Конец эпохи дорогой нефти: первые жертвы и фавориты

Как изменился мир за два года

Мировая экономика вошла в эпоху наукоемких энергосберегающих технологий, грозящих навсегда похоронить былую привлекательность углеводородов

Фото: theoptimist.com

В качестве объяснения долгосрочного тренда на снижение мировых цен на нефть обычно озвучивают две самые очевидные причины: сланцевая революция в США, благодаря которой эта страна вернула себе первое место в мире по нефтедобыче, и финансовая схватка шиитского Ирана и суннитской Саудовской Аравии, начавших ценовой демпинг на мировых рынках нефти. Однако есть еще две не менее важные причины. Прежде всего, выросло число стран, которые начали добычу нефти в средних или небольших масштабах ради сокращения импортной зависимости. И еще одним сложным и многогранным фактором, сказавшимся на падении цен, является научно-техническая революция в постиндустриальных странах. Она принесла несколько ключевых прорывов в геологии, атомной, автомобильной и электротехнической промышленности, которые начали давить на нефтяные цены.

Исследования в области процессов, происходящих в земном ядре, тектоники плит и геохимии дают все больше аргументов в пользу несостоятельности теории биогенного происхождения нефти, согласно которой она сформировалась из остатков древних живых организмов. То есть является невозобновляемым ресурсом с соответствующей логикой цено­образования. В научной среде начинает доминировать теория абиогенного (неорганического) происхождения нефти - из различных элементов неорганического происхождения в ходе реакций на больших глубинах при высоких температурах и давлении. Подтверждают ее и многочисленные факты восполнения запасов месторождений, считавшихся исчерпанными. Мировая специализированная пресса допускает, что именно эта геологическая сенсация подвигла мирового гранда нефтяной индустрии - инвестфонд Rockefeller Brothers - заявить в 2014 г. о сокращении инвестиций в нефтедобычу.

Можно выделить и ряд других научно-технических прорывов, масштаб и влияние которых на рынок нефти оказались не меньшими, чем революция в геофизике и геологии. Например, начало производства графеновых аккумуляторов, которые увеличили привлекательность электромобилей и положили конец столетнему господству двигателей внутреннего сгорания в автомобилестроении. Ударили по нефтяным ценам и новые наработки в атомной энергетике. Прежде всего следует вспомнить о TerraPower - американской компании, занимающейся разработкой перспективного ядерного реактора на бегущей волне. В отличие от легководных реакторов, которые сейчас работают по всему миру и используют в качестве топлива обогащенный уран с периодом дозаправки в несколько лет, реактор на бегущей волне сможет работать на обедненном уране без дозаправки в течение 40-60 лет. Он позволит использовать обычно непригодный в энергетике уран-238 и обращать его в делящийся плутоний-239 в рамках замкнутого топливного цикла, минуя дорогостоящую и жестко контролируемую процедуру обогащения. При этом он будет отличаться высоким коэффициентом использования топлива, так как не потребует переработки отработанного ядерного топлива. Также сюда можно отнести исследования в области холодного термоядерного синтеза с положительным выходом энергии.

Принимая также во внимание развитие энергосберегающих технологий и солнечной энергетики, можно сказать, что мировая экономика вошла в эпоху наукоемких технологий, грозящих навсегда похоронить былую привлекательность углеводородов. 

То есть самый могучий, главный фактор на поле долгосрочного снижения мировых нефтяных цен - коллективный. Это постиндустриальные экономики США, Европы и Японии, которые беспрерывно двигают вперед научно-технический прогресс.

С другой стороны, свои важные роли играют члены нефтяного картеля ОПЕК и независимые страны - производители нефти. Обширную ядерную программу начала реализовывать Саудовская Аравия. Согласно замыслу каждая из ее 13 провинций получит по АЭС, которые, с одной стороны, займутся опреснением воды, а с другой - заменят мазутные ТЭС в поставках водяного пара для нефтяной промышленности. Рост экономии нефти для ТЭС в сумме с началом экспорта газа Саудовской Аравией будут иметь эффект бомбы, заложенной под экспортные амбиции Ирана и, возможно, под экономическое будущее Катара, если тот станет объектом иранского влияния. Упо­мянутые Иран и Катар, а также ОАЭ и Бахрейн, быстро вышли на мировые рынки заменителей нефти - трубопроводных поставок природного газа и танкерных поставок сжиженного газа (LNG). Американские компании готовы бесплатно построить в Европе плавучие установки для приема сжиженного природного газа, которые будут стоить на порядок меньше береговых LNG-тер­ми­налов. То есть у эпохи дешевой нефти все еще впереди, и пока рано судить о том, кто окончательно выиграл или проиграл в научно-техническом или конъюнктурном аспекте от падения нефтяных цен. Ясно только, что оба списка - победителей и проигравших - будут пополняться независимо от ценовой конъюнктуры, когда войны или транспортные кризисы будут провоцировать кратковременные всплески мировых цен на нефть.