Общество

Железный занавес. Путин заставляет патриарха Кирилла отказаться от победы над Ватиканом в Гаване

Разворачивание холодной войны вынуждает патриарха Кирилла принести в жертву кремлевской политике Гаванскую декларацию и, таким образом, диалог с Ватиканом. О котором он, как утверждают, мечтал

На днях глава синодального Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) РПЦ митрополит Волоколамский Иларион сообщил, что "заявления верховного архиепископа УГКЦ Святослава Шевчука с нападками на каноническую Украинскую православную церковь и на Московский патриархат сеют недоверие между православными и католиками". Сделал это заявление митрополит Иларион в интервью после прошедшей в Италии XIV пленарной сессии Смешанной комиссии по православно-католическому богословскому диалогу. Собственно, там также Ватикану были озвучены претензии к греко-католикам, которые "сеют недоверие". 

Интересно, что Иларион опирался на заявление своего отдела двухмесячной давности. В начале августа ОВЦС РПЦ выступил с заявлением, в котором высказал "омерзение" и заодно совершил подлог. Омерзение тогда вызвали "злобные и циничные" слова главы УГКЦ о политической ангажированности нашумевшего "крестного хода за мир".  А подлог заключался в том, что указанные лидеры говорили не совсем то, а местами и совсем не то, что им приписано отцами РПЦ.

"Возмутительные высказывания" были сделаны еще в июле, а новое заявление митрополита  Илариона дозрело только к октябрю. Да и оно слегка запоздало, потому что до официального заявления его основные положения были озвучены им самим на православно-католической встрече в середине сентября в Италии. Возмущение, как видим, нарастало постепенно, и вылилось сначала в довольно дипломатичные — по форме, а не по сути — высказывания митрополита Иллариона на встрече в Кьети, а потом наконец достигло апогея и в его новых заявлениях.

Повышение градуса было совершенно необходимо, потому что из выступлений митрополита Алфеева — и на заседании, и в прессе — следует, что Москва выходит из диалога с Ватиканом в целом и отказывается от Гаванской декларации в частности. Той самой Гаванской декларации, которую — с полным правом — еще недавно считали победой московской церковной дипломатии, которую, если верить прессе, готовили два года, причем писали преимущественно в Москве. В ней Московскому патриарху удалось получить от папы Франциска несколько реверансов, в частности в том, что касалось Украины и положения РПЦ в России.

Неужели греко-католики в Украине действительно так уж допекли? Я что-то пропустила? Ах, кажется, не только я. Судя по невесомости аргументов митрополита Иллариона в Кьети, он тоже что-то пропустил. Все, что он смог привести в доказательство "нестерпимости" униатской проблемы, — нелестные высказывания обоих патриархов УГКЦ в адрес крестного хода.

Да-да, снова "крестный ход за мир". И мы о нем еще раз сто-пятьсот услышим, об этом крестном ходе, потому что он все еще себя "не оправдал" и "не отработал" — ожиданий от него с той стороны границы, кажется, было много. Вот и приходится теперь долго и нудно объяснять, куда ушли деньги, и придумывать, почему они  ушли в песок.

На сей раз ОВЦС РПЦ, правда, пришлось пойти на подлог: высказывания руководства УГКЦ о крестном ходе совершенно очевидно передернуты, а местами их смысл изменен на противоположный. Да и тон заявления о пересмотре диалога доведен до гранично допустимых децибел: "Из этих заявлений, дышащих ненавистью, очевидно, что каноническое Православие по-прежнему остается мишенью ожесточенных нападок для униатских лидеров".

Все это "дело о дышащих ненавистью униатах" шито белыми нитками, но, видимо, для чего-нибудь нужно.

Во-первых, это поддерживает у мировой религиозной общественности веру в то, что в Украине действительно религиозная война. Или, что звучит еще лучше, война с каноническим православием. Что бы вы ни думали про "каноническое православие" (поскольку оно у нас представлено именно Москвой, хорошо о нем думать трудно), но это в системе мирового православия аналог законности. Конечно, и тут могут возникнуть разные ассоциации: Москва, как мы помним, очень активно выступала за "законную власть Януковича". И это, кстати, не только аналогия и не просто совпадение. "По закону" — и светскому, и церковному, — Украина принадлежит России. Вот суть месседжа Москвы, транслируемый по всевозможным каналам, включая церковные, и модифицирующийся в зависимости от специфики канала.

Во-вторых, удар по Ватикану — и заодно униатам — имеет в виду не только и, возможно, не столько их, сколько Вселенского патриарха и его украинскую политику. Это сейчас приоритетное направление в деятельности дипломатического ведомства Моспатриархии. Не так страшен униат, как Константинопольский патриархат, который в любой момент может восстановить свою юрисдикцию над Киевской митрополией. Моспатриархия при любой возможности заявляет всем, кто готов ее слушать, что Украину она так просто не сдаст. Ватикан, если он хочет продолжать диалог должен это понять и помочь. У Папы римского есть свои каналы общения, а значит, и давления на Вселенского патриарха. Вот пускай задействует. В конце концов, ни для кого не секрет, что униаты солидаризируются с "раскольниками", и, что хуже всего, есть подобные тенденции и в среде канонических православных. Что Моспатриархию совсем не радует.

