Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Совсем другие люди. Чего мы не знаем о палачах и жертвах Голодомора

Суббота, 25 Ноября 2017, 10:00
Когда мы смеемся над экономией старых людей, над их странным желанием - хранить в чулане консервы, спички, доедать заплесневелое и несвежее, - то иногда мне кажется, что мы смеемся над жертвами Голодомора

Фото: УНИАН

Мою немецкую бабушку и ее семью в Новоград-Волынском районе Житомирщины спасла от Голодомора еврейская семья какого-то коммунистического начальства. Бабушку взяли смотреть за маленькой дочкой той, относительно сытой семьи. Она старалась, как могла стараться шестнадцатилетняя девушка, привыкшая к страху и ужасу, сковавшему тогда волынских селян. И глава семейства (я не знаю ни имени ни фамилии - бабушка не помнила) давал ей в конце недели буханку хлеба и еще чего-то - она возвращалась домой в село и спасала от голода свою маму, сестру и еще родственников - не важно.
Почему-то им не приходило в голову бежать в соседнюю Польшу - видимо, они не рассчитывали на помощь. Почему они не бежали, меня всегда удивляло. Но никогда не удивляло, что они не сопротивлялись, - не убивали красноармейцев или гэпэушников.

Вот честно - я всегда понимал, что убивать вооруженных людей очень сложно и всегда понимал ту степень страха, которая сковывала и меня когда-то... Или сковывает иногда, если я представлю себе как поджигаю Кремль...

Очень хорошо знаю как там могут расправиться и как могут ответить - тотальным сожжением деревень, депортациями, расстрелами, бомбежками, газами, - чем угодно.

Дилемма погибающих и спасающих терзает меня с ранних лет. Тем более, когда в те места пришли депортации - и бабушку уже с моим папой - увезли в Казахстан, а евреев затем принялись убивать пришедшие из Европы немцы. Которым принялись помогать отдельные местные немцы, каким-то образом избежавшие депортации - среди них тоже были мои родичи. И там и там. И это взаимное и безумное истребление народов - тогда каким-то образом они все оправдывали и как-то объясняли. Уж не говорю о позднейших ужасах в той многострадальной Волыни...

Мне кажется - вот это ощущение предательства Европы, из которой все ждали освобождения, а дождались нацизма и зверских расправ сначала над евреями, а потом и над всеми остальными - до сих пор висит тяжелыми гирями на всех нас. Мы не доверяем никому вокруг. Ни соседям. Ни далеким народам. Ни тем более "братским"...

Если вспомнил о Казахстане, то не могу не сказать об их трагедии - в это же время. В результате "Ашаршылық" (казахстанского Голодомора), в течение 1931-1933 гг. умерло более 1 млн человек (согласно оценки Роберта Конквеста)...

Убежден, мы, современные люди, не в силах представить себе тот нескончаемый кошмар насильственных смертей и ту поразительную вражду людей друг к другу.

Под соусом разных идеологий, мотивов, оправданий. Я знаю - они все именно оправдывались. Потому что мой двоюродный дядя Эдмунд, который спрятался в волынском лесу в начале коллективизаци (под руководством своего отца), а после пошел на службу в немецкую армию и попал в Травники, а потом и в Треблинку - вообще никогда не упоминал о том. А только всегда оправдывался - мол, боролся с красными партизанами и "всякое бывало"...

Подобное оправдывание себя тоже мне кажется частью последствий Голодомора и того странного подхода к народным массам, когда от них почему-то требуют чего-то и не жалеют их ни капельки... И они сначала пухнут от голода, пьют воду, потом вода течет из их надувшихся тел и пальцев, а потом они безразлично умирают, сидя или лежа в странных позах... А другие объясняют происходящее то строительством коммунизма, то строительством новой Европы, то строительством еще какой-то нелепости...

