Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Заповедник равных возможностей. Зачем в США решили убить интернет

Суббота, 16 Декабря 2017, 18:00
Решение отменить сетевой нейтралитет может привести к тому, что сеть превратится просто в гигантский супермаркет

Несмотря на совсем свежий призыв "отца интернета" Тима Бернерса-Ли "бороться за сетевой нейтралитет", Федеральная комиссия по связи США (FCC) приняла решение о его отмене. Республиканцы могут записать на свой счет очередную победу над демократами, а сетевое сообщество США вместе с крупными поставщиками контента - поражение. Конечно, есть надежда на то, что решение будет оспорено в Конгрессе и/или в судебном порядке, но надежда эта, судя по тону разговоров и публикаций посвященных, весьма зыбкая. Так что нам следует быть готовыми к тому, что интернет изменится: из демократичной площадки, открытого децентрализованного пространства он превратится в полном смысле слова рынок - сегментированный, ранжированный по стоимости, качеству и доступности, где основной целью будет получение дохода и борьба с конкурентами. Фактически это, без преувеличений, конец того интернета, которым вы все еще пользуетесь в данную минуту.

Что же, этого следовало ожидать - рано или поздно. И я считаю, интернет и так на удивление долго продержался.

Принцип сетевого нейтралитета - ставший в очередной раз местом страсти в политическом противостоянии республиканцев и демократов США - одна из тех "само собой разумеющихся" вещей, которой все пользуются каждый день, но не отдают себе в этом отчет. Этот принцип всего лишь предполагает равенство скоростей для любого онлайн-сервиса. Проще говоря, один мегабайт, переданный "Фейсбуком", закачается по вашему каналу с той же скоростью, что и мегабайт, переданный сайтом местного приюта для животных. При этом вашему провайдеру будет совершенно безразлично, что это за мегабайт и откуда он пришел, потому что вы ему платите только за количество оных и/или за "ширину" канала. В этом состоит принцип нейтральности: нет контента "первого" и "второго" сорта и ни один мегабайт не может иметь преимущество перед другим. Любое нарушение этого принципа - за деньги ли, за идею или просто в зависимости от настроения провайдера - приведет к тому, что контент будет разделен на сорта, и тот, которому будет отдано предпочтением, в конце концов "заглушит" тот, который оказался менее удачливым. Условно говоря, сайт местного приюта для животных будет загружаться долго-долго - так долго, что вам надоест ждать. Да и зачем, если ФБ давно загрузился и вам уже не скучно?

Защитники принципа равенства уверены, что этот принцип - гарантия сохранения интернета в том виде, в котором он была задуман и рожден - как площадка свободного обмена информацией, открытая для любой частной инициативы. Цена входа тут всегда была небольшой, а гарантией успеха становилась блестящая идея. Не имея ничего, кроме этой идеи, вы могли начинать собственное дело - магазин подержанных книг, общественное движение за легализацию марихуаны или милый блог игрушек-амигуруми, связанных собственными руками. Через год вы могли стать миллионером, а еще через год - миллиардером, если ваша фамилия Безос или Цукерберг. Могли, впрочем, и не стать - просто продавать вязаных крючком слоников, присоединиться к проекту разработки лекарства против рака, могли разрастись в портал локальной информации или просто превратиться в популярного чувака, которого с удовольствием читает-разглядывает 20 тыс. человек в день. Интернет, каким мы его знаем, - это пространство равных возможностей. Или, скорее, следовало сказать "заповедник равных возможностей". Используя его, каждый мог, в зависимости от способностей и желаний, стать звездой, заработать миллион, помочь ближним или просто изменить мир.

Так вот, заповедник закрывается - он и так, надо сказать, несколько зажился. На смену равным возможностям приходит возможность покупательная: если вы хотите, чтобы у вас были лучшие условия существования в интернете, за конкурентное преимущество вам придется заплатить. Все как "в реале": если вы хотите выставить свои товары на центральной витрине или рекламу на первой странице обложки - заплатите.

Возражение, казалось бы, очевидно: далеко не все в интернете занимаются коммерческой деятельностью. Большинство частных инициатив в интернете не смогут конкурировать с крупными продавцами контента - и они будут просто вынуждены уйти из интернета. Что, по мнению специалистов, закроет интернет для инноваций. Интернет превратится просто в гигантский супермаркет, в котором будут только "делать деньги", при этом старательно оберегая свои сегменты от вторжения потенциальных конкурентов. Для отражения таких вторжений оплата "более высокой скорости" - очень удобный механизм. Новичок на рынке - какой бы блестящей ни была его идея - не сможет конкурировать с гигантами, способными скупить провайдеров на корню.

И это только одна сторона медали. Возможность "подкручивать" скорость одним и ограничивать ее другим дает возможность успешно бороться с конкурентами не только на рынке, но и на политическом поле. Имеющий власть и деньги всегда сможет договориться с провайдером. Конечно, в сенатском комитете уверяют, что будет разработан механизм, исключающий злоупотребления, - провайдеры будут обязаны подробно расписывать приоритеты и обосновывать их, но чем больше инструкций, тем проще их шельмовать.

Принцип сетевой нейтральности поделил IТ-сферу США. На стороне нейтралитета предсказуемо оказались крупные поставщики контента, в частности, Netflix, Amazon, Twitter, Reddit и Facebook и еще около полутора сотен компаний. Против нейтральности выступают крупнейшие американские провайдеры - такие как Verizon, и поставщики "железа" - IBM, Cisco и др. И тех и других легко понять: одним вовсе не улыбается "платить за воздух", обеспечивая своему контенту более выгодные условия, другие надеются подмолотить деньжат на переоборудовании отрасли, которой потребуется и новое "железо", и новый "софт" для выполнения деликатного задания ранжирования потоков по степени доходности.

Республиканцы апеллируют к развитию технологического производства: по их мнению, снятие нейтральности даст возможность инвестировать в развитие технологических отраслей и инфраструктуры. Однако их оппоненты-демократы указывают на то, что инвестиций в этих отраслях хватает и без дополнительной стимуляции, они и так развивается в очень высоком темпе.

Впрочем, есть основания подозревать, что сетевая нейтральность пала жертвой не столько чьих-то деловых интересов, сколько политической борьбы между республиканцами и демократами - бессмысленной и беспощадной. В тот момент, когда сенатор-республиканец Тед Круз назвал гарантию сетевой нейтральности Obamacare for the internet, стало ясно, что гарантия обречена - "потому что Обама". Конечно, отмена гарантии и раньше числилась в республиканских программах, но именно сейчас по этому вопросу не могло быть компромисса - даже если бы все цукерберги мира выступили против отмены. Слепая ярость как политический принцип.

Интересно, что многие упрекают главу FCC Аджита Пая - известного противника нейтральности, именно потому и назначенного на эту должность Дональдом Трампом - в "склонности к размытым формулировкам". Во многом проблема упирается именно в слова. Или даже в одно слово: "рынок". Республиканцы, громя нейтральность, апеллируют к "свободе рынка", на котором чем меньше госрегулирования, тем ситуация здоровее. Но дело в том, что интернет вряд ли может быть представлен именно как рынок или сведен только до рынка. Это еще и общественная площадка для обмена мнениями и идеями, сообщество, в котором есть место и коммерции и некоммерческой деятельности.

Так вот, этот интернет - в котором было место и тому, и тому, и всем вообще - уходит в прошлое вместе с принципом нейтральности. Интернет нового типа поможет богатым стать еще богаче, а для бедных закроет еще одно окно возможностей.

То, что "это же только в США", увы, не утешение. США - это львиная доля интернета. Его, в основном, "там делают". Это место, где в него вкладывается больше всего денег, генерится больше всего идей и открывается (открывалось) больше всего возможностей. Самое главное: это место, в котором формулируются правила игры. И если такой закон могли принять в "оплоте демократии", то что говорить о странах третьего мира - тоталитарных, полутоталитарных, постоталитарных и прочих?

Впрочем, оптимисты утверждают, что "это еще не конец". Есть же еще Конгресс. И суд. Впрочем, в начале года американский апелляционный суд в Вашингтоне уже принял решение против сетевого нейтралитета. Что же, в научных и интеллектуальных кругах давно поговаривали о том, что нужен "другой интернет". А недавно такую же мысль высказало руководство "Гугл". Самое время заняться этим всерьез.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество