Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Цифровое рабство. Когда Шуду Грэм получит "человеческие" права

Воскресенье, 23 Сентября 2018, 14:00
Модели, выглядящие как настоящие люди, вызывают у аудитории «человеческие» чувства. Мы наделяем их личностью — даже если эти создания безличностны

Когда мир меняется, логично, меняется многое, включая стандарты красоты. Переход от викторианской чопорности к "освобождению" тела оказался очень кстати для зарождающихся рынков моды и медиа. Со временем подтянулись сегменты физической культуры и здорового питания. Попытки подогнать под себя те или иные физические стандарты всегда были выгодны рынку - он мог продать побольше кроссовок (и заодно кепок), диетической колы, комбинезонов для горных лыж, безглютеновых хлебцов, органической гранолы. А также невероятное количество глянца, посредством которого потребитель поддерживался в тонусе, а индустрия, соответственно, на плаву.

Но то, что происходит сейчас, меняет правила игры на рынке красоты в корне - меняются не только сами стандарты, но и способ их создания.

Это происходит почти незаметно. Даже глянец не потускнел. Просто перешел, преимущественно, в электронный формат и начал выстраиваться по релевантности. И стандарты задают, все больше, блогеры. Есть, правда, одна странность: блогеров довольно много, и стандарты должны были бы оказаться разнообразными.

Но, видимо, стандарты на то и стандарты, чтобы их было немного и было понятно, "как это делается". Вопрос, "как быть красивой/привлекательной", который продолжает мучить женщин, несмотря на все победы на феминистских фронтах, должен муссироваться, но и должен иметь ответ. Достаточно прозрачный, сводящийся к набору простых с виду рецептов. Вроде тех, которые диктовала героиня Ахеджаковой героине Фрейндлих в "Служебном романе". Сами рецепты, конечно, устарели - как и фильм. "Недостатки фигуры", например. теперь не скрывают, а ликвидируют. Или присоединяются к идеологии бодипозитива, по которой нет недостатков фигуры - есть убожество стандартов. Рецепты устарели - но принцип остался. Красота - это то, чего можно достичь, приложив усилия и средства. Надо только знать, в каком направлении их прикладывать.

Чтобы стимулировать рынок, стандарты должны постоянно меняться. Но, что интереснее, чтобы всерьез помочь рынку, им нужно постоянно выталкивать нас из зоны биологического комфорта. Стандарты должны как можно сильнее отклоняться от нормы.

Например, из-за идеала Кейт Мосс целое поколение девушек доводило себя до полного истощения. И я считаю, что поколению миллениалов (и их родителей) нужно поблагодарить Бога и Ким Кардашьян за то, что стандарты изменились, причем в корне. Благодарят, впрочем, и пластические хирурги.

Но даже в случаях таких крайностей мы можем уповать на то, что стандарты диктуются возможностями человеческого тела. Пускай иногда и экстремальными. Человек может быть так худ, как может - но не более того. Он может поправиться и приобрести пышные формы (если может) - но на это потребуется время. Пластическая хирургия уже дает возможность несколько скорректировать тело - но это все еще довольно дорогое и не слишком массовое удовольствие. К тому же и тут возможности человеческого тела остаются актуальными.

Совсем иначе могут пойти дела в ближайшем будущем, когда стандарты красоты начнут задавать виртуальные 3D-модели, уже уверенно завоевывающие и соцсети, и рекламные бюджеты популярных брендов.

Ничего особенного - нас же предупреждали, что роботы скоро всех оставят без работы. Мы, правда, не думали, что это коснется модельного бизнеса. По крайней мере, так скоро.

Если реальные блогеры могут получать деньги за рекламу одежды, косметики, аксессуаров, то почему этим не могут заниматься блогеры, создающие виртуальные модели? Это даже демократично - если вы не так хороши собой, чтобы привлечь большую аудиторию, или просто ваш талант несколько иного рода, вы все равно можете заработать деньги.

Так, как это сделал фотограф Кэмерон-Джеймс Уилсон, автор первой в мире цифровой супермодели, звезды "Инстаграма" Шуду Грэм. Так, как это сделал стартап Bud, создавший другую звезду "Инстаграма" - Лил Микелу, которая не только показывает одежду, но еще и поет. Музыка - увлечение группы инженеров и программистов, которые ее создали. Но если бы они создали свой бэнд, ни за что не снискали бы такой популярности, как виртуальная Микела.

