Общество

Почему аборты стают редкостью в «бездуховных» странах

Во всем мире в 2010-2014 гг каждый год делалось в среднем 56 миллионов абортов.

Фото: stmegi.com

Во всем мире в 2010-2014 гг каждый год делалось в среднем 56 миллионов абортов. Но ученые утверждают, что в этой печальной статистике хотя бы часть мира достигла исторического минимума.

По информации Гутмахеровского интститута и Всемирной организации здравоохранения, дела идут хорошо в развитых странах, но в развивающихся - в том числе в странах, в которых действуют законодательные ограничения на аборты, - количество абортов не уменьшается. Результаты исследования опубликованы в журнале "Ланцет".

Согласно исследованию, с 1990 по 2014 год годовые показатели количества абортов в развитых странах на 1000 женщин детородного возраста (15-44 лет) снизились с 46 до 27. В основном, такое резкое улучшение показателей обеспечила Восточная Европа, где показатель упал более чем вдвое - с 88 абортов в год на 1000 женщин до 42. В то время как в развивающихся странах (преимущественно речь идет о Латинской Америке, Африке, Ближнем Востоке и Юго-Восточной Азии) уровень абортов остается практически неизменным - с 39 абортов в год показатель снизился до 37. Во всем мире в 2010-2014 гг каждый год делалось примерно 56 миллионов абортов. Абортом заканчивается в среднем одна из четырех беременностей (25%).

Рекорд по "материнской моральности" поставили США, где к концу исследуемого периода делалось не более 17 абортов на 1000 женщин в год. Рекорд по динамике, как уже было отмечено, - за Восточной Европой, где в начале периода статистика была ужасающей (88 абортов на тысячу женщин), а к концу показатель снизился более чем вдвое. В Африке, где в большинстве попавших под мониторинг стран аборты являются незаконными, статистика фактически не менялась: показатель в 33 аборта на 1000 женщин в 1990-94 даже чуть-чуть подрос - до 34 абортов в 2014 году. "Антирекорд" у Латинской Америки, где абортом заканчивается примерно каждая третья беременность (исследование не охватывает периода вспышки вируса Зика).

Два основных вывода из исследования очевидны: внедрение практики планирования семьи и использования современных средств контрацепции снижают уровень абортов, в то время как криминализация абортов никак не влияет на печальную статистику.

Обо всем прочем - материальном, социальном и духовном аспектах - можно разве что спекулировать. Как и о демографии, которая, по мнению многих традиционалистов, "страдает" от планирования семьи.

Что касается криминализации абортов, уже немало было сказано слов о том, что это никогда не было эффективным. Разговоры на эту тему - обычно, спекуляции людей, делающих на этом вопросе свой политический гешефт, или людей, которых волнует не столько решение проблемы, сколько самоуспокоение. Многие - в том числе искренние - борцы за законодательный запрет абортов имеют по этому поводу вполне фарисейскую позицию. Любопытно, что лоббируют запрет абортов, обычно, те же традиционалистские группы, которые высказываются против планирования семьи и контрацепции. От чего проблема приобретает черты замкнутого круга, которому удобно придавать мистический характер и заодно апеллировать к некоему "моральному ответу".

Который отчего-то не работает. Возможно, такое впечатление возникает из-за того, что кто-то чего-то не договаривает. Например, если планирование семьи и контрацепция аморальны, то почему вполне морален результат - снижение количества абортов? Почему в развивающихся, религиозно озабоченных и бесперечь апеллирующих к "духовности" обществах статистика абортов куда хуже, чем в секулярных и "бездуховных" странах "золотого миллиарда"? Почему секуляризирующаяся последнее время Южная Европа не увеличивает, а сокращает свою абортную статистику?

Ответ очевиден: потому что аборты не зависят от степени религиозной озабоченности. Это вообще не "вопрос духовности" - и вряд ли когда-нибудь был только им. И чем меньше в этом вопросе апелляций к мистическому и чем больше - к рациональному, тем ниже оказывается абортная статистика.

Ниже, впрочем, могут оказаться также показатели демографического роста. Это, кстати, любимый "духовный" аргумент: они там, мол, со своим "планированием семьи" не вылезают из демографического кризиса и вымирают. Возможно, так оно и есть. Но, во-первых, это вопрос цены: вымирают, возможно, сами - но при этом не убивают детей во чреве матери, как это происходит в иных "духовных" странах. Во-вторых, среди "духовных" стран, лелеющих свои "скрепы", абортная статистика весьма печальная, и при этом часть этих стран все равно имеет отрицательный прирост.

"Духовность" не спасает от демографического кризиса. От кризиса спасает низкий уровень знаний, в том числе, репродуктивных, особенно - среди женщин. Но это незнание, увы, сопряжено с высоким уровнем абортов и женской смертности в результате подпольного прерывания беременности. За все приходится платить. За репродуктивную темноту - детскими и женскими жизнями, за репродуктивную просвещенность - демографическими показателями.