Общество

Террористы сломали мне нервную систему, — освобожденный из плена Жемчугов

Владимир Жемчугов отметил, что после 11,5 месяцев в плену уже и не надеялся на освобождение

Фото: УНИАН

Владимира Жемчугова отметил, что после 11,5 месяцев в плену уже и не надеялся на освобождение, сообщает "ДС" со ссылкой на его интервью ТСН.

"До последнего не верилось. Было много планов об обмене, мне о них говорили. И первые 3-5 месяцев я еще ждал. А уже после этого я понял, что я там надолго, и такое волнение прошло. Даже когда меня вывозили и сказали, что меня хотят забрать через 4-5 часов. Вечером мне приказали помыться, побриться, одеться в чистое, сделали баню, нашли чистую одежду и обувь, я ждал провокации, ибо сколько было уже. До последнего был напряженным, пока не услышал голос Елены (жены)", - рассказал он.

"Мне там нервную систему сломали. Три темы - это мое здоровье, моя семья и что со мной будет в будущем - об этом тяжело говорить, воспринимать, я не могу себя контролировать здесь (сдерживает слезы). Сломали мне психику в этом плане", - говорит бывший пленный.

Жена Жемчугова, Елена, отметила, что ее муж до последнего был убежден, что обмен - это всего лишь спектакль.

Российско-британский пропагандист Грэм Филлипс трижды за день брал у Владимира Жемчугова "интервью".

"Он у меня брал три интервью в тот день, этот британец. В интернете показали только второе и третье, где он меня уже довел. А первое интервью было в скорой, когда меня вывели из тюрьмы, дали пять минут. Открылись двери слева и справа. Слева зашел, я так понимаю, журналист российского центрального телевидения, но он нормально со мной общался. А британец дал ему взять у меня интервью, и потом начал со мной говорить. Сначала я с ним нормально говорил, а потом он видимо увидел, что я держусь, не срываюсь, не плачу, все четко отвечал, видимо поэтому то интервью не показали. А уже второе интервью перед мостом, где он уже понял, что меня так просто не пробить, он начал уже меня провоцировать обидами. А третье интервью, когда меня уже отдавали, он уже конкретно меня унижал, и я, конечно, уже сорвался, назвал его "путинским пропагандистом", - рассказал Жемчугов.Жемчугов отметил, что попал в плен, выполняя задания в рамках своего участия в партизанском подполье.

"Я фактически украинский партизан луганского подполья.
"28 сентября 2015 года я возвращался с боевого задания, я успешно его выполнил, и зашел в темноте на старое минное поле, которое осталось от боевых действий 2014 года. Там еще много минных полей неразминированных осталось. Я помню, как зацепился ногой, развернулся - был хлопок и сразу взрыв. Потом объяснили, что я подорвался на растяжке. Я упал и понял, что я тяжело ранен. Минно-взрывное ранение - это самое тяжелое ранение, которое может быть. Я подумал, что умираю, полежал немного, почувствовал, что силы еще есть, и пополз на звуки, где было слышно машины. Дополз до дороги, там меня уже подобрали. Потом пришел в себя уже в реанимации, а когда очнулся, меня сразу начали допрашивать", - рассказал мужчина.

"Он мне рассказывал, что когда дополз до дороги, у него была одна мысль - чтобы не попасть в плен, уползти с дороги и броситься под машину", - добавила жена Жемчугова Елена.

"Был такой момент, чтобы не попасть в плен. Там трасса была Краснодон-Луганск и ночью по этой трассе идут "Уралы" с России со снарядами, которые поступают на молодогвардейские склады. Ночью эти колонны перебрасываются сюда дальше на Луганск, Стаханов. Да, действительно, когда я почувствовал, что не умираю, решил покончить жизнь самоубийством. Я пополз к дороге не для того, чтобы спастись, а чтобы меня добили. В плен не хотел попадать", - сказал Жемчугов.

"Я был не один, я был в партизанском отряде, и выполнял боевое задание конкретное. В плен не хотел, потому что плен - это пытки, а под пытками люди ломаются, можно что-то рассказать, предать. Я этого не хотел", - добавил он.

Депутаты Европарламента - члены парламентского комитета ассоциации встретились с бывшими заложниками и семьями украинцев, которые до сих пор незаконно удерживаются в тюрьмах на оккупированной территории. Об этом сообщила первый вице-спикер Верховной Рады и переговорщица в трехсторонней контактной группе по урегулированию конфликта на Донбассе Ирина Геращенко на своей странице в Facebook.