Интересно то, что все эти "фальшивки" поначалу не вызывали у публики подозрений. Они совершенно антропоморфны. Красивы - просто совершенны, но вполне в рамках человеческих возможностей. Все они имели вполне "инстаграмные" лица - такие, какие могут (и иногда очень стараются) нарисовать себе другие пользователи платформы. И тут трудно сказать, какая причина глубже - искусственность покрытых штукатуркой и фильтрами лиц реальных звезд "Инстаграма", или от начала до конца нарисованные лица виртуальных звезд. Первое совершенно естественно проложило дорогу второму.

Виртуальные модели - пока товар штучный, но уже наметились, по крайней мере, две линии, по которым они могут развиваться и входить все глубже на наш быт. Лил Микела - игровой персонаж. У нее многообразная и интересная жизнь. У нее даже соперница есть - такая же виртуальная, как и сама Микела. Наблюдать за ними можно, как за телесериалом, который разворачивается не в телевизоре, а в жизни, зафиксированной "Инстаграмом", как и сотни тысяч других жизней. Здесь все, как в жизни - ситуативно, без сценариев. А со временем Микела и ее заклятая подружка Бермуда могут и вовсе быть переданы в управление искусственному интеллекту - и тогда мы посмотрим, кто кого. И заодно убедимся в том, что ИИ вполне может снимать сносные сериалы.

Иное дело Шуду Грэм. Ее создатель почувствовал вкус к модельному бизнесу и создал, кроме Шуду, уже целое агентство виртуальных моделей - на разные вкусы, разных полов, разных расовых типов и размеров. Если Микела - прототип светской львицы, кино- и телезвезды, то Шуду - прототип именно модели, которая покоряет самые высокие подиумы мира и подписывает контракты с самыми дорогими брендами.

Виртуальные игровые модели могут достаточно долго и мирно уживаться с реальными - на медиарынке найдется покупатель и для тех, и для других. Но модели, работающие в мире моды, встревожены. Они видят в виртуальных коллегах опасных конкурентов. На них одежда всегда будет выглядеть безупречно. Они не болеют, не капризничают, не поправляются, не стареют, не застревают в аэропортах. Конечно, они пока не могут выйти на реальное дефиле, но, не исключено, и реальные дефиле в мире, который все больше виртуализируется, скоро превратятся в отмирающий жанр. Да и дефиле - это только часть нелегкого заработка модели. А в съемках виртуалы уже оказываются более удобными.

К тому же модельный бизнес, став цифровым и объединившись с цифровой индустрией, восприняв ее методы, может пойти по пути, проторенному гигантами - по пути релевантности. Создавать кастомизированные модели при помощи больших данных и ИИ, анализирующих предпочтения пользователей в целом и каждого конкретно.

Только представьте, как увеличатся продажи, если каждому пользователю будет рекламировать товар подстроенная под его вкусы модель. И как изменится индустрия моды - до сих пор довольно консервативная.

Есть, правда, ряд этических проблем. Вот, например, фраза одного из критиков создателя Шуду: "Белый мужчина придумал, как заработать на черной женщине". "Черная женщина" - идеальная модель не только для одежды, но и для постановки проблемы. "Черная женщина" - это рабство в квадрате. Вопрос о цифровом рабстве здесь предстает в неожиданном ключе. До сих пор эта тема разрабатывалась как потенциально перспективная в отношении роботов, особенно наделенных элементами интеллекта. Шуду дает повод говорить о совсем ином аспекте цифрового рабства - модели, выглядящие как настоящие люди, вызывают у аудитории "человеческие" чувства. И человеческие интенции. Мы наделяем их личностью - даже если эти создания безличностны. Должны ли мы требовать для них прав, сходных с человеческими? И не приведет ли это к размыванию представлений о том, что можно и что нельзя в отношении вполне реальных аккаунтов и даже людей, стоящих за этими аккаунтами?

Впрочем, это все вопросы, направленные в вечность. Пока же нам надо приготовиться к тому, что в ближайшее время стандарты человеческого тела буду задавать не люди. Это прекрасное предложение для модельного рынка и, шире, рынка вообще. Люди - даже самые лучшие модели подиума и "Инстаграма" - не могут быть так "стандартны", как Шуду Грэм.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество

загрузка...