Как Украина может засудить Россию

Как выиграть в Стокгольме и Гааге

Грядущие разбирательства украинских компаний против РФ в международном арбитраже не имеют аналогов и потому их итог очень трудно спрогнозировать

Фото: pca-cpa.org

Банки хотят 100 млрд грн

Украинские банки готовятся судиться с РФ из-за оставшихся в Крыму активов. По подсчетам Независимой ассоциации банков Украины (НАБУ), 50 украинских банковских учреждений потеряли на полуострове свыше 1200 своих отделений. Финучреждения начали уходить из Крыма сразу после незаконного референдума о присоединении полуострова к России, проведенного 16 марта 2014 г. А 6 мая того же года правление НБУ приняло решение прекратить деятельность украинских банковских учреждений и их обособленных подразделений на полуострове. "Если оценивать в денежном выражении, то, по предварительным оценкам, банки понесли ущерб свыше 100 млрд грн. И это только от потери материальных объектов", - говорит исполнительный директор НАБУ Елена Коробкова.

В июле 2015 г. государственный Ощадбанк направил официальное сообщение уполномоченным представителям РФ о претензиях за незаконное обращение с его инвестициями в Крыму, предложив урегулировать разногласия и компенсировать ущерб. Премьер-министр Арсений Яценюк тогда заявил, что сумма потерь была оценена банком в 15 млрд грн., и призвал остальные финучреждения следовать его примеру.

Попытка досудебного урегулирования конфликта Ощадом провалилась - из Москвы ответа не последовало. Поэтому в январе текущего года банк официально подал уведомление об арбитражном разбирательстве против РФ. Оно будет вестись согласно Арбитражному регламенту Комиссии ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ). Основанием для иска послужило Соглашение между Украиной и РФ о поощрении и взаимной защите инвестиций от 27 ноября 1998 г. Как удалось узнать "ДС", стартовая сумма требований составляет $670 млн (по текущему курсу примерно 17,4 млрд грн.). "Заявленная в уведомлении сумма не является фиксированной. Ощадбанк вправе и будет изменять сумму убытков в зависимости от дополнительных фактических и юридических доказательств, которые будут представлены арбитражному трибуналу", - сообщили в госбанке.

Практически одновременно с Ощадом арбитражное разбирательство против РФ инициировал и крупнейший в стране Приватбанк. В начале февраля 2016-го в одном из интервью глава правления банка Дмитрий Дубилет заявил, что Стокгольмский арбитражный суд принял к рассмотрению иски финучреждения по утраченным активам в связи с аннексией Крыма на сумму около $1 млрд. По данным банка, арбитражный суд уже сформирован. Как и в случае с Ощадбанком, он будет осуществлять разбирательство в соответствии с Арбитражным регламентом ЮНСИТРАЛ.

Свои претензии к РФ могут выставить и другие финучреждения. По словам Елены Коробковой, с Россией уже готовы судиться порядка 10 банков. Вот только не факт, что им удастся возместить полученные убытки.

Дмитрий Шемелин
Юрист ЮФ "Ильяшев и Партнеры"

Одна из главных сложностей в спорах о защите инвестиций - установить юрисдикцию арбитражного трибунала. Ситуация является уникальной: изначально инвестиции компаний делались не в Россию, а в Крым, который был частью Украины. Впоследствии имущество истца оказалось на территории другой страны и было экспроприировано. Местный актив неожиданно превратился в иностранную инвестицию.

Это юридически очень сложная проблема. Но мы видим, что в последнее время происходит генеральный процесс, в рамках которого Россию пытаются ограничивать правовыми методами. Поэтому есть шанс, что подсудность этого спора арбитражному суду будет признана. Это дело имеет очень изолированный характер. Вряд ли такое инвестиционное решение будет использоваться в каких-то других спорах. Поэтому большой опасности, что оно вызовет какие-то непредсказуемые последствия, нет. Думаю, что трибуналы вполне могут принять решение, что именно в данном случае в связи с такими агрессивными действиями России ее стоит наказать путем принятия юрисдикции в этом деле.

Второй вопрос - что делать с решением арбитража, когда оно будет получено. Россия является одной из немногих стран, которые принципиально не исполняют решения международных инвестиционных арбитражей. Вероятность того, что она будет исполнять их добровольно в нынешнем случае, стремится к нулю. Принудительное исполнение решений также видится малоперспективным. Яркий пример - затянувшаяся эпопея с ЮКОСом. Думаю, что именно поэтому, кроме группы "Приват" и, собственно, Игоря Коломойского, фактически никто из частных структур таких исков к РФ больше не подал. Что касается Ощадбанка и "Нафтогаза України" - это больше политические решения, иски от них несут скорее репутационный характер.

