Конец эпохи дорогой нефти: первые жертвы и фавориты

Как Норвегия избежала шока

Среди крупнейших экспортеров нефти и газа наименее пострадала от падения нефтяных цен Норвегия. Ее спасла «подушка безопасности» — суверенный фонд благосостояния

Фото: bloomberg.com

По про­гно­зу МВФ, в 2016 г. ВВП Нор­ве­гии в дол­ла­ро­вом ис­чис­ле­нии со­кра­тит­ся на 29,8% по срав­не­нию с уров­нем 2013 г., сред­ний курс нор­веж­ской кро­ны по от­но­ше­нию к дол­ла­ру США упа­дет на 32,2% в срав­не­нии с тем, что был в 2013-м. Для при­ме­ра: в Рос­сии оба эти по­ка­за­те­ля па­де­ния по­чти вдвое ху­же. Как про­гно­зи­ру­ет МВФ, в 2016 г. по срав­не­нию с 2013-м ВВП РФ в дол­ла­рах со­кра­тит­ся на 49,2%, а сред­ний курс рос­сий­ско­го руб­ля по от­но­ше­нию к дол­ла­ру упа­дет на 57,6%.

Ес­ли же посмот­реть на уро­вень жиз­ни лю­дей, то Нор­ве­гия по-прежне­му от­ли­ча­ет­ся очень вы­со­кой да­же по за­пад­но­ев­ро­пей­ским мер­кам по­ку­па­тель­ной спо­соб­но­стью на­се­ле­ния и очень низ­ким уров­нем безра­бо­ти­цы (4,7% в мае 2016 г., то­гда как в ЕС - 8,6%). Как сви­де­тель­ству­ет Eurostat, по раз­ме­ру чи­сто­го го­до­во­го до­хо­да од­но­го ра­бот­ни­ка (после вы­че­та взно­сов со­ци­аль­но­го стра­хо­ва­ния и на­ло­га на при­быль, без уче­та по­со­бий на де­тей) нор­веж­цы в 2015 г. со­хра­ни­ли вто­рое место в Ев­ро­пе (44,2 тыс. ев­ро), усту­пая толь­ко швей­цар­цам (69,9 тыс. ев­ро). По это­му по­ка­за­те­лю Нор­ве­гия за­мет­но опе­ре­жа­ет круп­ней­шие эко­но­ми­че­ски раз­ви­тые стра­ны ми­ра - Ве­ли­ко­бри­та­нию (38 тыс. ев­ро), США (34,2 тыс. ев­ро), Япо­нию (29,1 тыс. ев­ро), Гер­ма­нию (28,4 тыс. ев­ро), Фран­цию (26,9 тыс. ев­ро), Ита­лию (20,7 тыс. ев­ро).

Та­ким об­ра­зом, в то вре­мя как рос­си­я­не в по­след­ние три го­да все ту­же за­тя­ги­ва­ют по­я­са, нор­веж­цы по­чти не по­чув­ство­ва­ли на сво­их ко­шель­ках бо­лее чем дву­крат­но­го па­де­ния цен на нефть. Раз­гад­ка в том, что уже по­чти пол­ве­ка (с 1967 г.) Нор­ве­гия от­кла­ды­ва­ет часть сво­их неф­тя­ных до­хо­дов в су­ве­рен­ный фонд бла­го­со­стоя­ния SPU (Statens pensjonsfond utland). Дол­ла­ры по­сту­па­ют в фонд и за­тем идут на покуп­ку ак­ций и об­ли­га­ций в ино­стран­ных ва­лю­тах. Ко­гда це­ны на нефть па­да­ют, пра­ви­тель­ство ис­поль­зу­ет неф­тя­ные день­ги на увеличе­ние рас­хо­дов. То есть по­ку­па­ет кро­ны, тем са­мым укреп­ляя на­цио­наль­ную ва­лю­ту. Не­дав­но нор­веж­ское пра­ви­тель­ство воспользо­ва­лось сво­им фон­дом и вре­мен­но от­прав­ля­ет ту­да мень­ше де­нег, чем обыч­но. Это озна­ча­ет, что SPU вы­пол­ня­ет функ­цию "подуш­ки безопас­но­сти", смяг­чаю­щей по­след­ствия ко­ле­ба­ний цен на нефть.

В Рос­сии есть да­же не один, а два по­доб­ных фон­да - Фонд национально­го бла­го­со­стоя­ния и Ре­зерв­ный фонд РФ. Но они по норвеж­ским мер­кам ма­лы, не го­во­ря уже об эф­фек­тив­но­сти их исполь­зо­ва­ния. По дан­ным SWFI (Sovereign Wealth Fund Institute), в июне 2016 г. сум­мар­ный объ­ем этих двух рос­сий­ских фон­дов составлял $139,2 млрд, то есть ме­нее чем по $1 тыс. на од­но­го жи­те­ля. 

А нор­веж­ский SPU - это круп­ней­ший су­ве­рен­ный фонд благосостояния не толь­ко в Ев­ро­пе, но и в ми­ре, его объ­ем в июне 2016 г. со­ста­вил $847,6 млрд, или бо­лее $160 тыс. на каж­до­го норвежца.

Мак­си­маль­но­го зна­че­ния объем SPU до­стиг в июне 2015 г. - $873 млрд. За сле­дую­щие 12 ме­ся­цев он со­кра­тил­ся на $25,4 млрд или всего на 2,9%. Но и эти день­ги по­шли не на про­еда­ние, а на стимулиро­ва­ние эко­но­ми­ки. Сред­ства из фон­да Нор­ве­гия ис­поль­зу­ет для возмеще­ния убыт­ка от со­кра­ще­ния на­ло­гов. На­лог на при­быль предприятий в 2016 г. умень­шен с 27 до 25%, в 2018 г. пред­сто­ит сни­же­ние до 22%.

