Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Потерянный драйв. Почему молодежь перестала заниматься сексом

Вторник, 9 Апреля 2019, 07:55
Cпособов достичь удовлетворения теперь гораздо больше, чем было каких-нибудь 20 лет назад

Фото: origin-life.ru

Эх, молодежь... Ни одно поколение истории человечества не всходило на вершину зрелости без этого вздоха. Но, пожалуй, ни у одного поколения 40–50-летних не было такого странного повода для вздохов. Вы только подумайте: секс — больше не "дело молодое". Этим теперь занимаются преимущественно люди после сорока. И даже у 60-летних сексуальная жизнь более насыщенная, чем у 20-летних. Во всяком случае в США. Молодые американцы в возрасте от 18 до 34 лет отдают предпочтение видеоиграм и порно перед реальным сексом.

Sex recession становится все более популярной темой обсуждения в американских медиа. Не успели в США как следует нарадоваться, что слишком ранний секс остался позади, — теперь в половые отношения вступает меньше половины американских школьников, откладывая начало сексуальной жизни на более поздние сроки. Не успели насладиться победными реляциями о снижении количества подростковых беременностей до исторического минимума. И вот уже начинают закрадываться подозрения, что все эти прекрасные вещи — сопровождение, а может, и следствие из вещей не таких уж праздничных. Одно дело отложить секс до выпуска из школы, а другое — не заниматься им вообще никогда.

Отказ от сексуальной жизни или ее резкое снижение у миллениалов по сравнению с предыдущими поколениями все больше тревожит социологов. Есть чего испугаться: что-то меняется в природе человека и общества, что-то фундаментальное, раз "основной инстинкт", толкающий юношей бледных на подвиги — как великие, так и сомнительные, вдруг начал сдавать позиции.

Юноши действительно не блещут: 28% молодых людей в возрасте от 18 до 34 лет сообщили General Social Survey, что за прошедший год ни разу не делали "это". Девушки оказались стеснительнее — из них в добровольном целибате сознались только 18%. Социологи, впрочем, утверждают, что девушкам свойственно приукрашивать. Хотя ситуация, конечно, неординарная: до сих пор во время подобных опросов мужчины были склоны преувеличивать свои сексуальные подвиги, а женщины, наоборот, чаще разыгрывали невинность. Теперь все с точностью до наоборот. Видимо, девушки острее переживают нехватку внимания к себе со стороны мужчин. Но, боюсь, дело не в том, что женское либидо наконец обрело свободу самовыражения и перестало быть стыдным. Сексуальная невостребованность снижает самооценку девушек. Успех в жизни и успех у мужчин все еще коррелируют в хорошеньких головках.

Среди причин такой воздержанности юного поколения эксперты обычно называют позднее взросление (или даже отсутствие оного) — большинство молодых взрослых не спешат покидать отчий дом и вырываться на свободу. Прелестям свободы молодежь все больше предпочитает надежность и заботу о себе, которые они получают в родительском доме в статусе пускай и великовозрастного, но все равно дитяти.

Но как же гормоны? Они что, уже не работают и больше ничего не значат в жизни подростка?

Работают. Но способов достичь удовлетворения теперь гораздо больше, чем было каких-нибудь 20 лет назад. Как пояснил один из юных комментаторов в "Твиттере", у людей его поколения достаточно развлечений, которыми можно занять себя после 10 вечера. И при этом не нужно напрягаться. Даже из дома выходить не нужно. Родители, кстати, тоже довольны — не шляется неизвестно где, не принесет в дом неизвестно чего...

Список развлечений, которые подростки предпочитают "живому" сексу, невелик, но весом — видеоигры и порно. Игровая индустрия сделала гигантский рывок за последние 20 лет — действительно, можно проводить за монитором часы и сутки. Порно также стало исключительно доступным и разнообразным — такого разнообразия и таких фантазий в "живом" сексе вам ни за что не получить. Обычный секс может показаться пресным по сравнению с тем, что выделывают на экране. Секс в жизни и секс в порноролике — это две большие разницы, как известно любому взрослому человеку. Но вот молодые люди, по всей видимости, считают, что сравнение не в пользу "живого" секса. А для тех, кто жить не может без общения, в том числе флирта, есть соцсети.

В общем, перефразируя старинную социальную рекламу тех времен, когда у подростков вместо смартфонов были сигареты: "Секс? На это нет времени!"

Цифровая индустрия сумела поглотить, переварить и сделать либидо предметом респектабельного дохода. Нет необходимости делать деньги на борделях — они негигиеничны и аморальны. Порно и видеоигры — относительно конвенциональный способ решить проблему гормональной нестабильности, характерной для подростков и юношества. Все безопасно. И для общества никакого реального насилия, подростки не сколачивают уличных банд, не пристают к девицам в темных подворотнях, даже витрины не бьют после футбольного матча. И для них самих — ни угрозы пикантных болезней или нежелательной беременности, ни перспективы обвинения в харрасменте, ни принудительного брака "по залету". В общем, никакого риска, обычно сопровождающего сближение и телесный контакт двух людей в реале.

Никакого риска, но и никакого драйва. Затяжное взросление и усилия индустрии развлечений объясняют многое. Но не все. Есть еще один неожиданный аспект десексуализации современного юношества — они выросли в условиях непомерной сексуализации. Драйв сексуальных отношений для подростков хотя бы отчасти был связан с тем, что это было запретным плодом, который просто необходимо было сорвать. Риск — обязательная часть игры. Любого типа риск — начиная с возможности отказа и заканчивая риском залета. А особенно того, что узнают, — вот ужас, если узнают, вот кайф, если узнают...

Секс, в том числе ранний, стал социальной нормой. И перестал волновать кровь. До окончания средней школы детишки знакомы с сексом, как с таблицей умножения. Нет интимных тайн, которые им не открыли бы совершенно спокойно, без "страшных глаз" (потных ладошек, горящих щек) дома, по телевизору, в школе на уроках полового воспитания... Миллениалы — первое поколение в истории человечества, выросшее в уверенности, что секс — это "ничего особенного".

Избыточная сексуализация в западной культуре наконец достигла точки насыщения. Секс стал обычным и обыденным.

Над страхами и предостережениями консерваторов-традиционалистов, что сексуальное просвещение "развращает", превращается в "рекламу распутного образа жизни", "они скоро в садиках будут этим заниматься" и т. п., можно только посмеяться. Статистика опровергает. Поколение американцев, выросшее без табу, занимается сексом меньше, чем их родители, бабушки с дедушками и вообще меньше всех поколений за период наблюдений. Им неинтересно.

Впрочем, переход секса из предмета трансгрессии в ранг социальной нормы — это, конечно, не единственная причина. С основным инстинктом запросто не справишься, не смиришь, не отменишь и не загонишь в стойло. Сколько было попыток канализировать юношеское либидо во что-то полезное — в войну, спортивные достижения, в мировую революцию или трудовой подвиг. На каком только уровне не боролись с "аморальным поведением", но все социальные эксперименты проваливались, пасовали перед мощью основного инстинкта. Обладатели значков ГТО и красных вымпелов передовиков производства предавались порочной страсти так же охотно, как и записные лодыри. Понадобилось свести в одной точке потребительскую культуру, готовую превратить все, что продается, в массовый товар, бизнес-интересы "торговцев временем" и маркетинговую идеологию "безопасности".

Бойтесь мечтать — мечты сбываются: либеральное общество стремилось привить подрастающему поколению идеалы безопасного секса, и секс наконец становится воистину совершенно безопасным. Не только секс, это можно сказать о любых других взаимодействиях между миллениалами. Безопасность и защищенность — их идеал. А безопаснее всего они чувствуют себя за каменной стеной компьютерного интерфейса. Он стоит между ними и другими людьми — друзьями, недругами, единомышленниками и оппонентами. А также любовниками. Никакого риска болезней и харрасмента (или обвинения в оном). Никакого риска душевных травм, связанных с близостью другого человека. Никакой притирки, необходимости считаться, нести ответственность, беречь, жалеть, любить, переживать сомнения, боль, страх, разлуку, утрату. Все это — живое и реальное — очень напрягает. Мазохистский кайф для стариков.
А молодое поколение все меньше нуждается в физическом теле и все больше им тяготится — с его потребностями, несовершенством и рисками. Когда можно будет переселиться в виртуальный мир полностью, они с радостью с ним расстанутся.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество

загрузка...