Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Все грехи мира. Почему Кевин Спейси стал жертвой сексуальной революции

Воскресенье, 21 Июля 2019, 12:00
Никогда еще война полов не была такой откровенной и острой

Суд штата Монтана прекратил разбирательство против Кевина Спейси по обвинению в сексуальных домогательствах к 18-летнему сыну американской телеведущей. "За отсутствием доказательств".

Англоязычная пресса отзывается обо всей этой истории довольно сдержанно. И то сказать, обстоятельства какие-то подозрительные. Зато соцсети - особенно в русскоязычном сегменте - ликуют. Ура, мол. Оправдан. Невиновен. Пускай теперь перед ним извиняются все эти неопуритане, все эти нетфликсы с голливудами, которые поспешили вычеркнуть человека из списка рукопожатных, выбросили из проектов, вырезали из картин, презрев презумпцию невиновности. Пускай теперь извиняются перед ним все эти МиТу, раскрутившие колесо обвинений в харассменте.

В общем, мужчины аплодируют стоя. И в гуле оваций тонут факты и обстоятельства.

Спейси по-прежнему находится под судом и следствием по другим эпизодам - шести в Великобритании и одному в Лос-Анджелесе. Да и по "монтанскому" эпизоду он вовсе не был "оправдан", как твердит молва. Дело прекращено из-за отсутствия доказательств. Доказательства содержались в телефоне предполагаемой жертвы, но телефон, как выяснилось, бесследно исчез. Полиция, изъявшая телефон на время расследования, утверждает, что отдала его еще до суда заявителю. Заявитель утверждает, что ничего подобного - телефона от полиции не получал. Никаких документов о передаче телефона нет, нет и самого телефона. Юноша отказывается отвечать на вопросы суда, ссылаясь на Пятую поправку - о праве не давать показания против самого себя. Понимайте, как хотите. Думайте, что хотите.

Репутация Спейси оказалась не "восстановленной", а "подвешенной". Но это только подстегнуло публику, которая заполнила эфир риторическими вопросами на тему ложечек и осадочка, а также о том, "а был ли мальчик"?

Можно благодушно предположить, что это все из любви к актеру и желания снова видеть его на экранах. Многих из нас не смущает аморальное и даже преступное поведение артистов. У гениев со злодейством, как известно, отношения очень сложные и весьма интимные, и какая разница нам, из какого сора растут стихи.

Но этой готовностью творить кумиров все не исчерпывается. Любопытно, что те, кто ликует по поводу "невиновности Спейси", не скрывая нетерпения, ждут оправдательного приговора по делу Харви Вайнштейна. Ждут поражения и посрамления тех, кто "все это начал", - @metoo, "неопуритан", "либерастов". Ждут, что вся история с харассментом окажется высосанной из пальца. Что на самом деле ничего такого нет и не было - все это клевета, выдумки феминисток или, что было бы лучше всего, попытка отдельных негодяев (чаще - негодяек) поиметь денежек с честных тружеников экрана, сцены и политических подмостков.

Я их отчасти понимаю. Мне самой хотелось бы жить в мире, где сексуальные домогательства - миф и манипуляция. Но наш мир, увы, не таков. Да и не в том дело, что люди рады обманываться - им просто хочется нанести ответный удар тем, кто подверг устои этого мира ревизии и критике.

В общем, это дело не Кевина Спейси против тех, кто был оскорблен его приставаниями и двусмысленными намеками. Не Харви Вайнштейна, который предлагал кинодивам платить специфический "налог" (слово "наложница" в данном случае - однокоренное). Это дело о смене геологических эпох в области идеологий и социального уклада.

Поэтому тут тяжело ожидать взвешенности и справедливости с обеих сторон. Конечно, можно высказать "фе" Нетфликсу, который прекратил всякое сотрудничество со Спейси, не дожидаясь суда, презрев презумпцию невиновности. Но точно так же поступили зрители, которые проголосовали против Спейски кошельками - те проекты, из которых его не изгнали и имя не вымарали, потерпели провал в прокате. Общественное мнение не ждет решений суда - оно само по себе суд. Скорый и неправый, но другого у нас на такие случаи нет.

