Общество

Патриарх Кирилл победил церковный бизнес своего умершего предшественника

Команда нового патриарха всего за пять лет полностью прибрала к рукам «финансовую» часть церковной жизни

На днях, в России, жертвой "церковного передела" пал банк "Софрино", заговорили о том, что "команда Кирилла" таким образом оттеснила от финансовых потоков "команду Алексия". Однако рокировка у рычагов огромной финансовой империи, известной как "РПЦ", интересна не только этим.

Вообще-то со словом "Софрино" у людей, связанных с церковной тематикой, ассоциируется в первую очередь вовсе не банк. А одноименное предприятие РПЦ - художественно-производственное предприятие "Софрино". Это официальный производитель русского православного "благолепия" - от штучных ювелирных изделий до обычных свечек. Полный и безоговорочный монополист на рынке церковной утвари. О масштабах и действенности этой монополии можно судить, например, по регулярным записям священников из разных регионов России на ЖЖ и ФБ о том, что епархиальное начальство обязывает их закупать продукцию "Софрино", иногда даже с указанием сумм. То есть именно на совести "Софрина" то, что "внешний вид" современного русского православия (он же "благолепие") скатился за последние двадцать лет до откровенного кича.

Бренд "Софрино" уже много лет связан с именем одного из главных фигурантов нынешней церковно-банковской истории Евгением Пархаевым. С этим именем связан подлинный расцвет предприятия. Пархаев пришел на должность руководителя предприятия вместе с перестройкой. Он пользовался личным расположением патриарха Пимена и, по некоторым данным, находился "на крючке" КГБ из-за кражи материалов при ремонте храмов. В своей биографии сам Пархаев пишет, что работал в МП начальником отдела снабжения, а приобретать материалы для РПЦ в советские времена было очень трудно. Возможно, одна из этих трудностей и привела его в сначала в казенный дом, а оттуда - на незримую службу.

Как бы то ни было, в карьере Пархаева случился тот "непостижимый скачок", которые легко найти в каждой почти биографии того поколения политиков и бизнесменов. Возможно, роль сыграли личные отношения не только с патриархом Пименом, но и с митрополитом (будущим патриархом) Алексием, который принимал его на работу в РПЦ, а потом оставался его покровителем уже как руководителя процветающего церковного предприятия-монополиста.

Евгений Пархаев - прекрасный образчик "нового русского" образца 90-х. Тяжелое детство, отсутствие высшего образования, но при этом - деловая хватка, связи и никаких тормозов. Он любит красоваться на фото в орденских регалиях (производства ХПП "Софрино", разумеется), по возможности, в обнимку с патриархом, юбилей свой празднует не иначе как в Храме Христа Спасителя - в общем, типичный "новый русский" в православной обертке.

Кроме "Софрина" Пархаев занимался самыми разными "деловыми вопросами" в РПЦ. Став главным "хозяйственником" при патриархе Алексии ІІ, он развернул небывалую деловую активность на самых разных направлениях - от телекоммуникаций до "православных аптек". Правда, периодически и тут случались скандалы - например, около года назад вокруг "софринских" "православных аптек" разгорелся скандал из-за продажи препаратов для медикаментозного аборта. Со временем Пархаев замкнул на себя всю финансово-хозяйственную деятельность. Деловые инициативы Пархаева часто сопровождались или заканчивались скандалами. Но это никак не отражалось на его сосбтвенной судьбе и благосостоянии.

Разумеется, этот типичный представитель 90-х, так хорошо вписавшийся в команду "перестроечного" патриарха, имел немного шансов при патриархе Кирилле. Который, конечно, в 90-х тоже немало заработал на сомнительных церковно-коммерческих схемах, но все же оказался "человеком нулевых".

Поэтому "церковный передел" не надо воспринимать ни удивленно, ни излишне эмоционально. Церковные структуры строятся вместе с прочими общественными структурами и подвержены тем же деформациям. Если вертикаль светской власти строится и развивается по коррупционным и криминальным схемам людьми с "серым" советским прошлым - почему надо ждать иного от церкви? И когда в светской власти поколение партийных бонз - бюрократов сменилось поколением полукриминальным, полукагэбэшным, когда эта новая элита начала выстраивать свои "схемы", следовало ждать, что церковные институты, пережив аналогичную "смену элит", проявят те же тенденции. Ведь и там, и там к власти пришли люди, прошедшие одну и ту же школу. "Дикий" капитализм 90-х, образчиком которого остается Пархаев, ушел в историю. В чести теперь иные правила.

У поколения нулевых "новая метла" почти всегда выметает прежний "финансовый менеджмент". Это прагматичное поколение, и финансы для них - альфа и омега. Этим людям чуждо благородное (и не очень) безумие, которое нередко позволяло людям в 90-х сколотить за короткое время огромное состояние. Так ведь у "новых элит" и нет цели "сколотить с нуля благосостояние". Их цель - "перераспределить" то состояние, которое уже однажды было кем-то сколочено. По этому принципу начала действовать и команда патриарха Кирилла. Для начала она постаралась расшатать прежние схемы, чтобы перенаправить уже существующие финансовые потоки в новые карманы. Основной целью нового "финансового менеджмента" совершенно предсказуемо стал именно Пархаев.

Руководителем финансово-хозяйственного отдела РПЦ отец, а впоследствии - епископ Тихон Зайцев довольно долго и осторожно, но, как видим, эффективно справился с заданием отъема финансовых рычагов РПЦ у Пархаева. Пархаев терял позицию за позицией - он перестал быть главным хозяйственником, потерял строительные проекты и, наконец, банк "Софрино". Когда стало известно, что у "Софрино" отозвали лицензию, в МП довольно жестко прокомментировали это событие в том смысле, что к РПЦ этот банк никакого отношения не имеет.

И это была правда. Поскольку упадок банка "Софрино" очевидным образом совпал с расцветом банка нынешнего патриарха - "Пересвет". По сути, РПЦ "сбросила" банк "Софрино" за ненадобностью - все финансовые потоки РПЦ к этому моменту уже перевели в "Пересвет". Команда нового патриарха всего за пять лет полностью прибрала к рукам "финансовую" часть церковной жизни. Сделано это было вполне аккуратно и эффективно, с привлечением админресурса, связей в новой власти и госмонополиях. Т.е. вполне в стиле а-ля Рюс образца "нулевых".

Однако беспокоиться о судьбе ХПП "Софрино", тем более, Пархаева - не стоит. "Софрино" остается монополистом на рынке церковного "благолепия" - хотя владыка Тихон, говорят, старался эту монополию подточить. Но, по всей видимости, "финансистам" РПЦ - прошлому и настоящему - удалось прийти к какому-то компромиссу. Поскольку обломки банка "Софрино" не придавили интересов ХПП "Софрино" - предприятие, как оказалось, к моменту коллапса банка свои деньги из него успело забрать.

Финансовые удары, нанесенные церковно-хозяйственной империи Пархаева, наверняка сделают его более сговорчивым и более контролируемым со стороны патриархии. Это будет выгодно обеим сторонам: Пархаев заинтересован в том, чтобы сохранить за собой ХПП "Софрино", а за ним - монополию на обслуживание РПЦ "благолепием", а патриархии проще контролировать одно предприятие, чем целую сеть малых "свечных заводиков", особенно в отдаленных епархиях. Неплохие отношения православный миллиардер, судя по всему, сохраняет и с новым патриархом. Пускай он и не входит в ближайший патриарший круг.