Общество

Олег Покальчук: Государство не должно нянчиться с переселенцами

Социальный психолог Олег Покальчук об оптимальных путях адаптации беженцев из Донбасса и Крыма.

По данным МЧС Украины, из зоны АТО в другие регионы страны переехало около 130 тыс. наших сограждан. О том, как власти должны заботиться об этих людях, "ДС" беседовала с социальным психологом Олегом Покальчуком.

Насколько корректна политика государства по отношению к беженцам?
О.П. Я бы говорил не о беженцах, а о "временно переехавших лицах". Такая формулировка предполагает перспективу их возврата домой после окончания боевых действий. Переселенцы должны понимать, что именно им предстоит отстраивать родные города и села после войны. Поэтому необходимо давать им четкую установку, что надеяться на долгосрочную поддержку государства не стоит.
Изменение мировоззрения беженцев после вынужденного переезда вряд ли возможно. Мы имеем дело не с рациональным компонентом, а со слепой верой в то, что "кругом враги", сами они - "бедные и несчастные" и кто-то (кто угодно, но не они) должен о них позаботиться. Изменить ситуацию можно с помощью максимального рассредоточения этих людей как в плане трудо-
устройства, так и обустройства их быта. Государство же делает все наоборот, сохраняя замкнутость групп переселенцев.

Как вообще людям, которые раньше боялись или ненавидели сограждан-патриотов, жить с ними по соседству?
О.П. Все зависит от конкретного человека. Если переселенец сам создает себе проблемы, обвиняя в своих бедах государство, людей с другими убеждениями, то обустроиться на новом месте ему будет очень трудно. Но власти не должны

Часть переселенцев из Донбасса - мужчин трудоспособного возраста - можно и нужно мобилизовать в армию. Это резко уменьшит количество недовольных среди тех беженцев, которые уверены, что им все вокруг что-то должны

нянчиться с каждым в отдельности. Те, кто продолжает ненавидеть всех и вся, могут сами заниматься своей адаптацией в новых жизненных условиях. Старших людей, которые убеждены в том, что независимая Украина несостоятельна, а Донбассу следует жить отдельно или присоединиться к России, вообще не надо ни в чем переубеждать. Наиболее эффективной в этом случае является простая тактика поведения, применимая к детям: если вы плохо себя ведете, то ничего не получите.

Есть ли отличия между восточными и крымскими беженцами?
О.П. Да, кардинальные. Выходцы из Крыма не только лояльны к материковой Украине, но в отдельных случаях даже более патриотичны, чем среднестатистические граждане государства в целом. Тот факт, что они бросили свои дома, чтобы не оставаться на оккупированной территории и выехали из Крыма, уже говорит о многом. Знаю случаи, когда переселенцы с полуострова помогают беженцам из Донбасса прийти в себя после пережитых ужасов войны.
У крымчан нет каких-то проблем с адаптацией на новом месте. Они трудолюбивы, неприхотливы и настроены положительно. Поэтому и получают всяческую поддержку новых соседей там, где это возможно и необходимо. Их пример показывает, что адаптация переселенцев - дело рук самих переселенцев. Государство может содействовать в чем-то, но общий результат зависит от самих беженцев. Это мировой опыт всех цивилизованных стран, которым приходилось решать проблему переселенцев.

Немало беженцев из Донбасса не спешат устраиваться на работу и требуют щедрой финансовой поддержки. Как государству следует с ними обходиться, чтобы не спровоцировать социальный бунт?
О.П. Так же, как и с другими гражданами Украины. Никаких преференций быть не может. Лень и нежелание нести ответственность за свою жизнь ничего общего с поствоенным синдромом не имеют. Не следует забывать, что многими жителями Донбасса толерантность и доброта воспринимаются как слабость. Если государство будет подыгрывать таким убеждениям, то лишь увеличит масштаб проблемы.
Так называемая положительная дискриминация, когда человеку отдают предпочтение перед его соседом, также несет в себе негатив. Даже если это касается людей, бежавших от войны. Чем они лучше нас с вами? Ничем. Поэтому не надо предоставлять им первоочередное право, например, на трудоустройство. Это правило работы всех западных социальных служб.
Что касается абитуриентов, приехавших из зоны АТО, исключение, конечно же, можно и нужно делать. Ведь молодежь - это та категория, с которой необходимо активно работать, чтобы изменить ложные политические или общие мировоззренческие убеждения, навязанные, например, родителями. Но при этом молодым людям из Донбасса необходимо напоминать, что они получают бесплатное образование как аванс и им еще предстоит его отработать.

То есть молодежь и пожилые переселенцы должны быть отдельно?
О.П. Не в этом суть. Главным просчетом власти было размещение беженцев большими группами в санаториях и школах без каких-либо ограничений и предварительной фильтрации. Хотя мировой опыт учит нас, что их обязательно надо проверять. Особый подход по адаптации переселенцев надо применять к мужчинам трудоспособного возраста. Часть из них можно и нужно мобилизовать в армию. Такие меры резко уменьшат количество недовольных среди тех беженцев, которые уверены, что им все вокруг что-то должны. В идеале необходимо было создать для переселенцев специальные модульные поселения с как можно меньшей их концентрацией на отдельной территории. Но власти сделали так, как им проще, надеясь одним росчерком пера решить серьезную проблему.

Фактическое количество беженцев из Донбасса значительно превышает официальные цифры. Многие из них при выезде предпочли не обращаться к государству за помощью. Как следует расценивать такую "скрытность"?
О.П. Часть незарегистрированных переселенцев выехали в Россию. Другая часть проукраинских или нейтральных жителей Донбасса сейчас живет у родственников или друзей в мирных регионах Украины. Немало выходцев из Донецкой и Луганской областей защищают свою родину в рядах добровольческих батальонов. То есть основная масса надеется на собственные силы. Те же, кто встал на учет, - это (за редким исключением) люди, ориентирующиеся на советское прошлое с соответствующими представлениями о мире, в котором за них все должно делать государство.

С другой стороны, незарегистрированные беженцы, самостоятельно обустраивающиеся на новом месте, также являются проблемой. Это заметно и по росту количества заболеваний туберкулезом, в частности в Киеве, а также по ухудшению криминогенной обстановки.

О том, как ухудшилась криминогенная ситуация по Украине в целом, и на Востоке страны в частности, читайте в материале "Беженцы взялись за оружие".