Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Как вычислить Брейвика? Мужчина, лет до 30, бьет женщин и постоянно в Фейсбуке

Воскресенье, 24 Марта 2019, 14:00
Спасибо Богу за космос, Голливуд и футбол, потому что неизвестно, чем бы все обернулось, если бы не возможность канализировать энергию в грезы, деньги и надежды

Брентона Тарранта очень часто сравнивают с Андерсом Брейвиком

После того как в тихом новозеландском Крайстчерче было совершено нападение на две мечети, всех мучает один вопрос: все ли было сделано, чтобы не допустить теракт? Что пошло не так? Каждый дает свой вариант ответа: правительство обдумывает изменения в законах, касающихся свободного хождения огнестрельного оружия, эксперты тыкают уже привычными указательными в интернет и соцсети, обвиняя платформы в радикализации общественных настроений и требуя немедленно все исправить. Платформы, в свою очередь, в поте лица занимаются заведомо бессмысленным занятием — вычищают манифест и стрим Тарранта отовсюду, где он только есть, твердо зная, что на месте каждой отрубленной головы у Змея Горыныча, которого они сами выпестовали, вырастут три новые.

Все при деле. Никого не упрекнешь в том, что меры не принимаются.

Эксперты, впрочем, недовольны — на то они и эксперты. Они считают, что принимаемых мер недостаточно. Что интернет-платформы, на которых особая (самые радикальные пишут — главная) ответственность, должны и меры принимать чрезвычайные. Вот как против ИГИЛ, например. Взялись отслеживать и вычищать их пропаганду — и молодцы. А теперь самое время заняться отслеживанием и зачисткой "белого супрематизма" и вообще всяких ультраправых фриков. Всем известно, что интернет-платформы не любят вычищать — Цукерберг даже отрицателей Холокоста решил не трогать. Не говоря уже о плоской земле, аутизме от прививок и прыщей от ГМО. Но, может, расстрел мечетей заставит его пересмотреть свои позиции? Прыщи от ГМО пускай остаются, а вот "белый супрематизм" — долой.

У владельцев интернет-платформ щекотливое положение. Манифест, стрим и прочие отягчающие обстоятельства, на фоне которых они просто не могут выйти на авансцену и громко сказать: ребята, мы ничего не можем с этим сделать. Найти и вычислить среди десятков миллионов пользователей одного потенциального психа, который не просто не любит мигрантов, не просто ненавидит мусульман, не просто ультраправого крикуна, не просто белокурую бестию с идиотскими манифестами, — таких в этих ваших интернетах несть числа. А именно того единственного психа, который может внезапно захлопнуть ноутбук и взяться за ствол.

Такие действительно встречаются не слишком часто. Тарранта наперебой сравнивают с Брейвиком — просто потому, что больше в общем-то не с кем.

Впрочем, эксперты готовы прийти на помощь чистильщикам интернета. Они примерно описывают приметы потенциального психа. И описывают довольно точно. Это мужчина. Нет, не обязательно белый, как показывают ИГИЛ или Боко Харам, он может быть не совсем белым или даже совсем не белым. Между 20 и 30 годами. Очень вероятно, привлекался хотя бы по незначительному поводу. В анамнезе имеет агрессивное поведение в отношении женщин и детей. И еще одно существенное дополнение — много времени проводит в интернете.

Характерна попытка многих комментаторов провести параллель между ИГИЛ и Таррантом. Комментаторов понять можно: очень хочется уличить убийцу в том, что он ничем не отличается от своих врагов. Но дело в том, что убийца и не ставит себе цель отличаться от своих врагов. Совсем наоборот — он хочет их бить их же оружием, их же методами. Он сам настаивает на том, что это теракт — такой же, какой исламисты устраивают в христианских церквях.

Но Таррант — не ИГИЛ, и методы, которые применяют против исламистов, против брейвиков не помогают. Они не ведут организованную войну. Они не собирают армию. Они готовы заразить кого попало бациллой своего безумия, но сами в банде не нуждаются. Они одинокие "белые воины", которые выходят один на один с отрядом сарацин и кладут их всех собственным мечом.

Однако кое в чем эксперты совершенно правы: это расстройство действительно поражает именно мужчин в указанной возрастной группе с указанными девиациями в поведении. Мужчина на третьем десятке, неудовлетворенный своим положением — социальным и/или финансовым, уверенный, что он чего-то недополучает в жизни. Или что жизнь проходит мимо. Он чувствует себя обделенным и конвертирует эту неудовлетворенность в гнев и ярость, так прокомментировали, например, историю Тарранта эксперты CNN.

