Запоздалое прозрение. Запад захотел покончить с Путиным

За Асада, за Сирию. Право вето в ООН не спасет Россию от нефтяного эмбарго

В результате гибридной торговой войны российская нефть может быть вытеснена с европейского рынка

Фото: к/ф "Нефть"/Paramount Vantage

ДС продолжает цикл материалов, начатый статьей "Запоздалое прозрение. Запад наконец захотел покончить с Путиным", о том как Запад еще может реально наказать зарвавшуюся Россию

Хотя ЕС рассматривает войны в Украине и Сирии как отдельные проблемы, но они оказываются тесно связанными, когда речь заходит о санкциях. Агентство Reuters уже сообщило, что жестокие российские бомбардировки в Сирии сделали невозможным смягчение Евросоюзом санкций, введенных против России за агрессию против Украины.

Однако ежедневные репортажи из Сирии о последствиях воздушных атак ужасают европейцев больше, чем изредка доходящие сообщения с российско-украинского фронта, где авиация не задействована. Это вынуждает правительства европейских стран просчитывать возможность введения "за Сирию" санкций более высокого уровня, чем "за Украину", подобно тому, как в 2014 г. санкции "за Донбасс" были выше уровнем, чем санкции "за Крым" (поскольку в Крыму, в отличие от Донбасса, Путин сумел обойтись без массового кровопролития).

Почему Россия не боялась

Один из реалистичных вариантов санкций "за Сирию" — нефтяное эмбарго. Нужно сразу сказать, что сейчас для него есть благоприятные возможности, каких не было, к примеру, в феврале 2015-го, когда "Нормандская четверка" вырабатывала формулу Минска-2. Тогда все стороны знали, что в случае возобновления Россией наступления вглубь украинской территории Евросоюз не сможет наказать Кремль отказом от российской нефти. Потому Путин и добился столь позорных для Украины условий соглашения.

Сам механизм нефтяного эмбарго Евросоюзом уже отработан — на Иране. В 2006—2010 гг. ООН приняла четыре резолюции о санкциях против этой страны в ответ на отказ прекратить обогащение урана. В числе этих санкций был запрет на поставки в Иран материалов, используемых для ядерных и ракетных программ, но не было эмбарго на покупку иранской нефти (против этого пункта категорически выступила Россия). Однако Евросоюз счел это недостаточным, и в январе 2012 г. главы МИД стран ЕС утвердили решение о введении эмбарго на поставки нефти из Ирана на территорию ЕС начиная с июля. Уже в начале 2013-го министр нефти Ирана признал, что экспорт иранской нефти за последние девять месяцев снизился на 40%, а доходы от него упали на 45%.

Таким образом, для введения нефтяного эмбарго вполне можно обойтись без резолюции ООН. Но применить это наказание к России ЕС до сих пор боялся. Помимо всяких политических причин была и сугубо экономическая. По объемам добычи черного золота Россия почти втрое превосходит Иран (согласно отчету BP у России 12,4% от мировой добычи, у Ирана — 4,2%), на ее долю, по информации WTEx, приходится 11% мирового экспорта нефти. Из них поставки в ЕС составляют почти две трети (около 64%, по данным OEC, в т. ч. 15,1% — в Нидерланды, 9,4% — в Германию, 8,8% — в Польшу, 4,5% — в Италию, 3,7% — в Финляндию, 3,2% — в Швецию, 3% — в Литву). Исчезновение этой доли вызвало бы дефицит нефти и наверняка вернуло бы цены на уровень выше $100 за баррель.

Платить такую цену за поддержку Украины ЕС не собирался. Европейцы считали, что Россия уже наказана падением цен на нефть, и к тому же воспринимали это падение как чудесную компенсацию своих потерь от "санкционной войны" с Россией. Если бы не эта компенсация, то санкции ЕС против РФ были бы гораздо более скромными.

