Общество

Великая белая чума. Что общего у Чехова, Вивьен Ли и Баден-Бадена

Еще двести лет назад в среде аристократов бытовала мода на "чахоточный вид"

Угасание. Композиционная фотография Генри Пича Робинсона. 1858 год

"ДС" продолжает цикл материалов "История болезни"

Туберкулез, который совсем недавно имел славу "болезни благородной и печальной", сегодня считается едва ли не постыдным клеймом. Похоже, обществу снова пора менять устоявшиеся взгляды.

Эпидемия туберкулеза - беда всемирного масштаба: по данным ВОЗ, возбудителем заболевания инфицирован каждый третий житель Земли. Только в Украине в прошлом году заболели около 30 тысяч человек. При этом 5 тысяч - то есть каждого шестого! - не удалось спасти. Специалисты, изучающие эту коварную и опасную болезнь, уверены: изменить ситуацию может только новый подход к практике лечения закрытых форм этой болезни.

Самая "творческая" болезнь

Борьба человека с туберкулезом началась тысячи лет назад. Во всяком случае, книги Второзакония и Левит содержат описание его легочной формы, а туберкулез позвоночника выявлен у древнеегипетских мумий. Одно из самых ранних описаний туберкулеза принадлежит Гиппократу. Правда, он считал эту болезнь наследственной, как и другой именитый лекарь - Авиценна.
Кстати, прочно вошедшая в народный фольклор "золотуха" часто бывала ничем иным как туберкулезным поражением лимфатических узлов или кожи. Но самым метким "псевдонимом" туберкулеза стал возникший в XVIII веке термин "чахотка": ведь жертвы этой болезни в буквальном смысле чахли. Именно слово "фтиза" - в переводе с греческого "истощение". - дало название фтизиатрии, области медицины, связанной с изучением и лечением туберкулеза.

Практически неизлечимая до открытия антибиотика стрептомицина, принесшего своему "родителю" Зельману Ваксману Нобелевскую премию 1952 года, чахотка держала в страхе всех, кто о ней слышал. А слышали многие - ведь в XVI-XVII столетиях туберкулез "выкосил" по меньшей мере десятую часть Европы, получив прозвище Великой белой чумы. Да и в последующие 200 лет среди его жертв были не просто представители всех сословий, а и поистине великие люди, чье творческое наследие входит в копилку всемирных сокровищ.
Так, именно туберкулез оборвал жизнь таких выдающихся литераторов, как Франц Кафка и Виссарион Белинский, Леся Украинка и Шарлотта Бронте, Антон Чехов и Илья Ильф. Страдающие от чахотки герои Ремарка тоже "срисованы" из жизни: жестокий недуг терзал первую жену "певца потерянного поколения". А сколько картин могли бы еще написать погубленные смертельной инфекцией Кустодиев и Перов! Сколько мелодий создать Шопен! Сколько ролей сыграть прекрасная Вивьен Ли!

Неудивительно, что именно уходящие в расцвете лет красивые, талантливые и сильные духом люди долгое время оставались "социальным портретом" чахотки. Дошло до того, что чахоточный вид даже вошёл в моду: дамы затягивались в корсеты, пили уксус для томной бледности и закапывали экстракт белладонны в глаза для лихорадочного блеска. Поскольку найти причину болезни никак не удавалось, то и специфического лечения от чахотки не было - больных просто отправляли в санатории дышать чистым воздухом и пить минеральные воды. Знаменитый курорт Баден-Баден тоже в свое время был известен как место, где можно излечиться от туберкулеза.

Открыт и низложен

Без преувеличения великим даром человечеству стало открытие болезнетворной микобактерии Mycobacterium tuberculosis, совершенное Робертом Кохом в 1882 году. В 1905 году учёный за это открытие был удостоен Нобелевской премии в области физиологии и медицины. В начале 1890-х Коху удалось получить туберкулин - экстракт туберкулёзных культур, который он как эффективное диагностическое средство при выявлении туберкулёза. А в 1897-м бостонский врач Френсис Уильямс обнаружил, что очаг туберкулеза виден в рентгеновских лучах. Это позволяло диагностировать болезнь на ранних стадиях. Но вот парадокс: у этих научных находок, положивших начало новой эре борьбы с чахоткой, оказалась и темная сторона! Именно они невольно стали причиной резкой трансформации "болезни, уносящей лучших" в "недуг, свойственный черни".

Виной такой радикальной смены "чахоточного имиджа" выступили первые массовые профосмотры заводских рабочих, показавшие необычайно высокий процент зараженных. Сегодня это никого не удивляет: общеизвестно, что ничто так не способствует распространению любой инфекции, как большая скученность людей. Но в конце XIX века информация имела эффект разорвавшейся бомбы: болезнью, обеспечивающей "интересную бледность, особенный блеск глаз и трогательно прозрачный румянец", оказались отмечены скотоводы, сапожники и ремесленники! Когда же выяснилось, что и кашель каторжан сплошь и рядом объяснялся туберкулезом, последний окончательно перешел в разряд социальных болезней. Сам Кох говорил: "Туберкулез - это слезы нищеты, выплаканные внутрь".

К 1917-му ситуация с туберкулезом в царской России была аналогична таковой в остальной Европе: он затрагивал все слои общества. Но если к услугам людей состоятельных была довольно разветвленная сеть частных клиник и специализированных санаториев, то зарабатывающие на жизнь ежедневным трудом на такую роскошь рассчитывать не могли. Более того - до последнего тянули с любыми жалобами на здоровье, чтобы не потерять кормилицу-работу, а часто и кров. Поэтому для большинства дотерпевших болезнь до последней стадии "путевка" в туберкулезный диспансер становилась билетом в один конец.

Впрочем, население СССР, благополучно избавленное и от состоятельных "буржуев", и от доступа на "загнивающий Запад", проблему туберкулеза тоже не решило. Хотя и создало достаточно развитую внутреннюю сеть противотуберкулезных диспансеров и специализированных санаториев. Об ошеломительных успехах советской фтизиатрии активно писала и государственная пресса. А поскольку статистика в газетах всегда подавалась под "правильным" пропагандистским углом, то через некоторое время советские люди искренне стали верить в то, что вылечить туберкулез легко. Следовательно, почему-то не излеченные, - это просто асоциальные элементы, мешающие "догнать и перегнать Америку".

Трудно утверждать наверняка, но есть мнение, что именно с этим связано отсутствие разработок оригинальных противотуберкулезных средств в СССР. Ведь одно дело - вдохновляться образами достойных людей, и совсем другое - всяческих негодяев.

От проколов до химии

Один из первых методов лечения туберкулеза - искусственный пневмоторакс. Больному прокалывали кожу между ребрами специальной иглой и вводили воздух в плевральную полость. В 1920-х этот метод был принят как основной при лечении болезни. И оставался таковым на протяжении нескольких десятков лет. Настоящий прорыв случился после открытия Ваксманом в 1943-м стрептомицина - первого высокоэффективного противотуберкулезного антибиотика. В 1957-м были выделены рифампицины; в начале 70-х годов появились и другие высокоэффективные препараты. Сегодня именно химиотерапия - самое эффективное средство борьбы с болезнью. Причем доктора уверены: дабы успешно побороть эпидемию туберкулеза больных с закрытыми формами болезни целесообразней всего лечить дома. Правда, как отнесутся в таком случае к "туберкулезнику" соседи - медики предпочитают не обсуждать. 

Увы, но "советское наследие" в отношении болеющих туберкулезом как к отбросам общества, пока не удалось изжить и в независимой Украине. Дурная слава по-прежнему заставляет общество считать его "грязной" болезнью пьющих, заключенных и бомжей.

Между тем, в 2011-м процент заболевших туберкулезом в Украине распределялся так:
- лица, вернувшиеся из мест лишения свободы - 0,4%,
- рабочие аграрного сектора - 1,0%,
- частные предприниматели - 1,1%,
- медицинские работники и студенты - по 1,7%
- учащиеся - 1,8%
- лица без постоянного места жительства - 2,0%
- служащие - 3,3%
- работающие люди, не относящиеся к приведенным в отчете социальным категориям - 7, 1%
- рабочие - 11,9%
- пенсионеры - 12,9%

Остальные же 55,1% - это граждане, отнесенные к категории "неработающие трудоспособного возраста". В состав которой входят не только все без исключения домохозяйки, но и большинство фрилансеров, "свои" няни и сиделки, неоформленные сотрудники уходящих от налогообложения работодателей и прочие подобные "тунеядцы".

Так не пора ли изжить устаревшие предрассудки и, взяв пример с остальной Европы, признать: туберкулез является не "проблемой маргиналов", а действительно общей бедой!