 100 страниц, 97 из которых, по ее мнению, координировались из России, и писали, в основном, на (анти)украинские темы. Речь идет о 62 персональных аккаунтах, 10 страницах и 25 группах, которые были, по мнению ФБ, были частью единой сети, осуществлявшей скоординированную информационную атаку. О масштабах ее воздействия можно судить по тому, что в общей сложности около 34 тысяч аккаунтов было подписано, по крайней мере, на одну из удаленных страниц, а еще около 86 тысяч аккаунтов присоединились хотя бы к одной из удаленных групп.

Такая зачистка - не единичный эпизод, а будничная работа скромных героев-модераторов. В одном только марте они удалили более 2600 аккаунтов в Facebook и Instagram, заподозрив их в рассылке спама и в "скоординированном неаутентичном поведении", 907 из этих страниц, групп и аккаунтов тоже были связаны с Россией.

Но не в одной только России обитает Гидра Мирового Зла, и в четверг, 2 мая, ФБ заблокировал страницы "ряда ультраправых активистов из США и Великобритании". Среди попавших под раздачу - известный радиожурналист из США Алекс Джонс, сторонник "теории заговора", рулящий сайтом Infowars; Майло Яннопулос, британский полемист, которого AFP назвал "провокатором" - а кто как не AFP является последней и неоспоримой инстанцией в этом тонком вопросе, и, наконец,Луис Фаррахан, лидер радикальной организации "Нация ислама" - и тут уж одно название говорит само за себя.

Особенно сильно ФБ ополчился почему-то на Джонса, пообещав удалять все упоминания о нем. Бог знает, право, чем Джонс так разозлил Цукерберга: то ли утверждением, что теракты 11 сентября были подстроены правительством США, то ли обвинениями Пентагона в использовании "гей-бомб", превращающих обычных лягушек в гомосексуальных - как будто быть гомосексуальной лягушкой предосудительно.

При этом представители Facebook подчеркнули, что будут и впредь блокировать  тех, кто поддерживает "насилие и ненависть", до полного торжества равенства и братства во всем мире, так что демократия и свобода слова находятся в надежных руках. Кстати, "братство" тоже отдает, согласитесь, сексуальной дискриминацией, и к нему стоило бы присмотреться.

Надо сказать, что при внимательном изучении отчеты ФБ выглядят хуже. От суммарного числа аккаунтов, подписанных на суммарное число страниц и групп, отдает примитивной манипуляцией, а списки удаленных напоминают расстрельные списки времен революционного террора -  "по классовому признаку", каковыми, собственно и являются. Все это еще можно было бы проглотить, если не знать подробностей того, как это работает. А, кстати, как?

Китайские корешки и европейские вершки

Алгоритмы работы с сетью ФБ, естественно, не разглашает, но что-либо новое тут придумать сложно. Понятно, что 15 тыс. модераторов не могут просмотреть все посты вручную - есть автоматический поиск по ключевым словам и картинкам. Подозрительные посты попадают уже на модерацию. Вероятно, есть и список аккаунтов, стоящих на особом учете, анализ лайков, посещений станиц, состава френдов - в общем, классическая Big Data. Примерно та же система работает и в Китае, но эффективнее, поскольку во-первых, сетевое поведение каждого пользователя там прямо и без обиняков привязано к его материальному благополучию, а во-вторых, перед китайской системой модерации стоят ясные задачи: воспитание граждан единого стандарта - по взглядам, поведению, вкусам, законопослушанию и т.п. 

Теоретически цензура в ФБ - а это именно цензура, - должна решать те же  задачи, теми же средствами. Но, в отличие от китайской, не может заявить о них прямо, а вынуждена лавировать между разными политическими силами, прячась за недоговоренностью и корректируя курс буквально на ходу, в соответствии с последними опросами общественного мнения, с которым должны считаться политики в преддверии очередных выборов, и множеством других столь же зыбких факторов влияния.

Такой популистский вариант цензуры, во-первых, менее эффективен, а, во-вторых, и менее оправдан, чем китайский. При всех недостатках китайской системы, она, по крайней мере, в экстремуме, стремится к  идеальному государству Платона, что подтверждают ее успехи за последние 40 лет. Можно согласиться и с тем, что при том качестве человеческого материала, которым располагал Китай к началу реформ, иного пути у него просто не было, и что отсекая всех, кто выбивается из рамок стандарта, среди которых много лучших - но куда больше худших, китайские власти последовательно добиваются  улучшения среднестатистического качества своего населения. Да, такая селекционная работа не предполагает сантиментов по отношению к селектируемым. Но для определенного типа людей, не обладающих собственным моральным и идейным позвоночником, внешний корсет - благо и спасение, и таких людей большинство. При этом объекты селекции не могут корректировать ее ход.  

Совсем другую картину мы наблюдаем в ФБ. Долгосрочной стратегии здесь нет. Ее заменяет лепет о всеобщем мире, благе и любви всех ко всем, а реализация этого стремления привязана к ситуации "здесь и сейчас". На самом же деле все обстоит еще хуже. ФБ - это огромный, доходный, но в силу размера, публичности, и, как следствие, заметности, крайне уязвимый для любой политической критики бизнес-проект. Руководству ФБ нужно защитить рекламные доходы и  поменьше конфликтовать с любыми властями по всему миру, что уже непросто. В тех случаях, когда куда ни кинь, а конфликта не избежать, но есть возможность выбрать, с кем он будет, выбирают исходя из наименьших финансовых потерь. Ни для каких проектов борьбы за лучшее и просто хорошее в каждом отдельном человеке здесь просто нет места.

