Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Опасные игрушки. Как Цукерберг оказался союзником Путина

Четверг, 2 Ноября 2017, 18:00
Кому будет принадлежать власть в мире Web2.0 – все еще вопрос. И вопрос этот вовсе не нравится властям США
Фото: cnbc.com

Фото: cnbc.com

Комитет по разведке Сената США заслушал показания представителей компаний Google, Twitter и Facebook по поводу использования их социальных платформ для российского влияния на президентские выборы в США. В ходе слушаний сенаторы завили о "новом типе киберугрозы", которая не ограничивается вмешательством в выборы, и потребовали от IT-компаний изменить алгоритмы работы соцсетей. Сенаторы были настроены весьма воинственно – они обвинили айтишников в нежелании сотрудничать, в бездействии перед лицом угрозы национальной безопасности и безопасности в мире, в том, что они заранее не обеспечили безопасность и прозрачность своих платформ. Также сенаторы высказали неудовольствие тем, что руководители компаний не явились "на ковер" лично, а прислали вместо себя юристов.

В общем, айтишников отхлестали по щекам, ткнули носом в их проколы, граничащие с прямым вредительством, и выдавили из них слова готовности к "тесному сотрудничеству". Только у представителя Twitter после всего этого хватило духу заявить, что его компания все равно против слежки за аккаунтами пользователей со стороны спецслужб.

Пожалуй, из всех прежних столкновений между официальными властями и представителями IT-бизнеса, этот раунд оказался для айтишников самым тяжелым. А мы могли наблюдать довольно редкое для современного Запада лобовое столкновение элит – "двух миров, двух образов жизни", как любили писать в советской прессе.

Судя по видеоотчетам, представители новой элиты проигрывали старой по всей линии фронта. Что неудивительно – они все-таки играли на чужом поле. Пускай и оказались там по собственной вине. И дело даже не в том, что они просмотрели и прошляпили. А в том, что сами не до конца поняли, что создали, и какие у этого могут быть последствия. Сенаторы заявили, что IT-компании не понимают серьезности проблемы. И это тот – довольно редкий – случай, когда я готова согласиться с сенаторами, а не с айтишниками. Действительно, не понимают. Разве что – уже только теперь – догадываются.

"Мы просто играли на проезжей части", — писал в свое время Филип Дик. В точности как гениальные мальчики Силиконовой долины, которые просто воплощали свои идеи, реализовывали стартапы, и для которых это все было отчасти ars longa, отчасти just business. Они просто зарабатывали деньги. И не то что "не понимали" - просто не думали, да и безразлично им было, как можно использовать открытый ими "мирный атом". Они делали деньги, убеждая общественность (и себя самих), что делают мир лучше. Тем временем кто-то действительно менял мир. И если Оппенгеймер хотя бы честно ужасался тому, что они, ученые, дают в руки не самым чистоплотным людям ужасное оружие, способное уничтожить мир, то создатели информационной бомбы до сих пор не признались ни себе, ни людям в том, что сдали свое оружие в аренду кому попало, даже не поинтересовавшись, кто же этот нечистоплотный парень.

А вот конгрессмены – люди опытные. Поэтому, когда они говорят, что "смотрят со страхом" на это изобретение, я верю скорее им, чем Марку Цукербергу, который уверяет, что собирается все исправить и заставить свое детище улучшить мир. Надо же ему что-то говорить после всего того, что произошло...

Однако схватка в Сенате не исчерпывается вопросом о том, как быть с бомбой. Это один из раундов в глобальном противостоянии старых и новых. Данный момент истории – момент реванша (или хотя бы попытки такового) со стороны старых элит в отношении новых, ставших за последние пару десятилетий властителями дум. Конгрессмены, повторюсь, люди опытные. Они знают, когда пошатнувшегося нужно подтолкнуть, и понимают, что нужно это сделать, – иначе кто-то подтолкнет их самих. Если срочно не назначить виновных и не повесить на них всех без исключения собак, то придется признать, что победа Трампа, как и повышенный политический градус соцсетей – это признак и следствие политического кризиса, созревшего вне и помимо твиттеров. Это кризис действующей системы власти. Поэтому конгрессмены так звонко хлестали по щекам мальчиков из Силиконовой долины, чтобы заглушить сомнения. И свои, и почтеннейшей публики. А на другом полюсе противостояния, в России, как раз в эти же дни вступил в силу закон о контроле Роскомнадзора за использованием VPN. И это не совпадение – стороны противостояния в корне одинаковы. Только власти США, в отличие от властей РФ, могут принудить гигантов Силиконовой долины к сотрудничеству. По простой причине: Силиконовая долина находится в США и ее основной доход черпается из карманов американцев.

Конгресс просто напомнил об этом несколько заигравшимся в кибернезависимость айтишникам. О правилах игры, согласно которым оружие должно находиться под контролем государства. Любое оружие. Новые информационные инструменты воспринимаются старыми элитами так же, как ими воспринимались всегда любые инновации – именно в качестве оружия. Которое они либо будут контролировать и заставлять работать на себя и на созданную ими Систему, или, если это окажется невозможным, инновации должны быть поставлены вне закона.