Вспоминая о Голодоморе, на протяжении четверти века - срока нашей независимости - нам пора уже задавать важные вопросы. Не гнаться за численностью жертв, как мы делали в перестройку (или в диаспоре при СССР), не преувеличивать вины Кремля (и без того очевидной), не слать вновь проклятия какому-то призрачному "Западу", который замолчивал и замолчивает нашу трагедию...

А подумать о коллаборации и о ее причинах. 

О том, почему все-таки огромная Украина подчинилась Москве и, потеряв во время Голодомора значительную часть своего населения, продолжала (и продолжает иногда в лице некоторых "оппозиционеров") рассчитывать на "братскую помощь России" и желает вновь влиться в какое-то бестолковое, российско-православное море...

Насчет Запада - не стоит забывать о том, что нацистские газеты писали о Голодоморе широко и много, безусловно, используя свой незамысловатый поиск виноватых:"жидо-большевизм" и "всемирное еврейство". Кстати, именно поэтому американская и французская пресса не стала повторять за немецкой прессой информацию о Голодоморе. Уж слишком немецкие газеты были ангажированы, слишком там бурлил дешевый антисемитизм и явные преувеличения большевистских зверств.

А голод, конечно же, затронул и еврейские колхозы - хотя и в меньшей степени. И вот понять - почему там умирали и страдали меньше - очень важно. Голод затронул сербские, болгарские, греческие села. Польские. Но что происходило там и как справлялось с тем население - мы до сих пор знаем очень мало...

Еще одна важная тема - вытеснение памяти о голоде из сознания миллионов украинцев. И нынешняя продуктовая корзина. Недоедание наших пенсионеров известно многим. Рацион слишком многих "маленьких" украинцев до сих пор не сравним с рационом в Польше или в Турции. Как и чем оправдываем мы это? Понимаем ли, что похожим же образом оправдывали тогда Голодомор украинские коммунисты? И украинцы работники ГПУ? И украинцы чиновники УССР?

Разумеется, всякое сравнение хромает. Как и частые сравнения с Холокостом, где многое (слишком многое) было по-другому. Но сравнивать хочется - этот соблазн слишком велик, чтобы его избежать...

Итак - каким образом Холокост стал притчей во языцех (иногда слишком нарочито), а Голодомор до сих пор слабо известен за пределами Украины? Да и в самих пострадавших местах.

Безусловно - государственная политика. Что важно - не изображение государственной политики, не игра в нее , а серьезные деньги на серьезные исследования.

Не на пропаганду, не на бесконечные проклятия в адрес северного соседа, а на настоящие исследования психологии голодающего человека, массового голода и пропаганды социалистического строительства, которая затмевала тогда любые жертвы.

Исследования человеческого страха, желания не видеть, не понимать чужого страдания, убеждать себя в том, что раз у нас белых и пушистых все более-менее, то у других и подавно. Уж не говорю о том, чтобы попытаться узнать все имена погибших, узнать имена тех, кто стоял в оцеплении, назвать тех, кто руководил Голодомором, - начиная от высших руководителей и заканчивая местными...

Еврейские имена были там не редки - среди тогдашнего коммунистического начальства. Именно потому что тогдашнее еврейское население Украины было огромным, на порядок больше чем сейчас. На порядок.  Кстати, исследования о соучастии евреев в коммунистическом эксперименте - есть в Израиле. И есть в США.

Одним из важных моментов начала политики Голодомора - была административная реформа 1930 г. Уже тогда стало ясно, что перемены привели только к подавлению инициативы и повышению контроля за селянами. Какая-то страсть контролировать всё и вся двигала тогда большевиками в Кремле. Частично она поддерживалась и украинскими коммунистами, но нужно отметить, что последних было всего около полумиллиона. Коммунизм не был популярен в Украине, думаю потому, что ведение общинного хозяйства не было распространено среди украинского крестьянства, в отличие от русского. А русским коммунистам, конечно же хотелось, чтобы все походили на них...

