Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Скрепы по-украински. Почему наши "консерво-радикалы" страдают
Вторник, 12 Сентября 2017, 13:30
Отечественные "скрепщики" предпочитают отстаивать "украинские консервативные ценности" российским методом разгрома и погрома, но все равно спроса на них, как в России, нет

Фото: inshe.tv

Становится традицией: серьезное, заметное или претендующее на популярность культурное событие в Украине осеняется скандальным участием или хотя бы декларацией о намерениях со стороны праворадикальных групп. Во имя "национальных ценностей", странным образом отождествленных с консервативной моралью, темные личности громят выставки, нападают на деятелей культуры и искусств, срывают презентации, закрывают галереи, кошмарят журналистов, поливают девчонок перцовым газом и просто кого-нибудь бьют. Издалека и при плохом освещении это можно было бы принять за сводки из Питера или Перми. Как пел "ихний" бард, "так похоже на Россию...".

"...Только все же не Россия". На самом деле, в этих методах и идеологических сопроводиловках нет ничего ни нового, ни специфически российского. Просто именно в России сейчас такие методы и сопроводиловки на пике популярности. И если мы продолжаем пристально следить и копировать Россию в других областях, то почему нам не скопировать ее методы радикального консерватизма?

Я могу ответить почему — потому что у нас, в отличие от России, они неэффективны. Во-первых, среднего украинца закошмарить разгромленной выставкой или сожженной машиной неугодного журналиста-либерала значительно труднее, чем законопослушного россиянина. Почему — тема отдельного разговора. Во-вторых, потому, что наши "консерво-радикалы" —обычные маргиналы, в то время как российские маргиналы весьма необычны.

У "православных радикалов", пикетирующих стопятьсот кинотеатров, чтобы не допустить показа "Матильды", есть место под политическим солнцем. Они кошмарят публику, потому что это кому-нибудь нужно. Им иногда сигналят о том, что правильной дорогой идут, — то "двушечкой" для Pussy Riot, то судом над ловцом покемонов, то законом о защите чувств верующих, то показательным разбирательством над либеральным режиссером, то степенью "кандидата богословия" за посредственную диссертацию. Российские мракобесы — это "системные маргиналы", точно и взвешенно вписанные в политическую структуру нынешней России. Со своим госзаказом, который они исправно отрабатывают, со своими смотрящими от Кремля, своим кусочком в госбюджете и гарантированным эфирным временем на центральных телеканалах.

Они "профессионалы", в то время как наши пока только стремятся попасть в высшую лигу. И вряд ли когда-либо в нее попадут.

Тем не менее наши радикалы старательно перенимают именно российские методы. По двум причинам. Одна бескорыстная: они видят, что это работает. Что фильмы и спектакли действительно снимают с показов, что галеристы боятся и отказывают скандальным художникам, что либеральные журналисты стройными рядами драпают за границу или хотя бы перестают бренчать. Я допускаю, что среди украинских радикалов есть такие искренние и наивные люди, уверенные, что государство проявляет чуткость к требованиям "здоровых сил общества". Хотя мне трудно представить себе украинского националиста, который так искренне верит в торжество демократии в России.

Поэтому вторая причина выглядит более правдоподобно, и она меркантильная: наши маргиналы, наблюдая за российскими коллегами, убеждаются в том, что на мордобой и погром во имя "чувств" и "идеалов" есть спрос на политическом рынке. Они видят, что кое-кому удается неплохо этот товар продавать. Так почему и себе не попробовать? Каждый выход таких группировок на публику — это рекламная акция.

Недаром свои акции наши радикалы проводят на чужих площадках. По возможности, популярных, раскрученных: Центр современного искусства и другие известные столичные галереи, популярные богемные кафе, "Мыстецький Арсенал", Форум книгоиздателей, гей-парад наконец. Выбор "идеологических оппонентов" тоже не случаен: Илья Чичкан, Лариса Денисенко — имена известные, для рекламной акции весьма подходящие. Тут и репортеры понабегут, и телекамеры понаедут — можно погреться в лучах чужой славы.

Но эти рекламные усилия оказываются невостребованными на внутреннем украинском политическом рынке. Как раз потому, что украинцы консервативны. Их не могут привлечь радикальные и даже экстремистские методы. Наши политики слишком популисты, чтобы связываться с такого рода маргиналами. Одни не станут связываться, потому что сами боятся оказаться в числе маргиналов. Другие не станут, потому что привыкли выступать в "радикальной" роли — с косами да вилами — и не потерпят конкуренции. Единственный, кто мог бы оценить по достоинству украинских "скрепщиков", — Кремль. Просто потому, что он с удовольствием спонсирует и собственных праворадикалов, и подобных им клоунов по всей Европе. Может, поэтому так часто украинских радикалов молва подозревает в том, что "казачок-то засланный".