В то время как новые элиты – которые и собственный элитизм воспринимают несколько иначе, чем элиты традиционные, - на свои изобретения смотрят под несколько иным (хоть и довольно традиционным для западной цивилизации) углом, как на способ делать деньги. В этом взгляде нет ничего нового и оригинального – любой нормальный изобретатель прошлого и будущего смотрит на творение своего гения именно с такой точки зрения. Новые элиты, сосредотачивающие в своих руках инновации и деньги, вырученные за них, до тех пор остаются "новыми", пока деньги и бизнес не отождествляются с властью. Поэтому и получилось так некрасиво с этими злосчастными выборами: люди просто зарабатывали деньги, осуществляя священное право каждого американца. За что же эти пощечины в Конгрессе?

Можно было бы сказать – из чувства мести. Причем желание реванша объединило даже республиканцев с демократами. Ведь так или иначе все скандалы последнего времени, потрясавшие и подрывавшие сами основы американской политической системы, оказывались связаны именно с IT-сферой, с ее, с одной стороны, соблазнительными возможностями, с другой – невозможностью обеспечить тотальный контроль. В общем, представители гигантов Силиконовой долины, на самом деле, получили за весь цех и за каждый связанный с ним эксцесс – начиная с подвига/предательства Сноудэна, заканчивая почтой Хиллари Клинтон. И заодно законодатели не отказали себе в соблазне повесить на айтишников еще парочку собак – например, сенаторы считают, что последний нью-йоркский теракт мог быть вдохновлен "экстремистским контентом в соцсетях".

Конечно, обсуждение не выходило за формальные рамки – представители IT-компаний отчитывались только по своему "делу". Но сенаторы то и дело расширяли эти рамки как могли – говоря не только про конкретные выборы и фейки, но про "вообще экстремизм", "вообще отказ сотрудничать" и "вообще кибервойну".

За теми эмоциями, которые конгрессмены не сумели (да и не старались) скрыть, читалось (и стояло) что-то большее, чем раздражение конкретным фактом вмешательства в выборы и даже большее, чем стремление заставить мальчиков привести в порядок свои игрушки. Это был страх, в котором некоторые из конгрессменов честно признались. Страх многогранный и комплексный до конца, возможно, не осознанный даже в Конгрессе. Который, тем не менее, почти инстинктивно постарался заставить людей, у которых в руках – вдруг! – оказалось много (слишком много!) власти "играть по правилам". По тем правилам, которые установили для миропорядка старые элиты. "Цифровая аристократия" была поставлена перед выбором: либо они будут интегрироваться в эту систему, либо у них будут проблемы. Большие проблемы.

Это может заставить новые элиты несколько притормозить. Но и поможет осознать свою силу. Страх и ненависть в Конгрессе были только отчасти наигранными. И если это можно было почувствовать, наблюдая за происходящим на экране, то при личном присутствии, наверное, это было куда более заметно. Политики нервничают. Они понимают, что не могут не то что остановить прогресс - даже просто слегка затормозить. Что мир зависит от технологий – от усилий и денег вот этих мальчиков, которые не желают наводить порядок в своих игрушках. Старые элиты не могут себе позволить даже сорвать стоп-кран. Все, что им остается, – покрепче держаться за поручни.

Но у старых элит далеко не все так плохо - сюжет из Сената тому подтверждение. Власть все еще может испортить жизнь и бизнес айтишникам. Во всяком случае, тем из них, которые слишком уж откровенно вторгаются в политическое поле. Пускай владельцы соцсетей – герои нашего времени, пускай они владеют умами, аккаунтами и каналами обмена информацией. Все равно они пока не игроки на политическом поле. А если даже они попытаются прийти в традиционную политику, в истеблишмент – им придется либо принять его правила и мимикрировать, либо они будут разбиты в пух и прах. Как это делается, продемонстрировал и Конгресс, отвесивший оплеух всем этим гуглам-шмуглам. Да и мы с вами видели вблизи, как это работает, когда украинская бюрократическая система либо переваривала, либо выплевывала представителей новой элиты, которые пришли реформировать Систему изнутри на волне Революции достоинства.

Дело не только в том, что инерция старых систем слишком велика. Нужны коренные изменения мира, чтобы новые элиты получили шанс выдавить старые. Сила старых элит в том, что они об этом хотя бы догадываются, и потому противостоят любым попыткам реально менять устоявшийся социальлный порядок. В то время как новые элиты видят в болтовне об изменении мира только пиар-акцию, призванную поднять продажи. Они не меняют мир, к временному счастью старых элит, - они просто зарабатывают деньги, давая возможность другим пользоваться созданными мощностями. Так же как радио и телевидение не были изобретены фашистами, нацистами и лично товарищем Сталиным, хоть он и считался "корифеем всех наук", но тоталитарные режимы успешно их использовали, да и вообще стали возможны только благодаря этим изобретениям. Кому будет принадлежать власть в мире Web2.0 – все еще вопрос. И вопрос этот Конгрессу вовсе не нравится.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество