Общество

С чего вдруг оживился патриарх Кирилл

Или как патриарх Московский намекает своим партнерам, что он именно тот человек, который все еще может говорить и быть услышанным «на том конце провода»

Из всех представителей российского политического истеблишмента Украину с Днем независимости поздравил только патриарх Московский Кирилл. Информагентства зафиксировали этот факт — и это, в общем, все. Никакого отклика данное событие не нашло ни в сердцах, ни в медиа Украины. Патриарх со своим неожиданным поздравлением не вошел ни в топ-10, ни даже в топ-20 событий праздника, что можно считать одним из серьезных достижений последних двух лет украинской независимости.

Возможно, патриаршие спичрайтеры догадывались, что к их труду в Украине отнесутся с прохладцей. Но постарались. Если отвлечься от ничего не значащих слов и общих фраз, содержание поздравления оказывается едва ли праздничным. Патриарх воспользовался случаем напомнить президенту Украины о конфликте на востоке, причем недвусмысленно связал этот «вызов» с актом о провозглашении независимости. А также напомнил о том, что Петру Порошенко не следует игнорировать «миротворческие усилия канонической Украинской православной церкви». Причем остается непонятно, в миротворческих усилиях нужно поддерживать только каноническую церковь или слово «каноническая» теперь часть официального названия Украинской православной церкви Московского патриархата — КУПЦ МП. Как бы то ни было, последнее время слово «каноническая» становится в устах патриарха Кирилла чем-то вроде заклинания. Заодно президента предупреждают, что «церковно-государственные отношения» (т. е. отношение власти Украины к УПЦ МП — никакие другие церкви патриарха, разумеется, не интересуют) должны оставаться «конструктивными».

Это письмо вряд ли можно в полной мере считать поздравительным — патриарх просто нашел повод напомнить о себе и о своих претензиях на фоне «вызовов», поставленных перед Украиной независимостью. Но оно как-то потерялось на фоне то ли праздника, то ли последних скандалов, компрометирующих Московскую патриархию.

В частности, на фоне опубликованной Генпрокуратурой подборки телефонных переговоров, подтверждающих участие российских православных активистов в разжигании гражданского конфликта и попытке переворота в юго-западных областях Украины. Специфический фон для патриаршего заявления о том, что «конфликт на востоке — вызов, поставленный независимостью». Этот фон неожиданно превращает дистиллированную ложь в чистую правду. Действительно, конфликт на востоке — следствие украинского выбора в пользу независимости, за который кое-кто, включая людей, непосредственно ассоциированных с Московской патриархией, решил «наказать хохлов».

В том факте, что патриарх — повторюсь, единственный из кремлевских политиков, — прислал поздравление украинскому президенту и народу, нет ничего удивительного. Во-первых, он, как престарелая звезда экрана, делает все, чтобы о нем не забывала публика. Активность УПЦ МП последнее время вообще небывалая — один только крестный ход «на Киев» чего стоит. Московская патриархия изо всех сил демонстрирует свое влияние в Украине. Так старательно демонстрирует, что почти не остается сомнений: они прекрасно понимают, что их реальное влияние и в обществе, и на украинскую власть стремится к нулю. И ладно, что об этом тут знаем  мы  с вами  никогда особого влияния у церкви и не было, было влияние отдельных ее представителей. Хуже (для патриарха), что теперь это становится очевидным в Кремле. Поздравление, содержащее в себе пилюлю для Украины,  отчаянный способ обратить на себя внимание. Спровоцировать. Кажется, Московская патриархия в Украине тратит силы в основном на то, чтобы кого-то на что-то спровоцировать. И если и есть у РПЦ «заказ на религиозную войну в Украине», то он, кажется, проваливается еще более очевидно, чем заказ на «гражданский конфликт».

На этом фоне патриарх Кирилл рискует остаться тем кремлевским «крайним», который «потерял Украину». Конечно, «прорабом Новороссии» был Сергей Глазьев, чему есть подтверждения у украинской Генпрокуратуры. Но гарантом «славянского единства» и прочего «русского мира» выступал патриарх Кирилл. Сценарий гражданской войны провалился именно потому, что «гуманитарии», в том числе прицерковные, много лет в своих отчетах занимались приписками, сильно преувеличивая «пророссийские настроения в украинском обществе». Никто из «прорабов Новороссии» не скрывает, что рассчитывал на гораздо большую поддержку на местах.

Идея «русского мира» не разрабатывалась с учетом нужд военного времени. Она всегда мыслилась в качестве софт-пауэр и, не возжелай Кремль «наказать майдаунов» войной, могла еще долго удерживать Украину в орбите России. Вот что патриарх мог бы ответить «ястребам», когда они попытаются сделать его стратегическим виновником их тактических неудач. Но проблема в том, что он сам поспешил присоединиться к этой партии, когда стало ясно, что именно теперь составляет кремлевский мэйнстрим.

Выпадая из этого мейнстрима, патриарх теряет не только собственный вес и авторитет во власти. Он теряет рычаги управления ситуацией в собственной церкви. Во всяком случае в ее украинской части наверняка.

Потому что наши «православные олигархи», держащие УПЦ и здесь, и на востоке в режиме ручного управления, не подчиняются патриарху. Украинскую политику,  в том числе церковную, перетянули на себя «ястребы». Патриарх будет либо действовать по их плану, либо окажется вовсе не у дел. И, судя по всему, даже права на собственный план Б ему не оставили. Любые предположения и идеи на тот счет, что может сделать патриарх в Украине, — это или пустое прожектерство, или подсказки идей «ответственным товарищам», управляющим решениями патриарха, или подсказки «ответственных товарищей» патриарху посредством хорошо модерированных «независимых мнений». Собственно, руководству РПЦ очень ясно дают понять свое место. «Законы Яровой», как и назначение «православного» министра образования — это вовсе не решения в пользу РПЦ, как почему-то многие считают. Это узда на Московскую патриархию.

Впрочем, патриарх все еще может кое-что предложить своим партнерам по «симфонии». На тот случай, если из угла, в который загнали «ястребы» Кремль и Россию, все же придется выворачиваться. Поздравлением Украине патриарх Московский намекает своим партнерам, что он именно тот человек, который все еще может говорить и быть услышанным «на том конце провода». Если Путин не может встретиться с Порошенко, «не потеряв лица», то патриарх может сделать это, сославшись на интересы своей паствы. Патриарх Кирилл примеряет на себя в украинско-российских отношениях ту роль, которую Папа Римский играл во времена холодной войны, — роль посредника между сторонами, чей конфликт зашел так далеко, что исключает прямые переговоры. Причем он демонстрирует своему руководству, что не собирается прогибаться под идеологию украинской стороны. То, что украинская сторона это предложение вряд ли примет — уж во всяком случае в такой форме, — не слишком важно для отправителя. Ему сейчас куда важнее удержать свое положение при дворе. Удержаться «на гребне войны». Не только украинско-российской. Не только московско-константинопольской. Но и сугубо кремлевской.