Общество

Дитя войны. Как Путин и Янукович родили нового украинского киногероя

До 2013 года отечественная документальная кинематография занимала положение практически маргинальное. Денег не было, о серьезных международных фестивалях оставалось только мечтать, но, главное, - не было документалистики как школы

Фото: docudays.org.ua

Если говорить о нашем кинематографе - не о той части, которая пытается имитировать так называемые большие жанры, в итоге оборачиваясь чем-то вроде местечкового Голливуда, - то здесь у нас парадоксальная ситуация. Иными словами, говорим "актуальное украинское кино" - подразумеваем "украинская документалистика". Почему так сложилось?

До 2013 года отечественная документальная кинематография занимала положение практически маргинальное. Денег не было, о серьезных международных фестивалях оставалось только мечтать, но, главное, - не было документалистики как школы, сочетающей разные поколения, развивающей некие сквозные, волнующие зрителей темы, и постоянно генерирующей все новые и новые работы. Наличие отдельных талантов еще более подчеркивало общую патовую ситуацию. Иными словами, режиссеры были - не было кино.

А потом случился декабрь 2013-го. И все изменилось. Именно документалисты выступили летописцами сперва революции, а потом войны. Майдановская документалистика быстро превратилась в отдельное, богатое именами и картинами направление. На фестивале "Молодость" в октябре 2014-го показали полнометражные неигровые ленты "Черная тетрадь Майдана" (авторы - студенты и выпускники кинофакультета Национального университета имени Карпенко-Карого); "Россия/Украина. Реальность на Майдане" (смешанная группа из обеих стран) и "Киев/Москва" киевлянки Елены Хоревой. Летом того же года в прокат после громкой премьеры и позитивных откликов мировой прессы в Каннах вышел "Майдан" Сергея Лозницы, а в конце октября на фестивале документального кино в Лейпциге DOK Leipzig приз как "выдающийся восточноевропейский фильм" получила док-драма "Все пылает" (Александр Течинский, Алексей Солодунов, Дмитрий Стойков). Это не говоря о бесчисленном количестве коротких метров. Еще три года назад в такой расцвет поверить было бы невозможно.

Но 2014-й сделал невероятные вещи реальностью. Не было бы счастья, да несчастье помогло. Режиссеры документальных фильмов долгие годы не могли найти свою тему и героя - герой и тема нашли их сами. Герой - тот самый, актуальный во все времена, тот, кто бросает вызов несправедливости или неблагоприятным обстоятельствам - и так или иначе преодолевает их. Это - один из архетипических, вечных конфликтов, и Майдан, по сути, состоял из подобных историй. Трудно даже переоценить электризующую силу этого импульса, который вдохновил множество авторов в те три безумных месяца. Там, на охваченных восстанием площадях и улицах, украинская документалистика родилась заново, получив колоссальный приток свежих сил и идей. Сейчас, спустя почти три года, можно сказать, что начатое тогда движение не замедлилось ни на йоту.

Каждый год снимаются десятки документальных фильмов, при этом - что очень важно - доля работ на тематику Майдана неуклонно снижается, поступаясь иным, в том числе и условно "мирным" сюжетам. Значительная часть полнометражных картин, а также сборников короткометражек, выходит в прокат, на ежегодном киевском фестивале неигрового кино DocuDays появилась отдельная программа украинских новинок, на зарубежных кинофорумах продолжают присуждать призы отечественным фильмам.

Можно с уверенностью сказать, что документалистика взяла на себя функцию "новой волны" национального кинематографа, замещая в этом смысле игровое кино, в большинстве своем пока что не способное говорить о сегодняшней Украине столь же убедительно. Этот странный и, будем надеяться, кратковременный дисбаланс - тема для отдельного разговора. А сейчас в одном можно быть уверенным: такой период, который переживает наша документалистика, вряд ли повторится еще когда-нибудь. В историческое время живем - пусть и поневоле.