Но чтобы проявлять такую гибкость, сохраняя расходы на минимальном уровне, ФБ должен, во-первых, дистанцироваться от ручной модерации, которая обязательно даст повод для критики, а во-вторых, по максимуму дегуманизировать модераторов, превратив их, по сути, в автоматы, способные бездумно выполнять любые указания - сегодня одни, завтра - другие, послезавтра - третьи. Это превращает центры модерации в ФБ в галеры, набитые бесправными гребцами, которых заменяют при малейшей провинности. Впрочем и сами они недолго выдерживают на такой работе, зачастую становясь после ухода с нее клиентами, в лучшем случае, невропатологов, в худшем - психологов и психиатров.

Чтобы не компрометировать себя столь несимпатичной деятельностью, ФБ отдает эти галеры на аутсорсинг сторонним фирмам, а те, страхуясь, отдают найм персонала, фактически закупку дешевых (потому что оплата там минимальна) рабов на рынке труда еще одному слою фирм-прокладок. 

Но и это еще не все. В доброй старой Античности или Средневековье выработанных гребцов просто выкидывали за борт, где они и тонули, никому не причиняя больших хлопот. Сегодня этот номер уже невозможен и уволенные способны рассказать об условиях своего труда, что может стать еще одной проблемой ФБ. Это вызывает необходимость связывать их при найме подпиской о неразглашении, гарантируя максимум судебных проблем при нарушении обязательств. Тем не менее, сведения о цифровых каторжных лагерях, созданных для защиты демократии и гуманизма, просачиваются в Сеть.

Однако за горой охов и ахов о несчастных гребцах с фейсбучных галер теряется главное: любая попытка цензуры в ФБ, за исключением самоцензуры каждого отдельного пользователя, привитой ему воспитанием и образованием, всегда обернется во зло - каким бы благом ее ни оправдывали. Хотя это касается не только ФБ, и не только Сети. Гашековское "правильно воспитанный человек может читать все" -  общий принцип восприятия любой информации.  Его оборотная сторона звучит как "пошли дурака Богу молиться, он и лоб об пол разобьет".

Тупик цензуры и поиски выхода

Ровно таким же злом являются и репрессивные меры в  борьбе с фейковыми новостями. Правда, в случае новостей еще можно представить себе сетевой инструмент, позволяющий пользователю оценить достоверность фактов. Но факты - не главное. На основе одних и тех же фактов можно сделать разные заключения - все зависит от критериев оценки. Пытаясь же загнать эти критерии в узкий коридор дозволенного и карая за выход из него, мы вступаем на опасный путь. И если китайский вариант этого пути, при всей его несимпатичности для человека, привыкшего к свободе выражения собственного мнения, еще оставляет шансы привести подвергаемое такому воздействию общество к позитивной Утопии, где надобность во внешнем корсете отпадет сама собой, после чего уродства, привнесенные им, сойдут за несколько поколений на нет, то коммерческий, а, значит, по определению, беспринципный и безыдейный "Файервола им.Цукерберга" не оставляет надежды на такой исход. Здесь в конце пути видна только диктатура узко мыслящих посредственностей - насколько можно судить по доступным данным, именно таков и сам Цукерберг, и его супруга. Такая диктатура всегда будет врагом всего живого и мыслящего, а ее единственной целью станет манипулирование мнением посредственного большинства для извлечения из этих манипуляций максимума прибыли.

Но позволить манипуляторам, способным на высокотехнологичный хакинг психики пользователя-человека свободно чувствовать себя в Сети - тоже не выход. Здесь мы столкнулись с новым вызовом, универсального ответа на который сегодня еще не существует. Вероятно, сообщества, осуществляющие техничный психологический взлом, должны выявляться при помощи Big Data и ИИ, и изыматься из Сети без колебаний. Беда только в том, что это зарубит большую часть рынка рекламы, так что, увы, манипуляторы останутся. Изымать же их по признаку еретической проповеди - скверная идея и первый шаг к диктатуре.  

Возможным выходом видится появление рынка интеллектуальных инструментов для индивидуального анализа воздействий в своем кругу общения, и выявления манипуляторов. Конечно, достаточно образованный и привычный независимо  мыслить человек в значительной степени сам себе такой инструмент, но надо понимать и то, что подавляющее большинство людей такими никогда не станут. Им нужно помочь, снабдив их приборами сетевой навигации.

А вот охотиться за личными мнениями, пусть и неправильными, безусловно, недопустимо. Право каждого любить или не любить лягушек, гомосексуалистов, Кремль, Пентагон, мумию Ленина и даже Самого Марка Цукерберга, - вот, написал такое, и страшно стало, но, тем не менее, даже Его, должно быть незыблемо.

Впрочем, рассуждения о том, как "должно быть", обычно разбиваются о грубую реальность, которая, по закону социальной энтропии, зачастую развивается по самому худшему сценарию. А это означает, что в обозримой перспективе мы можем попасть в ситуацию, когда честный и справедливый мир китайских социальных рейтингов, выстроенных на рациональной основе, покажется нам недостижимой мечтой. Однако нас туда, конечно, уже не впустят. По чисто коммерческим соображениям.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество

 

загрузка...