Общество

Зачем Путин отдал русскую литературу патриарху Кириллу

Или почему возглавляемое патриархом "Общество русской словесности" могло бы с тем же успехом называться Комитетом по культуре и культам

Фото: pravoslavie.ru

Последние несколько дней в России - небывалое книжное обострение. В Краснодаре, вот, на масленицу неназванные "активисты" устроили аутодафе книгам Генри Миллера под лозунгом "лучше ядерная зима, чем "Черная весна". Объект ненависти, как и этот продвинутый лозунг, свидетельствуют о том, что модерировал акцию подкованный сотрудник - он знает не только широко известное в узких кругах имя Генри Миллера, но и названия его книг.

Буквально через несколько строк в новостной ленте - снова здравствуйте: некий протоиерей на солидном мероприятии заявляет о необходимости изъять из школьной программы ряд произведений классиков, на том основании, что они пропагандируют неправильные ценности. Спикер МП Легойда на следующий же день открещивается в том смысле, что "это личное мнение протоиерея, а не всей РПЦ" - но осадок, как вы понимаете, никуда не делся. И на этом выгодном фоне по личной просьбе В.В.Путина патриарх Московский Кирилл возглавляет свежесозданное "Общество русской словесности".

Первый - рефлекторный - вопрос: почему русская словесность была передана именно под опеку православного лидера? Неужели в России не нашлось ни одного видного и в то же время преданного писателя? Или редактора? Или литературного критика? Или языковеда? Ведь даже в СССР близкий по функционалу Союз писателей возглавлял именно писатель, пускай и совершенно несамостоятельный.

Писателям и представителям смежных цехов не привыкать находиться под плотной опекой "ответственных товарищей", оспаривающих у них (и не без оснований) роль "инженера человеческих душ". И раз в нынешние времена Союз писателей уже не играет роль идеологического регулятора и цензора, надо искать замену - и заодно расширять полномочия. Насколько известно из выступлений патриарха, его в данное время больше всего заботит школьная программа по русской литературе. Молодежь должна получать не только препарированную историю, но и препарированную литературу. Иначе что же из них вырастет? Читатели Генри Миллера? Или пускай даже Чехова с Куприным?

Но дело в том, что патриарх Московский тоже не будет играть роли идеологического регулятора и цензора. Это назначение - очевидное "бряцание скрепами", бессмысленное и беспощадное. Путин сознательно банкротит авторитет РПЦ и лично ее главы. Думаете, выступление против Чехова, Бунина и Куприна некоего вчера еще неизвестного широкой публике протоиерея случайно совпало с назначением патриарха "старшим от словесности"? Ничуть не бывало. Одной рукой Кремль круто гнет скрепы, а другой - пугает крутыми скрепами почтеннейшую публику. Пугает не то чтобы либералов недобитых - этих так мало, что нет смысла тратиться. Но не нужно быть либералом, чтобы схватиться за голову от литературоведческих суждений некоторых протоиереев РПЦ.

Эта незамысловатая комбинация направлена на тех, кто еще в принципе способен хвататься за голову. Тех, кому имя Куприн о чем-то говорит. Эти люди - отнюдь не либералы в массе своей. Просто еще имеют какие-то интеллектуальные барьеры, какие-то тормоза, какой-то мизер критического мышления, заключающейся в способности употреблять союз "но".

Хотя бы как Фрунзе в великом фильме "Чапаев": Александр Македонский, мол, был великим полководцем - но стулья-то зачем ломать?

Для чего лубянские манипуляторы это делают? Ответ очень прост. Потому что внутренняя политика Кремля по биологической своей сути очень проста: они формируют массовые рефлексы. Вся работа огромного социального организма сводится к простой цепочке "сигнал - рефлекторная реакция". Который должен действовать просто и безыскусно, без вмешательства высшей нервной деятельности - которая обязательно рано или поздно "включит" союз "но".

Сейчас кремлевские чекисты старательно отрабатывают запугивание обывательских масс "мракобесами". Поэтому такой резонанс получают варварские акции по сожжению книг (которые все равно почти никто не читает). Поэтому зияющих высот абсурда достигают процессы по "защите чувств верующих": теперь на скамье подсудимых не "плохие девчонки", осквернившие главный храм страны своими (увы, пока безрезультатными) взываниями к Богородице, но те, кто смеет вслух (на всю френд-ленту ФБ) написать что-нибудь вроде "Бога нет". Порог чувствительности верующих все ниже и ниже - того и гляди, само существование атеистов станет для них нестерпимым оскорблением.

А ведь воцерковленных православных в России не то чтобы слишком много. И подавляющее большинство в этой "православнутой" вакханалии не участвует. Бузит исчезающе малая группа. Которая, можно не сомневаться, находится под пристальным контролем и плотной опекой "ответственных товарищей". Поэтому нет, это не совпадение: пока главный чекист страны назначает главного православного страны "смотрящим за куплетистами", его младшие коллеги так же старательно работают с младшими коллегами патриарха.

Фото: pravmir.ru

Но все же я нахожу особый шарм в том, что именно патриарх Московский теперь будет заниматься вопросами литературы. Это так мило. Так символично. Невольно вспоминается скандал вокруг пушкинской "Сказки о попе и работнике его Балде", где "православные поэты" вымарали "попа" и подставили на его место "купца". Эта постмодернистская обработка (даже рука не поднимается писать - цензура, потому что очень уж медно звенит в ней поповский лоб), на мой взгляд, очень обогатила исходный текст контекстами. То же самое могу сказать и о нынешнем назначении "главного попа страны" на высокую литературную должность.

Где-то на ФБ попалась мне недавно фраза (кажется, цитата) о том, что "при всей любви к Пушкину, я хочу сказать пару слов в защиту Булгарина". На самом деле, сказать пару слов можно не только в защиту Булгарина, но - при всей любви к Пушкину - и в защиту Бенкендорфа. Поэтому, нет, совсем не напрасно главный скрепщик страны стал смотрящим за отечественной литературой. Ведь русская культура - это и есть русская литература. С небольшими довесками.

Посмотрите внимательно, и вы сами убедитесь. Русская история, например, - это литература. Здесь Пушкин не просто равноценен, но котируется даже слегка выше Ключевского. Русское православие - это снова литература, где Достоевский (как и Толстой, несмотря ни на что) оказывается едва ли не самым цитируемым "богословом". Русский быт, "карта родины", российская политика, вся российская действительность обретает бытие именно в качестве литературного образа - от Гоголя с "толстоевским" до Войновича с Сорокиным. Поэтому все в ней так чувствительно к слову, фразе, так легко мифологизируется - реагирует не на факты, а на те словесные конструкции, которые их представляют. Или лучше сказать - подменяют.

Возглавляемое патриархом Кириллом "Общество русской словесности" могло бы с тем же успехом называться Комитетом по культуре и культам (как это было в СССР). И, возможно, это как раз та должность, которой он хотел для себя в рамках российской "симфонии". Но, боюсь, Путин снова "всех переиграл". Одним единственным назначением он признал достижения и отблагодарил патриарха за последние дипломатические победы - в Шамбези и Гаване, - и в то же время подставил его под критику тех, кто уже давно ропщет на "засилие попов" в тех областях, где как раз им, попам, вовсе не место.