Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Жизнь в стиле соло. Почему не нужно удивляться растущему числу самоубийств среди подростков

Воскресенье, 7 Октября 2018, 14:00
Миллениалы — это дети, которые выросли не просто в отдельных квартирах, но даже в собственных комнатах — на своем личном пространстве, которое они получили раньше, чем научились устанавливать связи даже в рамках нуклеарной семьи

Фото: mirtesen.ru

Люди в возрасте 16-24 лет страдают от одиночества гораздо чаше - к такому выводу пришли британские социологи, опросив 55 тыс. человек из разных возрастных групп. Этот результат удивил многих, в том числе социологов, ведь принято считать, что наиболее часто изолированными, покинутыми чувствуют себя старики. Собственно, да, старики тоже - от четверти до трети опрошенных в возрасте от "раннего пенсионного" до весьма преклонного (старше 85) признались, что страдают от одиночества. Но в этом нет ничего ни нового, ни странного: они объективно объяснимо одиноки. Но молодежь?

Да, пускай вас не обманывают дискотеки, тусовки и даже университетские кампусы. Это ничего не меняет - они все равно чувствуют себя изолированными. Отчужденность - почти непременный атрибут миллениала. Сколько бы френдов у него ни было в соцсетях, он все равно одинок. Вернее, все даже хуже: согласно все тому же исследованию, чем больший разрыв между количеством виртуальных и реальных френдов (в пользу виртуальных, само собой), тем более одиноким чувствует себя человек.

Когда-то было модно говорить об атомизации - теперь это уже банальность. И по большому счету пройденный этап. Теперь можно говорить о том, что "социальный раствор" становится все более и более прозрачным - расстояние между отдельными "атомами" все увеличивается и увеличивается, сталкиваются они все реже, и им, сказать по правде, это все меньше нравится. "Разрежению" способствует не только массовое увлечение соцсетями - к которому мы вернемся. Зерно инфотейнмента упало на подготовленную почву - традиционные социальные связи уже были достаточно истончены и до соцсетей.

В настоящее время на сцену выходит поколение избалованных детей, выросших в весьма "разреженных" семьях. Это дети, которые выросли не просто в отдельных квартирах, но даже в собственных комнатах - на своем личном пространстве, которое они получили (и в котором закрылись) раньше, чем научились устанавливать связи даже в рамках нуклеарной семьи. Дети, которые почти не пересекались с братьями и сестрами (у кого они были), ведь у каждого есть свое пространство и свой собственный график занятий, на которые каждый доставляется в отдельности. На Западе почти традицией стали встречи всей семьи только за общими трапезами, иногда - только в выходные дни, часто - каждый в своем смартфоне (легенда о том, что Стив Джоббс запрещал всем членам семьи пользоваться гаджетами за столом, не выросла на ровном месте). Как любили говорить в советской школе, "дети предоставлены самим себе". Но если в те времена это означало, что дети "неприсмотрены" и социально неустроенны, что они "на улице" и "в компаниях" ("сомнительных", само собой), то теперь все наоборот - дети вполне присмотрены, обеспечены комфортом и безопасностью, и в то же время в полной мере предоставлены самим себе. Себе, а не улице, компаниям и прочим "странным" и даже "опасным" развлечениям. Мир детства еще никогда не был таким безопасным. И таким стерильным - в том числе социально. Одиночки, выросшие в своем личном пространстве, избегающие лишних встреч даже с самыми близкими людьми, сосредоточенные на собственных успехах и самосовершенствовании - тенденция, которая в последние несколько десятков лет набирала обороты и, наконец, сделала качественный скачок.

Кроме того, "жизнь в стиле соло" - установка на одиночество, самореализацию и отсутствие тягостных обязательств - была подхвачена и поддержана рынком. Человек одинокий оказался выгодным клиентом - он больше покупал готовой пищи, он нуждался в индивидуальном жилье, ему требовалось больше развлечений, да и медицинской помощи тоже, он чаще прибегал к сфере услуг, отдавая деньги за то, что обычно делалось в семье.

Надо сказать, дети сопротивлялись дольше всех. Они все равно сбивались в стаи, выходили играть в футбол, бегали на дискотеки, шушукались по углам - в общем, устанавливали реальные социальные связи и учились с этим жить. Впрочем, каждому следующему поколению это давалось все труднее - чем "разреженнее" оказывалась семья, чем меньше начальных навыков коммуникации они получали из самых теплых - родительских - рук, тем труднее приходилось во внешнем, значительно менее дружелюбном мире.

Поэтому именно для них отличным выходом оказались социальные сети с их возможностью создать вокруг себя информационный пузырь, в котором можно свести к минимуму раздражающие факторы. Создать свой мир еще никогда не было так просто.

Современные подростки значительно реже встречаются друг с другом - помимо школьной обязаловки. Они редко ходят друг к другу в гости. Нет и особой тяги к общим занятиям. Интересная тенденция: когда-то дети спонтанно объединялись в группы для совместных игр, сбивались в компании для совместных противостояний, сходились на почве общих интересов и создавали совместные проекты. Теперь командную работу на щит поднимает школа и вся система образования-воспитания. "Мы - команда!" - звучит в каждом "правильном" мультсериале. Но собственно спонтанные детские объединения - для игр или любой другой совместной деятельности - теперь явление довольно редкое. Когда подростка спрашивают, не хочет ли он на каникулах сходить в гости к школьному приятелю, он совершенно искренне удивляется - а зачем? Действительно - зачем куда-то ходить? Можно же через Viber или Snapchat.