Как известно, советская и коммунистическая ненависть к торговле и бизнесу (успешно дожившая до наших дней) разрушала и без того слабые базары и рынки в Украине.
Изъять и оштрафовать является каким-то излюбленным методом ведения хозяйства в России - и уже очень давно. До сих пор и в Украине, то закрывают киоски, то разгоняют бабушек с пирожками. Часто по безумным основаниям - типа "там ведь антисанитария". 

Создать условия и помочь рынку, чтобы антисанитарии не было (что есть прямая обязанность государственных чиновников), - до сих пор не стала естественной и очевидной.

А ведь именно введение коммерческой торговли в 1933-м вождем СССР Иосифом Сталиным - остановило голод и недостаток продуктов. Понятно, что руководство большевиков прекрасно все понимало - и когда количество украинских смертей достигло приблизительно четырех миллионов - голод стали останавливать. И Сталину показалось этого достаточным для создания атмосферы страха, взаимного доносительства и желания убежать из села, во что бы то ни стало. И перестать говорить по-украински - об этом тоже не забудем...

Но не забудем и еще об одной части трагедии - высылке "кулаков". Уже в 1931-м их было почти 300 тыс. И среди них были не только этнические украинцы. Более того, в это время начались уже национальные потоки: высылали немцев, поляков, безусловно, зажиточных людей разных национальностей...

Следующим этапом подготовки к Голодомору был 1932 г. Политбюро ЦК ВКП(б) признало необходимым увеличить количество войск на Украине, занятых на уборке и прополке. Связано это было с двумя вещами - украинские крестьяне не желали идти в колхозы. А если и шли, то работали плохо, а в основном - расхищали все что под руку могло попасться, прекрасно понимая, что если забрали у них, то и они могут забрать. "Все одно заберут"... Но, не представляя последствий подобного отношения, - это тоже нужно отметить. Ведь сопротивление Голодомору (которое бывало и вооруженным) тоже было достаточно хаотичным и как бы больше эмоциональным, чем продуманным и организованным.

Важно вспомнить и об очень знакомых нам именах. Как известно, украинская диаспора США и Канады предприняла колоссальные усилия, чтобы донести проблему Голодомора широким слоям населения в тех странах. В противовес этому в 1983 г. на Политбюро ЦК КПУ была согласована позиция по поводу мер контрпропаганды. Заведующий отделом зарубежных связей ЦК КПУ Анатолий Меркулов и заведующий отделом пропаганды и агитации ЦК КПУ Леонид Кравчук в качестве ответных мер предлагали "продолжать пропаганду аграрной политики ЦК КПСС..." и так далее и тому подобное...

Поэтому, когда мы критикуем "безразличие Запада", нам полезно вспомнить, что именно в Сенат США был внесён законопроект о создании комиссии по расследованию массового голода в Украине (еще в 1984-м).

Уж не говорю о блестящих и крупнейших исследователях Голодомора - Джеймсе Мэйсе и Роберте Конквесте, которые не были украинцами. Именно Европейский Союз в резолюции Европейского парламента от 23.10.2008 г. признал массовый голод 1932-1933 гг. в УССР -преступлением против человечности.

И наконец-то самая большая политическая проблема последствий Голодомора. В Украине до сих пор нельзя свободно и легко покупать и продавать землю.

Когда мы смеемся над экономией старых людей, над их странным желанием - хранить в чулане консервы, спички, доедать заплесневелое и несвежее, - то иногда мне кажется, что мы смеемся над жертвами Голодомора. Может быть я преувеличиваю, но моя немецкая бабушка даже в больницу рейнского Андернаха пыталась взять с собой консервы и сухари. И смотрела строго на непонимающих. Она помнила, как осторожно нужно было нести хлеб в котомке. Как могли остановить красноармейцы и проверить котомку. И какое лицо было у одной соседки, которую поймали и потом везли на телеге через все село. Она ела людей. Человек, который знал о подобном реально, не из книг и кино - другой, понимаете, совсем другой, чем мы...

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество