Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Ополченцы или преторианцы. Какая Нацгвардия нужна Украине

Понедельник, 9 Октября 2017, 10:00
Наличие двух силовых структур, которые можно на выбор привлечь к решению одной и той же задачи, порождает у власти соблазн приблизить одну из них к себе

Фото: 24tv.ua

Закон о реинтеграции Донбасса, который приняла Рада в первом чтении, помимо всего прочего, переведет в зоне АТО Национальную гвардию из ведения МВД в ведение Оперативного штаба, в котором верховодить будет ВСУ. А главнокомандующим ВСУ является президент, то есть в настоящий момент - Петр Порошенко. Глава МВД Арсен Аваков, недовольный усилением Порошенко, пытается использовать пожар в Калиновке, чтобы, опираясь на "Народный фронт", сместить начальника Генштаба Виктора Муженко и провести на его место своего человека.

Стороны конфликта исходят из личных политических расчетов, но могут, в принципе, сослаться и на государственные интересы. Порошенко - на необходимость единого руководства операцией в ОРДЛО, для чего в законопроекте о реинтеграции Донбасса предусмотрена новая структура - Оперативный штаб. Аваков - опасностью диктатуры, порождаемой концентрацией управления силовиками в руках президента. Ведь согласно действующему закону о Национальной гвардии она является "военным формированием с правоохранительными функциями", то есть вторгается в сферу полномочий МВД.

За этими увлекательными играми оказался забыт вопрос о том, зачем вообще нужна Украине Национальная гвардия.

Что такое национальная гвардия и зачем она бывает нужна?

По смыслу термин "национальная гвардия" равнозначен "народному ополчению". Но народное ополчение слишком явно вызывает в сознании образ скверно управляемой и плохо вооруженной толпы, а гвардия, да еще и национальная, звучит куда солиднее. Национальная гвардия всегда возникает в условиях вакуума власти. После чего либо рождает власть по известной формуле Мао о винтовке, либо затыкает собой дыру в обороне до того момента, пока государство не соберется с силами, чтобы сделать это самому. Очевидно, что в таком качестве национальная гвардия - сугубо временное явление. Если же она сохранена на постоянной основе и с прежним названием, это означает только одно: подмену понятий. Под старым фантиком скрывается новое содержание.

В любом случае за созданием Национальной гвардии всегда следует переформатирование государственной власти, в котором принимают деятельное участие и ее создатели.

А сохраненная нацгвардия может сохранить до некоторой степени суть и смысл народного ополчения - а может, напротив, утратить его полностью и даже превратиться в нечто совершенно противоположное.

Немного истории: от 1991 г. до наших дней

Нынешняя Нацгвардия - уже вторая по счету в новейшей истории Украины. Первая была образована в 1991 г., в ответ на попытку ГКЧП. Верховная Рада, опасаясь повторных попыток путча в Москве и сравнив поведение командования армейских частей и частей Внутренних войск в ходе августовских событий, приняла решение о сформировании на базе ВВ УССР Национальной гвардии Украины.

Тогда Нацгвардия заменила армию, которой у Украины еще не было, а нужда в ней, на случай попыток Москвы загнать украинцев назад в СССР, уже была. Эта ситуация отразилась в списке ее задач, перечисленных в законе о Национальной гвардии 1991 г.

К 2000 г. все необходимые силовые структуры уже были сформированы, и нужда в Национальной гвардии отпала. Подписывая закон о ее расформировании, президент Леонид Кучма указал, что Нацгвардия не несет уже каких-то своих, отдельных функций, а лишь дублирует отдельные виды деятельности МВД, СБУ и других силовых структур, в связи с чем просто не нужна.

В марте 2014-го Украина снова столкнулась с ситуацией внешней угрозы и фактического отсутствия армии. И Нацгвардия снова была сформирована из того, что оказалось под рукой. Она стала компромиссом между новой властью, Самообороной Майдана и добробатами.

По мере стабилизации ситуации Нацгвардия утрачивала черты ополчения, превратившись в итоге в структуру вполне государственную: полностью контролируемую государством и действующую на основе законов. Остался нерешенным только один вопрос: нужна ли Нацгвардия в ее нынешнем виде? Есть ли для нее особая, никем другим не занятая ниша в общей системе украинского государства? Не превращается ли она в политического джокера - в силовой инструмент, существующий параллельно с общегосударственной армией и полицией и готовый подвинуть их в сторону, подыграв оной из политических сил?

По каким образцам строится украинская Нацгвардия?

Название "Национальная гвардия" может скрывать за собой все что угодно. Весьма информативная инфографика по этому вопросу приведена на сайте самой Национальной гвардии Украины, в статье, посвященной проекту закона о внесении изменений в законодательство с целью упорядочения деятельности нацгвардейцев.

Согласно этой инфографике Нацгвардия Украины по своим функциям стоит ближе всего к жандармерии, с которой ее, собственно, и сравнивают. Характерно, что, к примеру, Национальная гвардия США вообще не попала в таблицу сравнения - по причине существенно иных задач, стоящих перед ней. Зато в него попали испанские гражданские гвардейцы, итальянские карабинеры, а также французские, турецкие и румынские жандармы. Причем румынская жандармерия плотно сотрудничает с Нацгвардией: оказывает помощь в подготовке кадров, помогла стать ассоциированным наблюдателем FIEP - ассоциации европейских и средиземноморских жандармов и полицейских сил с военным статусом - и поддерживает стремление руководства Нацгвардии добиться в FIEP постоянного членства.

