Общество

Российские СМИ предсказывают Путину печальную судьбу царя Николая ІІ

А граждан РФ ждет смута

На российском ресурсе Snob.ru не прекращаются дискуссии, связанные с российской агрессией в Украине и введением новой волны санкций. Разброс мнений при этом достаточно широк. Российский журналист и писатель Дмитрий Глуховский в своей статье "Собачья жизнь" с горечью признает, что Россия стремительно превращается "из зависшей в переходном периоде какбудторыночной какбыдемократии с разрушенными, допустим, гражданскими свободами, но хотя бы с нетронутыми свободами личными - в жуткую, озлобленную, параноидальную, словно бешенством укушенную Северную Корею, ...", в страну, где есть ядерное оружие и баллистические ракеты, но вечно "не хватает риса на прокорм, не видавшего уже полвека ничего другого запуганного народца... Почему все мои соотечественники, ну уж не менее 87 процентов их, в таком от этого восторге?".

В темпераментной и горькой статье журналист выражает удивление тому, с какой готовностью и радостью россияне отказываются от свободы, одобряют запрет собираться больше трех и 5-летний срок заключения в наказание за репост критических заметок в соцсетях. "Почему с такой детской доверчивостью вдруг снова верят в самую бездарную, грубую, топорную ложь из телевизора, будто бы не их учили весь поздний СССР не верить государственному вранью? Почему готовы до смерти биться за карманные банки президентских друзей? Почему радуются тому, что в наказание врагам президент запрещает нам есть? Почему так жаждут схватки с Западом, откуда вообще ненависть к нему такая, откуда такое недоверие и такое желание мстить? И почему ради этой мести готовы поступиться и свободой говорить, что вздумается, и свободой ездить за границу, и банальной жратвой, и только-только забренчавшей в карманах мелочью?".

То, что в Украине изумляет цифрами (а именно путинский рейтинг, подскочивший до 87 процентов посте ошеломляющих внешнеполитических "успехов" российского лидера), для Глуховского имеет лицо, вернее - лица опрошенных им людей: соседей, знакомых, попутчиков. "Я интересуюсь у них: не рехнулись ли вы? Я очень хорошо понимаю, зачем вся эта канитель с Новой Холодной Войной группе лиц, находящейся у власти: чтобы как можно дольше находиться у власти. Но почему народ, жизнь которого в грядущей Северной Корее будет голодна и несвободна, так рвется туда, почему так манит его ледяной и угрюмый мир за колючкой?". Однако автор вынужден признать, что свобода как основа для могущества государства - преимущество далеко не для всех. Людям плохо было в рыночной демократии, - признает Глуховский. - Людям было страшно все решать за себя самим в бушующем мире потребительского капитализма. Люди искали Вождя, и в первобытном смысле, и в индейском, и в коммунистическом - потому что им ... было непривычно и неумело самим думать - и они мечтали, чтобы за них думал телевизор. Наконец, людям нужен был враг, потому что без врага и без Вождя жить также непросто и непонятно, как без смысла. Свобода оказалась не нужна подавляющему большинству россиян, резюмирует журналист, все больше углубляясь в свою метафору "собачьего" подчинения хозяину, между поощрением и плеткой которого "лежит узкий и понятный мир наших опций". "Я думал, мы люди. А оказалось - мы лайки", - завершается статья.

Ученый и общественный деятель Александр Гольдфарб на страницах того же ресурса утверждает, что из двух вариантов Путин выбрал третий -самый плохой для себя. Автор предрекает скорое военное поражение сепаратистов в Донецке и Луганске, считая, что Путин не решился вводить войска для их спасения, но и прекратить тактическую поддержку боевиков в обмен на облегчение санкций Запада президент, вероятно, тоже не собирается. Он выбрал бездействие, пишет Гольдфарб, поэтому его ждет худшее из двух вышеописанных вариантов -поражение плюс ужесточение санкций. Время выбора для Путина на сегодняшний момент уже миновало, говорится в статье. "Даже если он сдаст Новороссию сейчас, то число жертв и разрушений перевалило за черту, которую ему простят. Запад, похоже, поставил не нем крест и взял курс не на изменение политики, а на смену режима".

Дальнейшее развитие, считает Гольдфарб, в России скорее всего будет проходить по кризисному сценарию, похожему на закат царского самодержавия с 1914 по 1917, "когда режим, казавшийся незыблемым, рухнул как карточный домик в результате бездарной политики Николая": экономический спад - усиление репрессий - инфляция и безработица - рост массового недовольства - социальный взрыв - падение режима. Далее автор предлагает читателям опрос на тему, "кто воспользуется этим и подберет валяющуюся на дороге власть": национал-патриоты, либералы-западники или коалиция первых и вторых.