Когда власть победит безработицу

Денег на рабочие места нет, и их никто не ищет

В Минсоцполитики не могут назвать даже приблизительную сумму, которая необходима для реформирования сферы занятости. Единственная надежда — на заграничную помощь

Фото: infinitygroupconstruction.com

Позитивный опыт привлечения иностранных доноров к проектам в сфере занятости у Украины уже есть. В прошлом году правительство Японии в рамках проектов ООН профинансировало две программы - "Быстрое реагирование на социальные и экономические проблемы внутренне перемещенных лиц" ($6,3) млн и "Экономическое восстановление Донбасса" ($5 млн). Тогда обкатывался механизм субсидирования занятости: работодателям, которые создавали как минимум пять рабочих мест для переселенцев, компенсировали до 67% расходов (включая зарплату, а также покупку оборудования и инструментов) сроком до одного года. Также японские деньги пошли на поддержку бизнес-стартапов или возобновление предпринимательской деятельности переселенцев, у которых ранее было свое дело на оккупированных территориях (с марта прошлого года было реализовано более 270 подобных проектов).

Теперь представители Программы развития ООН (ПРООН) говорят о готовности помочь нашей стране найти доноров для финансирования реформ в сферы занятости. В прошлом году в Украине работала совместная обзорная миссия ПРООН и Международной организации труда (МОТ) по вопросам занятости, которая предложила свои рекомендации. Впрочем, если судить по разработанному в Минсоцполитики проекту закона о реформировании госуправления в сфере занятости и социального страхования от безработицы, чиновники пока не особо прислушиваются к мнению иностранных экспертов.

"Согласно рекомендациям ПРООН сначала надо провести функциональный анализ Госслужбы занятости, по результатам которого разработать подробный план - что и как следует делать",  - рассказала "ДС" эксперт ПРООН по вопросам реформирования социального сектора Елена Иванова. Но в Минсоцполитики предлагают сделать из службы Нацагентство занятости и уже написали под новую структуру функционал, который также не вполне соответствует предложениям международных экспертов. К примеру, в ПРООН и МОТ считают, что региональные и местные агентства занятости должны быть более самостоятельными, выстаивать свою деятельность так, чтобы в большей степени отвечать потребностям, существующим в данной местности. "Например, в одном населенном пункте много перемещенных лиц, в другом - закрывается градообразующее предприятие. Местные агентства занятости должны решать локальные проблемы, а не предоставлять одинаковые пакеты услуг по всей стране", - полагает Елена Иванова. Но министерские чиновники не решаются давать такую вольницу. Скажем, перечень профессий, для обучения по которым выдается ваучер (документ, позволяющий переобучиться за счет средств Фонда соцстраха по безработице), будет, как и сейчас, утверждать Минсоцполитики.

К слову, международный опыт использования ваучеров достаточно разнообразен. Например, в Бельгии работодатели могут получить субсидию (в форме ваучера) при условии найма работников, находящихся в сложных жизненных условиях. В Германии человек, ищущий работу, может обратиться в частную рекрутинговую фирму и расплатиться за ее услуги ваучером, полученным в госслужбе занятости. В Латвии или Италии ваучер дается на профессиональную переподготовку, причем местные власти сами решают, как именно их будут использовать.

Максим Гольдарб
Директор общественной организации "Публичный аудит"

Безработица является прежде всего следствием состояния экономики. Основная причина, с последствиями которой вынуждена бороться Госслужба занятости, это уничтожение экономики в целом. Создается впечатление, что в стране планомерно разрушаются все отрасли. Я приведу несколько цифр: оборот розничной торговли упал более чем на треть, на 30% с лишним просели экспорт и импорт, в среднем на 15-20% упало производство в основных промышленных отраслях, за год на 110 тыс. уменьшилось количество предприятий. Назовите хотя бы один год за все 25 лет независимости страны, когда были такие статистические показатели. Как мы можем ожидать улучшения ситуации на рынке труда, когда людям негде работать?

Я не говорю уже о военном конфликте на Донбассе, вследствие которого увеличилась миграция населения, в том числе и трудовая. И многие из вынужденных переселенцев не могут найти работу. Чтобы решить проблему безработицы, нужны слаженные действия Верховной Рады, Кабмина и отдельных министерств. Но парламент, который вообще обеспокоен другими темами, препятствует любому новшеству со стороны Минсоцполитики. Очень сложно тушить огонь, когда первые лица страны и государственные институции подбрасывают дрова и поливают костер маслом.
Не думаю, что ситуация на рынке труда улучшится в ближайшее время.

Также международные эксперты обращают внимание на необходимость реорганизации системы профессиональной подготовки в Украине, которая унаследована от СССР. Речь идет о фактически двух системах профессионально-технического образования - под опекой Минобразования и Госслужбы занятости. Финансирование ПТУ, которые находятся в ведении Минобразования, передали на местный уровень, выделив "в последний раз" деньги из центра. Что с ними будет через год - никто не знает. Центры профессионально-технического образования Госслужбы занятости финансово находятся в лучшем состоянии. Но в обеих системах ведется обучение по стандартам, которые не пересматривались 40-50 лет.

В конце прошло года правительство Польши совместно с ПРООН заявило о начале нового проекта - "Развитие предпринимательства среди населения, пострадавшего в результате конфликта на Востоке Украины" (общий бюджет $230 тыс.), в рамках которого будут предоставляться гранты для начала собственного бизнеса. Конечно, это капля в океане, но очереди из доноров пока нет. Как и в любых иных сферах, Украина должна доказать свой настрой на эффективные реформы. Вот с этим пока проблемы.

Галина Третьякова
Эксперт группы "Пенсионная реформа" платформы "Реанима-ционный проект реформ"

Госслужба занятости является исполнительной дирекцией Фонда обязательного социального страхования на случай безработицы, который управляется сторонами социального диалога - работодателями, профсоюзами и государством. Это отличается от европейской практики, где есть еще четвертый партнер - институты гражданского общества.

У нас общественные организации не участвуют в социальном диалоге, считается, что профсоюзы и работодатели полностью представляют интересы граждан. Но на самом деле ни Федерация профсоюзов Украины, ни Федерация работодателей Украины не способны эффективно представлять интересы застрахованных лиц. Нынешние профсоюзы, по сути, достались нам еще с советских времен, они не реформированы и не могут в современных условиях выполнять свои функции. Более того, хочу акцентировать внимание на том, что они представляют менее половины наемных работников. Не реформирована и Федерация работодателей, которая все еще находится под управлением Дмитрия Фирташа. Поэтому, по моему глубокому убеждению, необходимо подключить к социальному диалогу институты гражданского общества, которые смогут дополнить триаду и, возможно, помочь ее оздоровить.

Также есть проблема управления публичными финансами. В проекте бюджета Фонда соцстраха по безработице заложены расходы в размере 8,4 млрд грн., в том числе более 6,5 млрд пойдет на помощь по безработице. Служба занятости выплачивает страховые возмещения, и это средства публичных финансов. То есть они должны расходоваться прозрачно, в системе общеобязательного социального страхования должны быть внедрены международные стандарты финансовой отчетности. Для чего это нужно? Общество получит информацию не только о том, куда тратятся средства Единого социального взноса, но у нас будет полная картина о получателях пособий по безработице. Эти данные необходимы для того, чтобы иметь представление о ситуации на рынке труда и выработать адекватную государственную политику в сфере занятости.