При этом SPU сам ак­тив­но за­ра­ба­ты­ва­ет день­ги. В 2014 г. его доходность со­ста­ви­ла 7,6%, од­на­ко в 2015-м она со­кра­ти­лась до 2,7%. За про­шлый год ин­ве­сти­ции фон­да в ак­ции при­нес­ли до­ход 3,8%, в обли­га­ции - 0,3%, а в не­дви­жи­мость - 10%. Са­мы­ми до­ход­ны­ми акция­ми фон­да в 2015 г. ста­ли цен­ные бу­ма­ги Alphabet (го­лов­ной ком­па­нии Google), Amazon и Microsoft. Са­мую худ­шую до­ход­ность продемонстри­ро­ва­ли ак­ции Royal Dutch Shell, Glenmore и бан­ка Santander.

В мае 2015 г. в Нор­ве­гии был при­нят за­кон, обя­зы­ваю­щий SPU избавить­ся от ак­ти­вов, свя­зан­ных с до­бы­чей или ис­поль­зо­ва­ни­ем угля. Как уточ­ня­ет Bloomberg, по это­му за­ко­ну фон­ду при­дет­ся продать ак­ти­вов на $6,7 млрд в 120 ком­па­ни­ях. В ап­ре­ле 2016 г. SPU пред­ста­вил пер­вый спи­сок ком­па­ний, ко­то­рые он ис­клю­чит в текущем го­ду из сво­е­го порт­фе­ля в рам­ках со­кра­ще­ния под­держ­ки угольной про­мыш­лен­но­сти. В спи­сок во­шли 52 ком­па­нии, в том числе American Electric Power, China Shenhua Energy, Whitehaven Coal, Tata Power Co и Peabody Energy Corp. На вы­ру­чен­ные день­ги фонд при­об­ре­тет ак­ции бо­лее до­ход­ных ком­па­ний, на­при­мер той же Alphabet.

К сло­ву, вкла­ды­вая в Google, нор­веж­цы по боль­шо­му сче­ту инвестиру­ют соб­ствен­ную эко­но­ми­ку. Не­дав­но Google до­го­во­рил­ся с нор­веж­ской Norsk Vind Energi о 12-лет­них по­став­ках элек­тро­энер­гии, ко­то­рая бу­дет про­из­во­дить­ся на 50-тур­бин­ной вет­ря­ной стан­ции, стро­я­щей­ся к югу от Ста­ван­ге­ра, неф­тя­ной сто­ли­цы Нор­ве­гии. Как за­явил Reuters пред­ста­ви­тель Google Марк Оман, это круп­ней­шая сдел­ка ком­па­нии в Ев­ро­пе. Вет­ря­ная стан­ция Tellenes долж­на быть вве­де­на в экс­плу­а­та­цию в кон­це 2017 г. Она ста­нет са­мой мощ­ной в Нор­ве­гии (160 МВт) и обес­пе­чит энер­ги­ей ев­ро­пей­ские да­та-цен­тры Google.

Во­об­ще Нор­ве­гия сре­ди всех экс­пор­те­ров неф­ти и га­за с наи­боль­шим тол­ком вос­поль­зо­ва­лась сверх­до­хо­да­ми в эпо­ху до­ро­гой неф­ти и суме­ла пол­но­стью обес­пе­чить свои внут­рен­ние по­треб­но­сти в электро­энер­гии за счет аль­тер­на­тив­ных ис­точ­ни­ков. В ны­неш­ней ситу­а­ции нор­веж­цы то­же ста­ра­ют­ся най­ти вы­го­ду. Агент­ство Bloomberg рас­счи­та­ло, что го­до­вые по­те­ри Нор­ве­гии от па­де­ния цен на нефть и при­род­ный газ со­ста­ви­ли $53 млрд од­на­ко в этих циф­рах не учте­но из­ме­не­ние объ­е­мов экс­пор­та. В то вре­мя как Рос­сия свои объе­мы те­ря­ет, Нор­ве­гия ак­тив­но на­ра­щи­ва­ет по­став­ки в Ев­ро­пу, стара­тель­но вы­тес­няя "Га­з­пром" из та­ких стран, как Лит­ва и Польша. Вар­ша­ва уже за­яви­ла, что по­сле 2022 г. не бу­дет про­дле­вать дол­го­сроч­ный кон­тракт с рос­сий­ским "Га­з­про­мом" на по­став­ку 10,2 млрд куб. м га­за в год. С це­лью лик­ви­да­ции за­ви­си­мо­сти от российских по­ста­вок Поль­ша в про­шлом го­ду по­стро­и­ла пер­вый терми­нал для сжи­жен­но­го при­род­но­го га­за и пла­ни­ру­ет стро­ить трубо­про­вод че­рез Се­вер­ное мо­ре. Этот марш­рут поз­во­лит ей че­рез Да­нию и Бал­тий­ское мо­ре по­лу­чать ре­сур­сы из Нор­ве­гии.

Реализацией про­ек­та за­ни­ма­ет­ся поль­ская го­су­дар­ствен­ная нефтегазо­вая ком­па­ния PGNiG. За­вер­шить его она пла­ни­ру­ет к 2022 г. - как раз ко вре­ме­ни окон­ча­ния кон­трак­та с "Га­з­про­мом". Про­ект­ная мощ­ность тру­бо­про­во­да - до 10 млрд куб. м в год, то есть прак­ти­че­ски столь­ко, сколь­ко шло из Рос­сии. Ес­ли учесть, что Польша бу­дет по­лу­чать еще и СПГ че­рез тер­ми­на­лы, то часть норвежско­го га­за она смо­жет по­став­лять Укра­и­не.