Правы эксперты и в том, что интуитивно ищут параллели с ИГИЛ. Но дело не в методах и не в использовании соцсетей. А в том, что именно толкает людей этой возрастной группы на джихады и в крестовые походы. Причем это касается не только мужчин на третьем десятке. Возьмем более многочисленную группу — подростки. Их и среди стрелков-одиночек больше, а уж в ИГИЛ — едва ли не основная масса добровольцев. К подросткам уже все почти привыкли. А вот мужчины на третьем десятке нас все еще поражают.

Крестовый поход был отличной идеей для своего времени. Когда войны в Европе в основном или закончились или всем надоели, нужно было найти внешнюю цель, на которую можно было бы направить орды головорезов, привыкших жить с меча. Головорезы много чего сделали в истории — они открыли и покорили мир. Но когда оказалось, что Земля закончилась, что им было делать дальше? Куда девать свою неуемную энергию? Последний живот был положен на алтарь исследований Антарктиды в начале ХХ в. Что произошло дальше? Две мировые войны, череда геноцидов и, наконец, призрак Судного дня.

Спасибо Богу за космос, Голливуд и футбол, потому что неизвестно, чем бы все обернулось, если бы не возможность канализировать энергию в грезы, деньги и надежды на великий прорыв, а тот пар, который так никуда и не обратился, сбросить на трибуне стадиона. Понимаете, почему женщине нечего делать на футбольном матче? Теперь это принято считать сексизмом (это он и есть, если что), но с точки зрения физиологии женщине на стадионе делать так же нечего, как мужчине в гинекологическом кресле. У нее просто нет потребности в терапии такого рода, она не страдает от избытка тестостерона, который то и дело бьет в голову и толкает на "свершения".

Западная цивилизация в данный момент ищет способ справиться с тем, что до сих пор ее двигало и создавало, — с мужским началом. Да, оно ее создало. Но теперь оно же ее тяготит и угрожает. И дело не только в том, что на Земле больше нет места для крестового похода, есть же еще и космос, например. Но завод кончился. Западная цивилизация стареет и буквально, и фигурально. Она не то что не может, она не хочет больше экспансий и свершений. Средний возраст граждан страны золотого миллиарда постепенно перестает быть средним, становится пожилым. И среди них преобладают женщины — и численно, и идейно. Это общество не свершений, это общество стабильности.

В западной культуре уже довольно долгое время прослеживается тенденция к демаскулинизации. Но в последнее время все обострилось и ускорилось: под свет софитов выволакивается все самое отвратительное, самое уродливое, что только есть в маскулинной культуре. Она одинаково омерзительно смердит везде. Католическая церковь — этот мужской клуб — просто гнездо разврата под лицемерной маской святости. Омерзителен и другой мужской клуб — ИГИЛ. Ничуть не лучше Фабрика грез. Да и вообще весь шоу-бизнес, построенный мужчинами по их правилам. И политический истеблишмент с его манерой хватать журналисток за коленки ничуть не лучше.

Значение #metoo для женщин трудно переоценить, я бы перенесла Восьмое марта на тот день, когда родился этот хэштег. Но не могу не признать, что он выстрелил именно потому, что внутри системы западной цивилизации дозрел спрос на омерзительный образ маскулинности. И это был самый простой и дешевый способ достичь максимального эффекта — буквально любая женщина имеет что сказать на этот счет. А участие звезд первой величины превращает это в мейнтсрим масскульта: нет мужчины, который был бы кумиром масс и которого не подвергли бы  или не подвергнут в ближайшем будущем тесту на омерзительную маскулинность и по результатам, возможно, свергнут с пьедестала. Вслед за Харви Вайнштейном, Кевином Спейси и Майклом Джексоном, который всю жизнь старался стать белым и вот наконец после смерти оказался достаточно белым, чтобы разделить судьбу других белых мужчин. И детоубийца Брейвик, и его верный последователь Таррант, разряжающий ствол в лежащую у его ног женщину, — они много добавили к и самому этому образу, и к актуальности запроса на омерзительную маскулинность.

В чем трудно согласиться с экспертами, так это с ролью интернета и соцсетей. Они, конечно, радикализуют, поднимают градус, дают возможность найти сообщников и т. п. Но при всем том они куда больше лечение проблемы, чем сама проблема. Они принимают на себя основную нагрузку в психотерапии — даже большую, чем стадионы. Организоваться, найти единомышленников люди могли всегда — задолго до соцсетей, интернета, телефонной связи и далее в глубь веков. Устроить резню — по любому поводу, включая цвет кожи, вероисповедание или просто желание добраться до чужих припасов и женщин, — сапиенсы также могли и делали это регулярно на протяжении всей истории своего существования. Поэтому самое время поблагодарить Бога уже не только за Голливуд, но и за "Нетфликс", не только за футбол, но и за "Фейсбук" с "Ютьюбом". Без них нынешняя схватка западной цивилизации с тестостероном выглядела бы совсем уж безнадежно.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество

 

загрузка...