Нужно отдать должное патриарху Кириллу — он очень плохо принял новость о "Крымнаше". Именно потому, что предвидел такой исход: война России с Украиной обязательно поставит под удар единство его церкви. Но ему ничего не оставалось, кроме как согласиться — или уйти. Уйти он не смог.

Теперь, сказав "а", приходится говорить все остальное. Разыгрывать цирк с "религиозной войной", отрабатывать крестные ходы, заниматься подлогом и перевирать до неузнаваемости чужие выступления. Врать и изворачиваться. Потому что при императорском дворе так принято, и никак иначе тут на плаву не удержишься. Не только Украину — он теперь вынужден принести в жертву кремлевской политике Гаванскую декларацию и, таким образом, диалог с Ватиканом. О котором он, как утверждают, мечтал.

Так ли важен для патриарха Кирилла Ватикан и диалог с ним, до конца неясно. Ясно, что есть вещи поважнее. На мелочь дипломатическую победу на этом направлении он разменивать не стал бы. Но, кроме во-первых и во-вторых, есть и в-третьих: после всех "побед" и "прорывов" нужно срочно включать задний ход и искать способ красиво уничтожить собственные достижения. Ну ладно, красиво все равно не выйдет, но хотя бы под благовидным предлогом.

На фоне откровенного ухода Кремля и России в политическую изоляцию внешние дипломатические победы РПЦ смотрятся подозрительно. Как и любое западничество. Патриарх Кирилл подпортил себе реноме Гаванской встречей среди собственных почвенников и консерваторов, и это оказалось очень не вовремя, потому что в условиях изоляции почвенничество и консерватизм расправляют плечи.

Даром, что Гаванская встреча была всемерно поддержана Кремлем и, не исключено, им и вдохновлена. В политике с тех пор много воды утекло. И ладно бы только воды — крови. Последнее время Путин весьма выразительно пошел "в отказ": разрыв соглашения по ракетам средней и малой дальности, совсем свеженький разрыв соглашения по захоронению оружейного плутония. То есть отказался от тех базовых договоров, которые Россия заключала в период Горбачева. Кремль демонстративно опускает железный занавес. И партнеру по "симфонии" нужно срочно задекларировать свое согласие с генеральной линией. Например, демонстративным выходом из православно-католического диалога.

Никак иначе возрождение "униатской угрозы" в риторике ОВЦС РПЦ не объяснить. Возвращение к униатам сводит на нет Гаванское соглашение — консерваторы бросают в воздух чепчики. Моспатриархия отказалась от участия во Всеправославном соборе — консерваторы удовлетворенно урчат. Теперь она дает им понять, что не будет "сдавать свои интересы в Украине" за возможность диалога с Ватиканом. По всей видимости, удовлетворить внутреннего консерватора теперь важнее всего.

А тут еще так неприятно с абортами вышло: сначала вроде как подписал патриарх обращение о полном запрете, а потом заявил, что "его не так поняли". Консерваторы, естественно, тут же воздуха в грудь набрали. Надо же было их чем-то отвлечь — хорошо, униаты подвернулись, "дышащие ненавистью". Вот и направили "омерзение" в отводной канал.

Ничего другого, кроме деклараций о верности устоям и выходе из сомнительного нынче диалога с Западом, "униатская угроза" в себе не содержит, и направлена она преимущественно на внутреннего потребителя, как и подавляющее большинство кремлевских и прокремлевских месседжей. Все стороны этого надуманного конфликта прекрасно знают и о том, что конфликт надуманный, и о том, что он неразрешим. Даже если бы Папа римский сильно хотел упразднить УГКЦ, он не смог бы этого сделать. Это уже от него не зависит. РПЦ тоже не смогла этого сделать, хотя очень старалась. Но и смириться с тем, что это "искусственное образование", эта "историческая ошибка" существует, да еще и неплохо себя чувствует, она не может.

Кто мог бы что-то сделать — это УПЦ МП, УГКЦ, УПЦ КП и Украина в целом. Но дать ей слово, не говоря уже о том, чтобы дать ей возможность самостоятельно решать собственные проблемы, — это совершенно недопустимо. Ведь это означало бы признать за ней право на существование. Тут Моспатриархия и Кремль совершенно искренни и солидарны. И методы у них схожи: раз они ничего не могут поделать с реальностью, в которой что-то смеет существовать наперекор "генеральной линии", они хотя бы используют все свои возможности, чтобы оно чувствовало себя плохо.

По сути, заявление ОВЦС РПЦ — это просто мелкая пакость. Которая, впрочем, может иметь большие последствия. Например, если Ватикан примет во внимание и всерьез угрозу разрыва диалога с Москвой. А вдруг папа Франциск скажет что-то неосторожное в адрес греко-католиков? Представляете, как они подпрыгнут? Снова припомнят Ватикану Остполитик, поднимут головы униатские сепартисты, бухтящие пока под сурдинку о том, что нужно отделяться от Ватикана и делать свой патриархат совершенно самостийным. В Римской курии, в свою очередь, возвысят голос те, кто считает излишней вольницу Восточных церквей — они давно на подозрении в вопросе признания примата папы. В общем, ситуация, конечно, вразнос не пойдет, но разброд и шатания заметно увеличат амплитуду. Методы империи не меняются — "разделяй и властвуй".

И от этого, как говорил известный капитан, "становится скучновато".