А можно даже без этого. Нынешние подростки редко обсуждают между собой что-то действительно важное для себя. Редко становятся источником информации друг для друга. Если раньше узнать что-то о ком-то мы могли только от общих знакомых (да-да, слухи и сплетни), то теперь мы можем просто ознакомиться с профилем и аккаунтом. Если раньше на "запретные" темы можно было поговорить только с ближайшим другом, то теперь можно набрать в поисковике "секс подробно" и получить полную информацию, не рискуя при этом, что лучший друг тебя сдаст.

Само понятие дружбы меняет очертания. Когда-то это был очень важный вопрос для ребенка: кто с кем и против кого дружит. Связи между отдельными членами группы много говорили другим членам группы. Кстати, социальные сети используют этот маркер - общие френды должны подсказать вам, с кем еще стоит пофрендиться. Но используя этот маркер, соцсети его и профанируют: то, что кто-то кому-то френд, больше не значит ровным счетом ничего.

И как-то так получается, что различие между "френдом" и "другом" для современного подростка - смутно-интуитивное. Они догадываются, что что-то такое - глубокое, доверительное - должно быть. Но где оно? И как его достичь? Этот разрыв и заставляет их испытывать неудобство, которое социологи описывают как "изоляцию" и "одиночество".

Приводят, впрочем, еще один фактор: неудовлетворенность своей социальной жизнью связана с чужими успехами. Чужая жизнь - через призму соцсети - часто выглядит более успешной, интересной, красивой и насыщенной, чем твоя собственная. И если человек с минимальным жизненным опытом понимает, что за фасадом внешнего праздничного блеска скрываются такие же будни, как у него самого, что чем больше пыли в глаза, тем меньше, по всей видимости, есть чему завидовать в реальности - в общем, если взрослый уже овладел таблицей "деления на сорок восемь", - то подросток еще слишком неискушен. Он многое принимает за чистую монету и со свойственным возрасту максимализмом готов поверить, что на фоне чужого блеска он просто лузер. Внешний эффект, который культивируют соцсети, может вызвать у подростка не то что чувство изоляции - самую настоящую депрессию.

И этот эффект будет только расти. Индустрия овладела, наконец, полностью искусством продавать время. Телевизор - первый серьезный удар инфотейнмента по социальности - был только первой ласточкой. Он не мог продать людям то, в чем они нуждаются, как биологический вид - общение. Вернее, максимально "идентичную натуральному" иллюзию общения. Человек - социальное животное и в связях с себе подобными он нуждается почти как в хлебе насущном. Атомизация индустриального периода, увенчавшаяся идеалом "жизни соло", подготовила и предопределила успех индустрии инфотейнмента вообще и соцсетей в особенности. Хотите в любой момент - как только почувствуете необходимость - пообщаться с кем угодно? Хотите иметь почти неограниченный выбор тех, с кем можно пообщаться? Может, вы не знаете, с кем и о чем хотели бы поговорить? У нас для вас есть неограниченный выбор тем и собеседников. Вам не нравится собеседник? Официант, замените собеседника!

"Зато они верят в технологии", - вот обычный рефрен разговоров о коммуникативных проблемах и слабостях миллениалов. Действительно, ни одно прежнее поколение не ставило так много именно на технологические решения. И это прямой упрек предыдущим поколениям, которые только пользовались и брали кредиты, не задумываясь, кто и как будет их погашать. "Жизнь соло", сильно оживившая рынок, наносит колоссальный экологический удар, потому что это апофеоз потребительства - на такую жизнь расходуется значительно больше ресурсов планеты, чем на жизнь даже в отчасти атомизированной традиции нуклеарной семьи.

Но те поколения, которые изобрели "жизнь соло", не слишком задумывались о цене. "Жизнь соло" предполагает минимум обязательств перед кем угодно, кроме себя. В том числе технологии были хороши ровно настолько, насколько они удовлетворяли насущные потребности. А все прочее упиралось в вопросы этики, которые также очерчивали, преимущественно, зону морального комфорта среднего потребителя.

Миленниалы - поколение, которое большинством голосов выбирает технологический путь развития. Даже в эпоху НТР и индустриальной революции технологии не воспринимались так естественно. Для них это необходимая часть ландшафта и интерьера, а не подвиг и магия. Они готовы встретиться с "умными" машинами и довериться им. Они не боятся "прозрачности" - напротив, они считают, что это нормально и даже, пожалуй, хорошо. То, что у наиболее одиноких в то же время наибольшее количество френдов в соцсетях, говорит как раз об этом: свои проблемы - в частности, чувство экзистенциальной заброшенности - они пытаются решить с помощью технологии, наращивая количество виртуальных друзей и делая свою виртуальную коммуникацию более интенсивной.

Технологический путь решения проблем для них самый естественный. И это интересный поворот сюжета - "естественное" и "технологическое" еще никогда не сплеталось так тесно.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество