Как украинцев будут лишать социальных выплат

Как украинцев делают виноватыми за российскую агрессию

За полтора года успело сложиться несколько мифов вокруг выплат пособий и пенсий тем, кто бежал с оккупированной части Донбасса, и тем, кто там остается. Эти мифы не появились бы, если бы политика правительства была более адекватной

Фото: Евгений Волонков

Проблема соцвыплат внутренним беженцам имеет несколько составляющих, которые нельзя решать по одинаковому рецепту. Прежде всего нужно отличать реальных беженцев от фиктивных. Также нельзя сваливать в одну кучу пособия для беженцев, финансируемые из госбюджета, и пенсии из Пенсионного фонда. А кроме того, есть разница между проблемами, порожденными войной, и проблемами, порожденными чиновниками, - коррупцией по всей цепочке и глупостью на верхнем управленческом уровне.

Кто кого куда перемещал

Еще полтора года назад, 1 октября 2014 г., Кабмин принял постановление №505 "О предоставлении ежемесячной адресной помощи лицам, которые перемещаются с временно оккупированной территории Украины и районов проведения антитеррористической операции, для покрытия расходов на проживание, в том числе на оплату жилищно-коммунальных услуг". 8 апреля 2015 г. правительство распространило действие этого постановления на лиц, которые перемещаются из населенных пунктов, расположенных на линии столкновения. А 26 августа 2015 г. была введена новая терминология: все эти лица стали называться "внутренне перемещенными".

Конечно, чиновничий язык славится корявостью, но в данном случае изначально была заложена смысловая ошибка, оскорбляющая всю Украину. И при этом способствующая потере миллиардов бюджетных гривень.

Есть общепринятый в мире термин - беженцы как особый тип мигрантов. Они мигрируют не с целью заработать или сменить климат, а чтобы выжить. Миграция бывает внешней и внутренней, также и беженцы бывают внешними (из страны или в страну) и внутренними (внутри страны). Но Кабмин с подачи Минсоцполитики поначалу решил обозвать внутренних беженцев "лицами, которые переместились" (словно они не бежали, а просто решили переехать), а затем еще хуже - "внутренне перемещенными лицами" (словно их кто-то вопреки их воле перемещал или принуждал перемещаться).
Не только для самих беженцев, но и для всей Украины оскорбительно, когда беженцев с оккупированных территорий и зоны боевых действий называют "внутренне перемещенными". Осталось еще ввести термин "перемещенные в мир иной" для тех, кто был убит российскими оккупантами и их пособниками.

Фото: dn.vgorode.ua

Как определить реальных беженцев

Но проблема термина "внутренне перемещенные лица" не только в том, что он циничен. Он вдобавок излишне широк и тем самым стимулирует потоки фиктивных переселенцев.
Беженцы по самому смыслу этого слова - те, кто убежал и не будет возвращаться, пока не прекратится оккупация и не вернется мирная жизнь. А "перемещенные лица" могут перемещаться туда-сюда хоть каждый месяц. Например, сюда за пособием и обратно в свою квартиру или дом на оккупированной территории.

Именно так и поступают сотни тысяч числящихся "перемещенными". Никакого криминала тут нет. Им же сказали (и написали в правительственном постановлении): чтобы получать пособие, нужно зарегистрироваться на неоккупированной территории и подать заявление. Что они и сделали (или для них сделали "добрые люди" за определенное вознаграждение).

Паспортистки в городах неподалеку от оккупированных территорий наварили себе капиталы, регистрируя якобы "перемещенных" по фиктивным адресам, где они в действительности не проживали ни дня. Об этом знали все: милиция, городские власти, областные и министерские чиновники. Молчали, ибо с ними делились. Но неслабый поток взяток шел и "кураторам процесса" на той стороне линии фронта, подпитывая оккупационный режим.

Правительство спохватилось лишь тогда, когда потери госбюджета от выплаты пособий липовым беженцам стали измеряться уже не сотнями миллионов, а миллиардами гривень. В качестве паллиативной меры была предпринята приостановка выплат "до подтверждения статуса внутренне перемещенного лица", которая больнее всего ударила по реальным беженцам. К тому же все выглядело так, словно правительство попросту хочет сэкономить на переселенцах и ради этого ущемляет их права. Это вызвало протесты общественных организаций, помогающих беженцам.

Новому правительству в любом случае придется искать новые подходы. По-видимому, разумнее всего было бы закрепить объем средств, выделяемых на решение проблем внутренних беженцев, чтобы он не зависел от результатов проверки списков. Тогда чем меньше средств будет уходить фиктивным переселенцам, тем больше останется на реальных беженцев.

Нуждаются в пересмотре также нормативная база и вместе с ней практика учета и проверки переселенцев. По многочисленным свидетельствам, несмотря на заявления Минсоцполитики, на местах для "восстановления" статуса "внутренне перемещенного лица" не всегда достаточно прийти лично - управления соцзащиты незаконно требуют справки из ЖЭКов, с работы, показания соседей или хозяев квартир.

Нужно было с самого начала установить процедуру инспекции мест проживания беженцев - естественно, с согласия владельцев жилья. Такая проверка позволила бы, с одной стороны, ограничить круг претендентов на пособия, а с другой - выделить тех, кто особенно нуждается в помощи и опеке, и назначить им более высокие выплаты. Понятно, что на это нужны дополнительные ставки соцработников, но их можно профинансировать опять же из сэкономленных средств. Кстати, лучше всех с этой работой справились бы женщины, не имеющие малолетних детей, из числа самих беженцев. А вот представителей пресловутых донецких и луганских землячеств, зачастую контролируемых экс-"регионалами", к этому процессу нельзя подпускать ни в коем случае.

Кто должен платить пенсии в ОРДЛО

Похожие проблемы сложились и с выплатами пенсий, а также пособий из фондов соцстраха. Например, в Донецке, по информации интернет-газеты "Новости Донбасса", регулярно расклеивают объявления о предоставлении услуг по оформлению украинских пенсий. Стоимость такой услуги сейчас составляет 2400 грн. "Документы" обещают оформить в течение одного дня, но обязательно с выездом на подконтрольную Украине территорию.

Да, в отличие от пособий для беженцев пенсии должны платиться всем пенсионерам, где бы они ни проживали. Вопрос только в том, кто именно должен платить. Часто можно услышать: "Эти бабушки заработали свою трудовую пенсию, поэтому Украина обязана найти способ им ее выплачивать". Те, кто так говорит, или заблуждаются, или лгут. Та пенсионная система, которая функционирует в Украине с советских времен и до сих пор, является солидарной. Под этим словом понимается солидарность между поколениями: работающее поколение зарабатывает пенсии для старшего поколения. Поэтому нынешние бабушки, когда они трудились, заработали трудовую пенсию не себе, а своим бабушкам и мамам. А пенсию для нынешних бабушек зарабатывают те, кто трудится сейчас.

Однако непреложным фактом является то, что Пенсионный фонд Украины не располагает возможностью взимать сборы с предприятий на оккупированных территориях. Зато оккупационные власти взимают собственные сборы.

Поэтому уже почти два года киевские, харьковские, днепропетровские, одесские бабушки вынуждены часть своих пенсий, заработанных для них их детьми и внуками, отдавать донецким и луганским бабушкам. При этом оккупанты, ухмыляясь, заявляют: ну вы же хотите вернуть эти территории, значит, вы должны платить пенсии живущим там пенсионерам.

Украине давно следовало бы принять закон об особом статусе оккупированных районов Дон-басса. Назвать их ОРДИЛОСОС (отдельные районы Донецкой и Луганской областей с особым статусом). А особый статус должен заключаться в том, что это районы, подвергшиеся российской оккупации, и пенсионные выплаты там будут осуществляться только после восстановления украинской власти. А пока длится оккупация, пенсии должны начисляться, но не выплачиваться.

Александра Дворецкая
Координатор правового направления волонтерской инициативы "Схід.SOS"

Александра Дворецкая
Координатор правового направления волонтерской инициативы "Схід.SOS"
В феврале к нам начали обращаться внутренне перемещенные лица, которые жаловались, что стали жертвами верификации. То есть это были люди, которые на законных основаниях находятся на территории Украины и зарегистрированы как переселенцы. Они попали в некие списки СБУ, и им были прекращены выплаты, начисляющиеся по закону. И это касается не только выплат для переселенцев, но и всех остальных, включая пенсионные. Исходя из этой ситуации, мы начали анализировать: что же это за "верификация", каким образом она происходит, каким образом формируются списки. Мы пришли к выводу, что верификация проходит всего в пяти областях - Донецкой, Луганской, Запорожской, Днеп­ропетровской и Харьковской. Это именно те области, где больше всего зарегистрировано внутренне перемещенных лиц. Логического объяснения, почему именно эти области первыми попали в план верификации, мы не знаем. Кроме того, составление этих списков СБУ и представление их Министерству социальной политики не сопровож­дается передачей данных в Министерство финансов для проведения верификации. Таким образом, получается, что идет два параллельных процесса. Первый - это запланированная кампания по верификации, во исполнение которой было принято несколько постановлений Кабмина. И второй, который происходит внутри Минсоцполитики, - по вычистке из числа получателей выплат людей, зарегистрированных как переселенцы. Ни одного нормативного или законодательного акта, регламентирующего проведение таких проверок, нет.

Еще в октябре 2014 г. был принят Закон "Об обеспечении прав и свобод внутренне перемещенных лиц", в соответствии с которым в прошлом году должна была быть создана единая информационная база данных о таких лицах. Но до сих пор нет даже положения о ней. То есть оформление всех персональных данных переселенцев, которые сейчас собирают и по которым происходят проверки проводится как бы за пределами закона. Мы поддерживаем идею верификации, чтобы были пойманы мошенники, незаконно получающие выплаты. Но сегодня мошенниками называют людей, которые вынуждены оставаться на оккупированной территории. Позиция нашей организации - это не мошенники. В процессе верификации следует четко сформулировать, что признается нарушением. Признается нарушением проживание человека в Донецке или Луганске? Нет, ни один закон не говорит, что люди там не могут жить. У нас СБУ разработан план пересечения линии разграничения. Граждане на законных основаниях пересекают линию разграничения. Посещают неконтролируемую территорию и выезжают из нее. И это все наши граждане, ведь мы везде говорим, что Донбасс и Крым - это территория Украины. Поэтому государство должно обеспечить возможность получения выплат всеми гражданами Украины.

О том, почему реформа соцсферы Яценюка оказалась всего лишь дорогостоящим пшиком, читайте здесь