В этой ситуации следовало бы идти иным путем — раскручивая свой собственный продукт, продвигающий "ценности" или даже прямо "скрепы". Но этого либо не делают, либо, делая, стараются не перенапрягаться – в результате продукт получается или очень узконишевый, т. е. никакой миссионерской работы не выполняющий, или неинтересный даже в самых узких нишах. Продукт, который никто не покупает, который никак не может повлиять на образ жизни и систему ценностей просто потому, что он пресный и неинтересный.

То, что радикалы своими погромными акциями продвигают какие-то там ценности, идеалы или образ жизни, — чистый незамутненный миф. Невозможно что-либо продвинуть — а особенно ценности, идеалы и образ жизни — путем мордобоя, разрушений, разгонов, блокады и даже вполне конвенциональным методом пикетирования и демонстрации своего несогласия с происходящим. Для продвижения позитивных программ — пускай это будет традиционная семья, консервативные ценности, христианская мораль и т. п. — нужны позитивные месседжи. И позитивные же методы. Для того чтобы что-либо продвинуть, нужно создавать, а не разрушать. Разрушением можно пропагандировать и продвигать только разрушение, насилием — насилие.

Поэтому не нужно думать, тем более говорить и писать, что радикалы что-то защищают или продвигают. Ничуть не бывало. Они кошмарят. Сеют страх и ненависть там, где не могут (или не хотят) сеять разумное-доброе-вечное. Можно спорить, сомневаться или, наоборот, поддерживать национализм, консерватизм или христианскую мораль. Но странно спорить о погроме и поддерживать погром. Погром не является прямым следствием какой-нибудь идеологической манипуляции. Это всегда следствие хамства и стремления к безнаказанному насилию. Люди врываются в галереи, громят экспонаты и заливают девочкам глаза перцовым газом не потому, что защищают от них идеалы, а потому, что испытывают кайф от разрушения и насилия.

А кроме того, чем бы они еще смогли ослепить этих девиц? Чем таким поразить-ошеломить, кроме газа в глаза и удара в челюсть?

Как правило, "защитники" идут погромным путем, потому что он самый легкий и наиболее эффектный. Не путать с эффективный. Эффективным путем может быть только созидательный. Взять хотя бы Форум книгоиздателей — следующую цель наших консерво-радикалов. На нем немало книг, так или иначе поддерживающих "ценности" — национальные, семейные, христианские и т. д. Но организации и люди, готовые защитить всех, кто не просит о защите, от одной-единственной книги Ларисы Денисенко, не направили свои силы на пропаганду тех мероприятий и изданий, которые соответствуют их мировосприятию. Они не устроили обвальной рекламы книг христианских издательств или детских книг, в которых семейные ценности капают через край (большая часть детской литературы, между прочим). Они не пошли волонтерить на Форум — просто из-за того, что это самое крупное событие в жизни украинской книги, а значит, и украинской культуры и украинского языка.

Это нежелание напрягаться выдает с головой наших "радетелей за ценности". Вот посмотрите, российские коллеги не напрягаются с созиданием — спокойно паразитируют на художниках, режиссерах, писателях и либералах. Наши тоже так хотят! Они ничего не имеют против "правильного" украинского творческого и медиапродукта. Но они искренне уверены в том, что это должны делать другие — государство например. Или "частники". Или "общественники-грантоеды". А дело настоящего "патриота" — "стояти насторожі жеби пінгвін не смів". В точности как у российских "скрепщиков", которые тоже в большинстве своем не напрягаются в креативных индустриях.

У нас, как и в России, посконные "патриоты" предпочитают не напрягаться. Не работать на свою идею, а воевать с тем, что "неугодно". Работать, созидать оказывается то ли невыгодно, то ли недостойно "настоящего патриота", "настоящего христианина" и даже просто "настоящего мужчины".

Достигают они, впрочем, прямо противоположных результатов: дискредитируют те идеи ценности, за которые "борются". Отстаивая "украинские консервативные ценности" российским методом разгрома выставок и избиения девчонок, эти "борцы" перечеркивают и сами ценности, и консерватизм в целом.

И это, возможно, к лучшему.

Читайте также МАЙЯ И ЕЕ МАМЫ. КАК ДВЕ СТРОЧКИ О ЛЮБВИ ПРИЗВАЛИ "ЛЕГИОН СВОБОДЫ" 

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество