Общество

Вопрос этики или еще пару слов о львовском скандале

Скандал с увольнением Ирины Магдыш "под давлением церкви" получил интересный резонанс в "околоцерковном" сегменте соцсетей

Фото: gorlovka-eparhia.com.ua

Тут, как ни странно, большая часть народу согласилась с тем, "что церковь давить не должна", но всех очень задела и Магдыш. Причем не огульным охаиванием "церковников, которые жируют", а ее замечанием о том, что церкви в школе не место. Если вопрос о допустимости давления так и остался спорным, присутствие "Христианской этики" в школе многие в церкви готовы отстаивать до последнего электрона.

Это интересно, потому что все ведь с точностью до наоборот. Церковь, как и любой другой социальный институт очень даже может оказывать давление на власть. Которая, в свою очередь, должна балансировать интересы церкви и других социальных групп. А вот "христианство в школе" - это действительно вопрос: как, в каком виде и должно ли в принципе?

"Львовские перегибы", описанные Магдыш, большинство здравомыслящих священнослужителей не поддерживает. Скульптурам Матери Божьей и алтарям, тем более - богослужениям, по общему гласу, в школе не место. Для того есть культовые сооружения. Тут, конечно, надо учесть еще и особенности местной традиции - борьба за свою церковь была частью общей национально-освободительной борьбы на Галичине. Но традиции - традициями, а закон - законом. Закон же запрещает весьма ясно и недвусмысленно совершение религиозных обрядов (любых) в государственных школах.

Не знаю, насколько можно согласиться с Ириной Магдыш в том, что "в школе церковь вербует себе последователей", но огромный интерес к школе церковь не скрывала никогда. История проталкивания - хоть чучелком, хоть тушкой - христианской доктрины в школьную программу - тому подтверждение.
Курс "влезать" в школу не хотел с самого начала. Противоречий было много и по поводу программ, и по поводу того, кто должен преподавать, и на каком основании. Наконец, вопрос разрешился в пользу "Христианской этики" как "морально ориентированной дисциплины" - и то под давлением специальной церковной комиссии, образованной при МОН. Интересно, имеют ли свои комиссии при МОН физики, филологи или, скажем, представители рабочих профсоюзов, которые могли бы внести коррективы в курс "Трудовое обучение"?

Курс "Христианская этика" даже в таком, сильно секуляризированном, виде вызывал так много сомнений, что его для начала решили ввести в качестве факультатива, и только в западном - как считалось, самом религиозном - регионе. Спустя несколько лет эксперимент был признан "успешным" - об этом говорили и по церковным каналам, и по "школьным". По какому принципу была определена "успешность", впрочем, не уточняли. Могу сказать, как очевидец, только одно: никаких тестирований, никаких аналогов ДПА, никаких проверок успешности среди учеников не проводили. Да и как их проведешь, если предмет не "научный", а "морально ориентированный"?

Возможно, "успешным" считалось то, что предмет получил популярность среди родителей, и на этот факультатив записывалось много детей? Но, снова по своему опыту, могу вам сказать: никто никого и не спрашивал. Предмет значился в школьном расписании, оценки за него ставились в табель, за четыре года начальной школы "написать заявление" предложили только один раз, и то подразумевалось, что это ни на что не повлияет - все равно предмет есть и оценку по нему следует как-то получить. А поскольку в региональной прессе постоянно появлялись практические советы "как отписаться от необязательных дисциплин - в том числе "Христианской этики" - я понимаю, что про "необязательность" не упоминали не только в нашей школе.

Воспитывать детей должны родители, и тут им вся сокровищница мировой литературы и синематографа - в помощь. Перекладывать воспитательные функции на плечи школы с полагаться на сомнительные по содержанию курсы - это, конечно, удобно. Но бессмысленно

Сам по себе курс "Христианской этики" не должен удовлетворять никого, кроме, разве что, учителей. Родителям, которые умиляются, тем, что детей "учат добру", я бы посоветовала побольше интересоваться учебными пособиями, по которым учатся их дети. А еще лучше, учить детей добру самостоятельно. Воспитывать детей должны родители, и тут им вся сокровищница мировой литературы и синематографа - в помощь. Перекладывать воспитательные функции на плечи школы с полагаться на сомнительные по содержанию курсы - это, конечно, удобно. Но бессмысленно.

Не понимаю я и священнослужителей, которые одобряют преподавание детям дикой смеси гражданской религии, плохо артикулированных суеверий под видом "обычаев нашего народа" и элементов христианской доктрины в форме кроссвордов и в сопровождении "побожной", но довольно скверной поэзии.
В церкви на все это доктринальное безобразие смотрят совершенно спокойно. Что вызывает ряд подозрений. Одно из которых высказала Ирина Магдыш - за что глаголом была жжена нещадно (и местами заслуженно), а другое выскажу я. Многих священнослужителей не тревожат суеверия их прихожан - до тех пор, пока это удобные для священника суеверия. Вспомните хоть митрополита Павла Лебедя, которые рассказывал о карах небесных, постигающих журналистов, которые без уважения отнеслись лично к нему. Страх перед попом не имеет ничего общего со страхом Божьим - но этому не учат не только на "Христианской этике". Этому и не в любой церкви учат.

Еще один интересный симптом - то, что священнослужители с самого начала и в один голос протестовали против светского курса религиоведения в школе. Можно спорить о том, нужен ли такой специальный курс в и без того перегруженной школьной программе, но его практическая польза могла бы быть куда выше, чем от "Христианской этики". Правда, он нес в себе некоторую опасность - поскольку подобные любое изучение предполагает демифологизацию предмета. Не говоря уж о том, что предоставляет всем предметам изучения - в данном случае, мировым религии - равное внимание. А изучающему, в свою очередь, - свободу выбора.

Вне всяких сомнений, людям нужно предоставить возможность обучать своих детей в религиозно ориентированных школах. Где будут алтари, богослужения и все, что сочтет нужным руководство учебного заведения. Т.е. религиозным организациям и церквям совершенно необходимо дать возможность открывать свои школы - это могло бы пойти на пользу всем, включая вечно хромой бюджет МОН, вынужденный закрывать "невыгодные" школы. Но введение дисциплин вроде "Христианской этики" в государственной школе - этот тот компромисс, который никого не может удовлетворить в принципе. Поскольку он ничего не дает (и даже немного вредит) христианскому мировоззрению ученика, и отнимает ресурсы у школы. И то, что обе стороны за этот хромой компромисс держатся, вредит репутации обеих.