Общественному мнению не привыкать назначать парий без оглядки на решения суда. И Спейси еще повезло, потому что тут поле действия общественного мнения хотя бы частично перекрывается полем легальным - если его в конце концов оправдают, общественное мнение будет вынуждено затихнуть. У многих и многих до него такой надежды не было. В случае "моральной несостоятельности" женщин вымазывали в смоле и вываливали в перьях без всякого суда и следствия. И никто не нес ответственность за доведение покрытки до самоубийства

Общество всегда нуждалось в париях - это маркеры, которые оно выставляет на границах дозволенного. И никакой презумпции невиновности. Никаких судов. Достаточно пересудов, чтобы быть осужденным. Если парий не станет, общество потеряет грунт под ногами и ориентиры в небесах.

И никакой справедливости - в том ее понимании, которое утвердилось в рамках западной культуры в просвещенный век. Вернее, некая своеобразная справедливость есть, но она ретроспективна: неважно, что именно совершил или не совершал конкретный имярек, его поступок важен только как знак, как воплощенная тенденция. И ответственность он несет не за себя, а за тех, кто "всегда так делал". Если женщины, а не мужчины всегда несли все бремя ответственности за то, что они совершали совместно (в лучшем случае) или (в худшем случае) было сотворено мужчиной вопреки желанию женщины, то нет ничего зазорного в том, что теперь мужчины попали в такое положение. Конечно, каждый из них, может статься, "ни в чем не виноват". Ну, так и те женщины, которые страдали, тоже не были виноваты. Ведь воздаяние очень часто настигает не тех, кто действительно совершил что-то предосудительное. Общественное мнение архаично, и в нем действуют весьма архаичные представления о воздаянии и справедливости.

То, что мы сейчас наблюдаем, довольно обычно - назначение парии, но и довольно необычно - многовековая практика, при которой именно женщина несла львиную долю ответственности в ситуациях "аморальных", сменяется практикой обвинения мужчины.

Нет ничего удивительного в том, что это обвинение оказывается когда огульным, когда запоздалым, когда бездоказательным, а когда и просто несправедливым, - маятник безудержен, он будет нестись вперед, разрушать репутации, ломать карьеры, разорять состояния. Так происходит во время любых революций. А именно ее мы сейчас и переживаем - оттого, что она происходит не на улицах, а в информационном пространстве, ничего не меняется.

Эта новая сексуальная революция несет в себе массу опасностей - не только для мужчин, которые вдруг оказались в "женской шкуре", но и для женщин. Потому что еще никогда война полов не была такой откровенной и острой. До сих пор она велась подспудно и была, скорее, партизанской. Теперь же она идет в открытую, четко артикулируется и осознается. Градус взаимного хейтерства растет. И хотя это хейтерство не прямо между мужчинами и женщинами, а между теми, кто приветствует смену гендерных ролей и теми, кто и слышать не хочет ни о каком "гендере", так или иначе, оно осознается именно как противостояние между условными мужчинами (мужской точкой зрения) и условными женщинами (женской точкой зрения).

Между этими двумя точками зрения оказались зажаты и Спейси, и Вайнштейн. Они играли по правилам - таким, какие были всегда. Играли успешно и уверенно. Неудивительно, что они оказались первыми подняты на вилы революции, грянувшей из-за угла. Это воплощение "старого режима", с которым революция разделывается в их лице.

Поэтому, что бы ни сказали в суде, никого из них не примут назад - ни в Голливуд, ни в Нетфликс, ни даже в завалившийся без одного из них "Карточный домик". Они понесут кару не только за свои преступления, но и за все грехи мира - нужно же что-то с ними делать, не тянуть же их за собой все дальше в будущее. Возможно (хоть и неточно), это пойдет миру на пользу. Но даже если нет, все равно: Vive la Revolution.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество

 

загрузка...