Общество

Под какой нож пойдут академики

Руководство НАНУ поставило своих сотрудников в известность, что наступили тяжелые времена: финансирование на науку сократилось (на 720 млн грн. меньше минимальных потребностей), а расходы увеличились

Фото: УНИАН

Главной жертвой недофинансирования стало то, ради чего НАНУ, по идее, существует: "Фундаментальні дослідження, прикладні наукові та науково-технічні розробки, виконання робіт за державними цільовими програмами і державним замовленням, підготовка наукових кадрів, фінансова підтримка розвитку наукової інфраструктури та наукових об'єктів, що становлять національне надбання, забезпечення діяльності наукових бібліотек". В связи с этим в НАНУ объявлена "оптимизация": пересмотр сети организаций и самой структуры НАНУ и сокращение сотрудников.

С одной стороны, впору радоваться: НАНУ — один из тех советских бюрократических монстров, которые, как чемодан без ручки, тащить тяжело, а бросить жалко. Кроме того, это совершенно распоясавшийся монстр — количеству "доцентов с кандидатами" можно только дивиться, но это количество, вопреки всем и всяческим законам диалектики, никак не перейдет в качество научных, научно-технологических и духовно-гуманитарных прорывов. Не только система НАНУ — вся структура научной деятельности в Украине просто кричит о необходимости реформы. Причем всем известные плагиатгейты, лептоны, торговля научными званиями и дипломами и прочие раскрученные сюжеты — только волны на поверхности проблемы.

Но тех, кто рассчитывал на настоящие реформы в отечественной науке, попрошу не волноваться. Никаких реформ — ни Боже мой! Только экономия бюджета. К этому, кажется, у нас и сводятся все реформы в бюджетной сфере — к сакраментальной фразе Кашпировского "надо меньше жрать". Если по этому принципу проводят "реформу" школы, почему с наукой должно было случиться иначе?

Чтобы улучшить свое материальное положение, руководство НАНУ советует своим подразделениям поактивнее привлекать в научный бюджет инвестиции, а также "предоставлять платные услуги". Звучало бы смешно, если бы не было так грустно. Что-что, а платные услуги Академия наук предоставляет исправно. Взять хоть систему получения научных званий — это сплошная "платная услуга", предоставляемая подразделениями и отдельными сотрудниками НАНУ. Начиная с публикаций в ваковских сборниках, заканчивая печатью автореферата. Это при условии, что вам удалось избежать "договорных отношений" с рецензентами и даже, если совсем уж не повезло, с научным руководителем.

Но самый болезненный вопрос, конечно, сокращение. Как "неэффективных" подразделений, так и отдельных сотрудников. Причем трудно не согласиться с тем, что сокращение — совершенно необходимая мера, поскольку система НАНУ нечеловечески раздута. Причем сотрудников, которые числятся или работают менее чем на поставки — легион. По самым разным соображениям некоторым людям хочется, чтобы трудовая книжка лежала именно в академическом институте — от простого тщеславия или желания получить "научную" прибавку к пенсии до нежелания самой институции расставаться с ценным сотрудником, способным "решать вопросы" или приносить деньги в форме грантов или заказов на эти самые "платные услуги" от государственных организаций и бизнеса.

Кого и что принесут в жертву, чтобы НАНУ смогло хотя бы отсрочить — если не избежать в принципе — настоящей структурной реформы?
Хуже всего чувствуют себя гуманитарии. Они уж давно ворчат, что в НАНУ они бедные родственники (по количеству диссертаций и выданных дипломов о степенях, впрочем, не скажешь). А нынешнее постановление и вовсе повергает их в отчаяние. Чем именно философы, филологи или историки могут заинтересовать бизнес и промышленность? Не говоря уже об оборонке, энергоэффективности и даже киотском протоколе. А как будем мерить эту их "эффективность"? Что понимать под "прикладными разработками"? Это, кстати, вопрос не только касательно гуманитаристики, но и любой области фундаментальных исследований. Как должен выглядеть "отчет о достижениях за десять лет" в их случае? Индекс цитирования? Количество защищенных диссертаций? Количество монографий и прочих томов? Толщина томов учитывается или нет?

И ведь знаете, скорее всего, именно этим все и закончится. Именно этими томами, диссертациями и вымышленными "отечественными школами", которые "лучшие в мире". Потому что иначе нужно слишком глубоко копать и слишком многое менять, а этого-то как раз руководство НАНУ и хочет избежать во что бы то ни стало.
И трудно однозначно их за это винить, поскольку проблема настолько велика, что непонятно, какой камень выдернуть из фундамента первым. Сократить численность всего, начиная с подразделений, заканчивая количеством кандидатских и докторских в год? Или сократить сначала потребность в "академически остепененных" специалистах? Может, каждому преподавателю в вузе — включая консерватории и худакадемии — совсем не нужно иметь научную степень? Достаточно уметь петь, например, если речь идет о сотруднике кафедры вокала? Или рисовать, если он преподает, скажем, академический рисунок? В данное время все они обязаны иметь научную степень — минимум кандидата наук — чтобы преподавать в вузе. Можете себе представить, что и как они пишут, чтобы защититься "ради бумажки". И как их слушают на научных советах - ведь "все все понимают", все знают и согласны с тем, что развитый резонатор или превосходная мелкая моторика совсем не предполагают развитого интеллекта или, тем более, научного склада ума. Но все прилежно отыгрывают свои роли, все при деле, при должностях, окладах и, в целом, довольны собой и системой, которая позволяет им в таком режиме существовать.

Начинать реформу следовало бы с изменений правил игры в системе украинской науки. Именно с них, а не с вопроса о том, кого бы уволить, чтобы сохранить все как есть.

Кое-кто, конечно, может не волноваться. Не пострадает, например, судя по постановлению, все, что идет по линии заказов от госконцерна "Укроборонпром" и сотрудничества с госпрограммой "Украинская книга". Очень характерно, что именно эти две замаранные коррупционными скандалами программы удостоились отдельного упоминания в документе.

Фото: gorod-kiev.com

В общем, никакого оптимизма вынужденная реорганизация НАНУ не вызывает. По двум фундаментальным причинам. Первая — это отсутствие четко очерченной цели реформы. Экономия средств не может играть эту роль — она только желательное следствие. Но никакого проекта Национальной Академии наук обновленной Президиум НАНУ не представил ни народу, ни собственным сотрудникам. Такого проекта просто нет. Единственное, чего хочет достичь руководство НАНУ, — сэкономить и выжить.

Вторая причина кроется в самой природе Академии наук как сугубо бюрократической организации. Она стала такой не вчера и не позавчера — это существенная часть старой советской системы. Собственно, Академия наук и создавалась под нужды этой репрессивной машины, желавшей контролировать и использовать в обмен на некоторые удобства и блага. Уже не "шарашка", но и не сеть свободных университетов и лабораторий западного типа. Ситуация только усугубилась с развалом СССР, когда вся бюрократия, чей рост в советское время худо-бедно контролировался, а от научных институций требовали хотя бы какой отдачи, начала неконтролируемо размножаться. И, увы, никакие законы о декоммунизации ее не коснутся, хотя эта система куда монструознее, чем мозаичный красноармеец в киевском метро или даже серпасто-молоткастый щит титановой Родины-Матери.

Вопрос о том, может ли бюрократическая структура провести эффективную реорганизацию самой себя, — риторический. Конечно, не может. Бюрократия имеет кое-что общее с термодинамикой: как и любой другой тип энтропии, она может только увеличиваться. Заставлять бюрократическую структуру саму себя реорганизовывать во что-то компактное и эффективное — издеваться над природой и лгать самому себе (не говоря уже о налогоплательщиках). Но, увы, сопротивляемость Системы — и в целом, и в каждом ее сегменте — гораздо выше, чем воля игроков к реальным реформам.