 "Черная метка" для Кремля

В 2015 г. страны ЕС импортировали 3,83 млрд баррелей нефти, в среднем по 10,5 млн баррелей в день. Россия обеспечила 30% от совокупных поставок, или 3,1 млн в день. Превосходство над ближайшим конкурентом — Норвегией — в 2,5 раза. Поставки свыше 500 тыс. баррелей в день обеспечивают лишь семь стран: Россия, Норвегия, Нигерия, Саудовская Аравия, Ирак, Казахстан, Азербайджан.

Но в 2016 г. ситуация начала меняться. Во-первых, возвращение Ирана на рынок может обеспечить не менее 600 тыс. баррелей в день — именно столько поставлялось в ЕС до введения эмбарго на иранскую нефть. После отмены санкций Иран подписал контракты по продаже сырой нефти с крупными европейскими компаниями, в числе которых итальянские Saras и Iplom, испанская Repsol и греческая Hellenic Petroleum.

В августе Национальная иранская нефтяная компания (NIOC) поставила в адрес польской Grupa Lotos (ее НПЗ в Гданьске раньше работал на российской нефти) в тестовом режиме 2 млн баррелей, а в сентябре Lotos сообщила о намерении подписать долгосрочный контракт на поставку нефти из Ирана. Сделка рассматривается польской стороной как "еще один шаг к диверсификации источников поставок" (осенью 2015 г. поставки нефти в Польшу начала Саудовская Аравия). Также в сентябре австрийская OMV получила в рамках спотовой поставки 1 млн баррелей иранской нефти. В скором времени NIOC планирует подписать соглашение по продаже нефти и газового конденсата со швейцарским трейдером Vitol.

Во-вторых, в этом году впервые за более чем 40 лет в Европу стали прибывать танкеры с американской нефтью. Летом были снижены ставки фрахта, что способствовало росту месячных объемов поставок до порядка 10 млн баррелей в сентябре. В-третьих, готовы наращивать экспорт в страны ЕС Норвегия и Саудовская Аравия.

В то же время если Запад ищет новых наказаний для России, то возможности такого метода, как снижение цен на нефть, уже практически исчерпаны. В первом полугодии 2016 г. по сравнению с аналогичным периодом 2014-го российская выручка от экспорта сырой нефти упала в 2,46 раза, нефтепродуктов — в 2,75 раза, природного газа — в 2,15 раза, притом что физические объемы сократились не сильно (по экспорту газа) или даже выросли (по экспорту нефти и нефтепродуктов). Дальнейшее снижение цен очень невыгодно саудитам, иранцам, норвежцам, американцам — для них гораздо предпочтительнее, чтобы страдал один Кремль, а это может быть обеспечено только нефтяным эмбарго со стороны ЕС.

В таком случае цены, конечно, подрастут, но не сильно — как раз настолько, чтобы стимулировать других экспортеров нарастить свою добычу и поставки в ЕС. Конечно, страны ЕС не в восторге от перспективы роста цен на нефть. Но с другой стороны, должны же они что-то платить за реализацию своего желания наказать Россию "за Сирию". Не нужно также сбрасывать со счетов "зеленых" и других лоббистов альтернативной энергетики, которая после обвала нефтяных цен приуныла.

Конечно, все это еще не значит, что ЕС решится ввести эмбарго на российскую нефть. Можно говорить лишь о том, что шансы Кремля получить "черную метку" существенно выросли.

Если это все же случится, то Россия какую-то часть своей нефти, предназначавшейся для ЕС, сумеет пристроить где-нибудь в Азии. Не исключено, что кто-то из экспортеров, занявших российскую нишу в Европе, например Иран, добровольно уступит России свое место на китайском рынке. Кстати, это только поможет удержать мировые цены от резкого скачка вверх. Но часть нефти останется нереализованной и будет ждать своей очереди в переполненных хранилищах. Российская система нефтепроводов попросту не способна перенаправить весь экспортный поток с европейского направления на азиатское. И денег на это у Кремля не будет, разве что Путин инвестирует свои кровные сбережения.

О других инструментах, которыми располагает Запад, чтобы остановить Путина, читайте на сайте "ДС" в четверг, 13 октября.