Дело в том, что финучреждениям придется немало потрудиться для доказательства подсудности их дел арбитражному суду согласно Арбитражному регламенту ЮНСИТРАЛ. Проблемы могут возникнуть и с тем, чтобы подтвердить, что активы банков в Крыму нужно рассматривать в качестве инвестиций. "Соглашение "О поощрении и взаимной защите инвестиций" относит к понятию "инвестиции" все виды имущественных и интеллектуальных ценностей, которые вносятся инвестором одной договорной стороны на территорию другой договорной стороны. Но проблема заключается в том, что, во-первых, активы, внесенные банками в Крыму, на момент их создания вносились на территории Украины. Во-вторых, Украина не признает Крым частью Российской Федерации. Таким образом, существует риск признания судом, что активы банков, созданные в Крыму, не могут считаться инвестициями, внесенными на территории РФ, и, как следствие, не подпадают под защиту Соглашения и его положений", - пояснил "ДС" партнер юридической компании FCLEX Олег Малиневский.

Альтернативного пути у банков нет. "Чтобы обратиться в арбитраж, необходимо согласие двух сторон. Но очевидно, что в нынешней ситуации Россия не даст своего согласия. Поэтому остается один путь - опираться на Соглашение о взаимной защите инвестиций между Украиной и РФ, которое в данной ситуации может не сработать", - поясняет адвокат, руководитель департамента АФ "Грамацкий и Партнеры" Игорь Реутов.

Но даже если арбитраж состоится и Ощадбанк выиграет спор, возникнет следующий вопрос: кто и как будет исполнять решение арбитражного трибунала. "По общему правилу, оно должно исполняться добровольно, однако в таких странах, как Украина и РФ, это правило действует крайне редко, поэтому в основном применяется механизм признания и принудительного исполнения решения", - поясняет Игорь Реутов. Такой механизм прописан в так называемой Нью-Йоркской конвенции (Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений от 1958 г.). Статья 5 этого документа предусматривает основания для отказа в признании и исполнении арбитражного решения. В частности, одним из них является вынесение решения по спору, выходящему за рамки арбитражного соглашения. "Поэтому если решение в пользу Ощадбанка будет принято, то на территории РФ в его признании и исполнении может быть отказано", - допускает Игорь Реутов. Безусловно, в последнем случае Украина может рассчитывать на арест российских активов в третьих странах. Но тогда мы встанем в очередь за тем же ЮКОСом, который уже получил решения судов об аресте активов РФ на $50 млрд. Однако явного прогресса в исполнении таких решений пока нет, а Россия начала судебные процессы по их обжалованию. С украинскими исками все будет еще сложнее. Так что эта история может затянуться на долгие годы.

Иван Лищина
Советник ЮК Moris Group

Изначально двустороннее соглашение о защите инвестиций между Украиной и Российской Федерацией от 1998 г., на которое ссылаются истцы, подающие иски к РФ, было призвано защищать интересы исключительно тех инвесторов, которые законно пришли из Украины в Россию и наоборот. Которые вложили деньги на территории другой страны и по какой-то причине потеряли этот бизнес. Никто не мог предвидеть, что это соглашение придется разворачивать таким образом, чтобы взыскать с России ущерб, причиненный агрессией. Когда Приватбанк открывал свои отделения в Крыму, разве он действовал на основании законодательства Российской Федерации? Нет. Он действовал на территории РФ? Нет. И в этом сложность ситуации. К счастью, российское законодательство говорит, что все документы, подтверждающие право собственности на имущество в Крыму, выданные до его аннексии, автоматически признаются в РФ. Именно эта норма, благодаря которой Россия ввела в свой юридический оборот всю собственность, оставшуюся в Крыму, позволяет нам развернуть ситуацию в свою пользу. На основании этого "крючка" Украина может двигаться вперед.

Сложность еще состоит в том, что на практике похожих ситуаций просто не было. В мире никто так не отбирал чужую территорию, и пострадавшая сторона не пыталась комментировать такие случаи, апеллируя к известным спорам. Единственный аналогичный прецедент - это так называемое "дело о маяках" 1934 г., которое рассматривалось Постоянной палатой международного правосудия (ее преемником позднее стал Международный суд ООН). Французы вложили деньги на территории Турции, построив там маяки. После Первой мировой войны это имущество оказалось уже на территории Греции, и власти этой страны присвоили маяки. Франция подала иск и взыскала компенсацию. Но в данном случае речь шла об инвестиции, которая изначально была иностранной. В нашем же случае инвестиция делалась в Украине и отечественными компаниями.