Зачем Украине жандармерия, и кому она должна подчиняться?

По определению Толкового словаря времен СССР, жандармерия в буржуазных странах - это особые полицейские войска для политической охраны и сыска, а также для борьбы с революционным движением. Впрочем, французское революционное правительство тоже сформировало Национальную жандармерию для поддержания порядка в Вооруженных силах и внутри государства. И, как показывает опыт, никто так не опасается революции или путча и не стремится по максимуму застраховаться от них, как власть, утвердившая себя похожим путем.

Функции Национальной гвардии Украины в значительной степени скалькированы с румынской и французской жандармерий. Украинские жандармы - нацгвардейцы - должны заполнить промежуток между армией и полицией, решая задачи, для которых армия - слишком разрушительна и неповоротлива, а полиция - слишком слаба и немобильна.

Это охрана тыла действующей армии, диппредставительств, судов, арестованных, стратегических объектов, а также пресечение массовых беспорядков. В целом все выглядит разумно. Тому, что в 2000 г. Нацгвардия оказалась не нужна, тоже есть объяснение. Украина тогда не воевала и не сталкивалась со всеми последствиями, которые несет с собой война, - от массы оружия на руках у населения до вражеских ДРГ. В этот перечень надо включить и изменившееся сознание граждан, которые на практике убедились в том, что утратившую берега власть можно иной раз и подвинуть, - на этот момент стоит обратить внимание особо. Но в целом появление в структуре государства жандармерии выглядит оправданным. Да, в принципе нужна. Но есть и вопросы.

Фото: УНИАН

Вопросы, на которые пока нет ответов

Как и любая силовая структура, жандармерия - это инструмент. Для того чтобы инструмент использовался строго по назначению, правила пользования им должны быть подробно прописаны. Так, Национальная жандармерия Французской Республики - по образцу которой построена жандармерия Румынии, на которую, в свою очередь, ориентируется Нацгвардия Украины, - подчинена Министерству обороны и Министерству внутренних дел по кругу задач, входящих в ведение каждого из них. Кроме того, задачи, которые решают французская и румынская жандармерия, не пересекаются с задачами полиции и армии. Жандармам нарезан свой сектор ответственности, которые они ни с кем не делят.

В законе об украинской Нацгвардии столь тщательной проработки ее задач и использования пока нет. Как следствие, задачи нацгвардейцев пересекаются с армейскими и полицейскими - то есть возникает ситуация, которая послужила причиной ликвидации Национальной гвардии в 2000 г.

Подчинение столь специфической структуры только МВД, как, впрочем, и ее переподчинение только ВСУ, способно лишь усугубить эту неопределенность. А это уже никуда не годится, и вовсе не из-за порождаемой таким пересечением неразберихи. Неразбериха - тоже неприятна, но это меньшее зло. Все гораздо серьезнее: наличие двух силовых структур, которые можно на выбор привлечь к решению одной и той же задачи, порождает у власти соблазн приблизить одну из них к себе, сделав привилегированной. И тем обеспечить верность этой структуры уже себе лично, а не закону, в обмен на гарантии ее привилегированного положения. К слову, именно эту роль личной армии диктатора выполняет российская Национальная гвардия. Впрочем, таких примеров в истории хоть пруд пруди.

Соблазны обзавестись личной преторианской гвардией особенно сильны в постреволюционный период. Общество взбудоражено, власть не вполне еще сменилась, и у всех еще свежа память об эффективности непарламентских методов борьбы вкупе с верой в цель, которая оправдывает средства. Добавим к этому еще и войну, причем такую, которая, помимо иностранной агрессии, несет в себе долю войны гражданской, как бы ни трудно было это признавать, - и мы получим сегодняшнюю Украину. Риск появления "новых преторианцев" в такой ситуации очень велик. Предпосылки к нему, в виде первоочередного снабжения новейшей техникой и оружием не частей ВСУ на передовой, а нацгвардейцев, охраняющих правительственный квартал, мы наблюдаем воочию.

Выходом из этой ситуации видится внесение в Закон о Нацгвардии поправок, которые ясно разграничили бы ее полномочия с полномочиями МВД и ВСУ.

Все это никак не должно быть связано ни с персоналиями во власти, ни с их взаимоотношениями, выходящими за рамки их конституционных обязанностей. Закон не может оглядываться на подковерные битвы, а должен исходить из единственного, непреложного принципа: даже самая слабая, маразматичная, коррумпированная, но все-таки гарантирующая сменяемость власти демократия предпочтительнее, чем очередной Великий Вождь, изрекающий абсолютные истины и правящий пожизненно. Даже если этот вождь имеет справку с печатью о том, что он ниспослан Высшими Силами, гениален, как Ким Чен Ын, и обаятелен, как генерал-адмирал Аладдин в исполнении Саши Коэна. Все равно - наша бестолковая и популистская республика лучше, чем он. И Нацгвардия, как и прочие силовики, нужны для того, чтобы защищать эту республику - такую, какая она есть, со всеми ее глупостями, болезнями и очевидными недостатками. И только для этого.


Со всем остальным мы разберемся сами.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество