Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Против мейнстрима. Почему свободный рынок - плохо, а вмешательство государства в экономику - хорошо

Воскресенье, 16 Июня 2019, 12:00
Четыре книги о пользе протекционизма

Как заработать миллион? А лучше два? Ответов на эти вопросы чаще всего ждет неискушенный читатель от бизнес-литературы. На самом деле бизнес-книги дают ответы на вопросы о том, как построить действительно прибыльный бизнес, как правильно управлять персоналом и как стать лидером. Они учат разбираться в глобальных экономических проблемах, управлять своим временем и понимать, что такое - настоящий успех и как его достичь. Мы начинаем новый проект "Библиотека "ДС", в котором расскажем о бизнес-литературе, которую действительно стоит прочесть. 

Сегодня в экономике доминирует - не без влияния западной прессы - следующая концепция: свободный рынок с его "невидимой рукой" способен сам себя отрегулировать; государство все портит, если вмешивается в рыночные механизмы и особенно в международную торговлю; частная собственность - хорошо, государственная - плохо (да, мы несколько утрируем и упрощаем).

Но есть экономисты, которые не разделяют подобных воззрений. Причем подкрепляют свою позицию цифрами, фактами и примерами как из совсем недавнего прошлого, так и из давней истории. Предлагаемые книги - об этом.

"Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными". Эрик Райнерт

Норвежский экономист Эрик Райнерт, пожалуй, самый известный сторонник дирижизма, то есть вмешательства государства в экономику. И самый скандальный. Вплоть до того, что некоторые другие экономисты не соглашаются считать его коллегой по цеху, а его книгу - серьезным произведением.

Тем не менее написана "Как богатые страны стали..." ярко, броско и очень легко. Главная мысль: не стоит пускать на самотек экономические процессы в стране. В частности, потому что лучше иметь неэффективную собственную промышленность, чем не иметь никакой. Потому что промышленность - деятельность с возрастающей отдачей: при увеличении объема производства каждая новая единица продукции обходится дешевле. В итоге богатство страны растет. А вот в сельском хозяйстве или в добыче полезных ископаемых все наоборот. При росте спроса приходится осваивать всё менее плодородные участки под поля или забираться все глубже под землю. Поэтому правильный подход: дать своей промышленность вырасти и окрепнуть, для чего внутренний рынок нужно на время прикрыть пошлинами или иными защитными мерами и всячески стимулировать экспорт. Богатые страны стали богатыми именно так - хоть Англия во времена Генриха VII (взошел на трон 1485 году), хоть Япония в середине ХХ века.

Именно историческими примерами, порой весьма неожиданными, ценна книга Райнерта. Например, он рассказывает, что до знаменитого плана Маршалла в послевоенной Европе пытались внедрить план Моргентау. Дабы Германия не смогла возродить военную промышленность, страну сознательно деиндустриализовали. Даже шахты затапливали и заливали бетоном. А потом поняли, что дело может плохо кончиться: 25 миллионов немцев просто нечем будет кормить. И развернули политику на 180%, взяв курс на возрождение промышленности.


"Недобрые самаритяне: Миф о свободе торговли и Тайная история капитализма". Ха-Джун Чанг

Автор книги - личность весьма примечательная. Во-первых, он - профессор экономики Кембриджского университета, автор нескольких книг, ученик нобелевского лауреата по экономике Джозефа Стиглица. Во-вторых, он - гражданин Южной Кореи, причем родившийся в начале 60-х, когда страна была не просто бедной - нищей: телевизор и холодильник были невиданными редкостями, еда из сухпайка американского пехотинца - лакомством, а компания Samsung занималась переработкой сахара-сырца и текстилем. А еще он - сын министра промышленности и энергетики. Так что родина на его глазах прошла путь от разоренной войной колонии до экономического гиганта. Причем прошла вопреки рекомендациям западных экономистов: процветали коррупция, кумовство, протекционизм, субсидирование экспорта, ограничение импорта, нарушение прав инвесторов.

И ведь тем же путем, только раньше, шли Британия, США, Германия, Япония... А теперь они, согласно Чангу, советуют бедным странам: "делайте как мы говорим, а не так, как мы сами делали" и вообще "ведут себя как Недобрые Cамаритяне, наживаясь на тех, кто попал в затруднительное положение". Экономическая история, утверждает автор, была переписана в угоду идеям свободного рынка. А он-де показывает, как все было на самом деле.

"Азиатская модель управления: Удачи и провалы самого динамичного региона в мире". Джо Стадвелл

В отличие от двух предыдущих книг эту написал журналист, главный редактор журнала China Economic Quarterly, проработавший в Азии более 20 лет. Возможно, и анализ поэтому получается не столь глубок: все же журналист - не кембриджский профессор. Зато охват невероятно широк: в книге рассматривается история всех "азиатских тигров": Япония, Южная Корея, Тайвань, Китай, Таиланд, Малайзия, Индонезия, Филиппины... Кстати, далеко не все они достигли головокружительных успехов. Япония и Корея - да, а Индонезия - скорее, нет. Сам автор проводит географическую границу: мол, северяне были успешнее южан. В частности, потому, что последние оказались прилежными учениками МВФ: отпустили банки в свободное плавание, привечали иностранных инвесторов, проводили приватизацию. А первые вели себя как двоечники и хулиганы. Полностью закрывали внутренние рынки, отдавая их на откуп своим производителям (а у тех качество продукции на первых этапах было кошмарным); субсидировали экспорт, причем поощряли демпинг; выдавали "любимчикам" кредиты под сверхмалые, а то и под отрицательные проценты... Правда, взамен требовали, например, за четыре года нарастить экспорт до таких-то показателей. Несправившихся карали. Естественно, цвела коррупция - причем как у "северян", так и у "южан". Поэтому единой "азиатской модели управления" в книге, пожалуй, все же нет.

"Почему одни страны богатые, а другие бедные. Происхождение власти, процветания и нищеты". Дарон Аджемоглу, Джеймс Робинсон

Это - одна из самых популярных, если угодно, модных книг десятилетия в области истории экономики. Главная мысль: для процветания нации нужны правильные институты. Под этим словом понимаются различные механизмы, писаные и неписаные правила, по которым живет общество и работает экономика: права наследования, налоги, механизмы принятия законов и пр. Есть институты инклюзивные - они стране на пользу, ибо вовлекают народ в экономическую активность. А есть экстрактивные - эти вытягивают богатство из большинства в пользу меньшинства, порождая нищету. Собственно, вся книга состоит, прежде всего, из примеров, иллюстрирующих эту теорию. Иллюстрирующих порой невероятно многословно, с повторением одной и той же мысли по нескольку раз. 

Почему же мы включили ее в перечень книг, рассказывающих о протекционизме? Дело в том, что инклюзивными институтами порой оказываются именно законы, защищающие внутренний рынок. Вот развивалось в Британии производство шерстяных тканей - и страна богатела. А потом в нее хлынул поток дешевого индийского хлопка и китайского шелка: XVII век был на дворе. И что же сделал парламент? Поддержал свободу торговли? Как бы не так. Он принял серию "законов против роскоши", практически запрещавших использовать импортные легкие ткани. Даже покойников предписывалось хоронить в шерстяных саванах.

Справедливости ради, порой власть имущие не помогали прогрессу, а тормозили его. Например, королева Англии Елизавета I фактически запретила вязальную машинку изобретателя Уильяма Ли, опасаясь, что таким образом чулочницы, работавшие вручную, останутся без работы. Тоже, к слову, защищала рынок... Более того, даже расширяла его: издала указ, по которому каждый ее подданный обязан был носить вязаную (вручную, естественно) шапочку.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество

загрузка...