"Укрнафта": $50 млн за 16 заправок

ПАО "Укрнафта" стала одной из первых украинских компаний, инициировавших разбирательство с Россией из-за экспроприации ее активов в оккупированном Крыму. По данным крупнейшего нефтедобытчика страны, контрольный пакет которого принадлежит НАК "Нафтогаз України" а около 42% находится у компаний, аффилированных с группой "Приват" Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова, арбитражное разбирательство в Постоянном третейском суде в Гааге было инициировано еще в июне прошлого года. Сделано это было, по информации "Укрнафты", с целью получения компенсации за незаконный захват автозаправочных станций компании на территории Крыма. "Основанием для обращения в суд послужило двустороннее соглашение о защите инвестиций между Украиной и Российской Федерацией 1998 года, в соответствии с которым каждая из сторон приняла на себя обязательства не национализировать или экспроприировать инвестиции, вложенные инвесторами другой стороны, без своевременной выплаты справедливой компенсации. Однако, несмотря на официальное требование от ПАО "Укрнафта", Российская Федерация отказалась выплатить компенсацию за захват АЗС и другого имущества компании в Крыму и городе Севастополе", - заявили в "Укрнафте". Точный размер компенсации, которой хочет добиться нефтяная компания, не указывается. Однако, по данным "ДС", заявленная сумма превышает $50 млн.

Виктор Мороз
Управляющий партнер АО Suprema Lex

Особого смысла в подаче исков в Европейский суд по правам человека к России я не вижу. Одна из основных причин - достаточно продолжительные сроки рассмотрения дел ЕСПЧ, которые могут растянуться на десятки лет. Процент граждан, потерявших имущество в Крыму или в зоне АТО, которые подают иски к Украине, достаточно небольшой. Хотя я вижу больше перспектив именно для тех случаев, когда иски подаются к Украине, а не к России. Но в данном случае свою роль играет патриотизм. Граждане подают иски либо только к России, либо к обеим странам.

Что касается исполнения решений ЕСПЧ, это еще более сложный вопрос. Конституционный суд РФ недавно принял решение, что если постановление ЕСПЧ противоречит положениям конституции Российской Федерации, оно не выполняется. Поэтому реальных механизмов для исполнения решений я не вижу. Получится ли исполнить их где-то за рубежом, на территории Европы - большой вопрос.

Главным активом "Укрнафты" в Крыму была сеть из 16 АЗС, расположенных преимущественно в Симферополе и Керчи, а также Севастополе, Феодосии, Ялте и других городах Крыма. Примечательно, что фактически одновременно с обращением в Гаагу "Укрнафта", по данным источников "ДС", инициировала в Украине разбирательства непосредственно с захватчиком своих заправок - компанией "КрымОйл" (в качестве соответчиков для определения подсудности были привлечены арендаторы АЗС, зарегистрированные в Днепропетровске компании "Трейд Траст" и "Элефтерия", близкие к группе "Приват"). В иске "Укрнафта" требовала признать ее право собственности на указанные заправки, контроль над которыми она утратила в апреле 2014 г. после насильственного захвата ее офиса так называемой "крымской самообороной". Впрочем, ход этому делу так и не был дан - Хозяйственный суд Киевской области, куда поступили два иска "Укрнафты", определил, что "Крым-Ойл" не может быть ответчиком по делу, поскольку эта компания была создана незаконно (зарегистрирована по законам РФ в аннексированном Крыму в апреле 2014 г. с капиталом 10 тыс. руб. и оформлена на некоего Руслана Саховского), а ее действия не создали для истца никаких правовых последствий. С одной стороны, это лишний раз доказало очевидное - "Укрнафта" по умолчанию признается в Украине законным собственником крымских АЗС. С другой - никаких материальных выгод этот факт компании не обеспечивает, из-за чего она и начала международные разбирательства.

Коломойский: $15 млн за аэропорт

О намерении судиться с властями России за незаконно отобранное имущество в Крыму один из самых богатых украинских бизнесменов Игорь Коломойский заявил еще в июле 2014 г., будучи на тот момент председателем Днепропетровской облгосадминистрации. "Я вот на прошлой неделе отправил письмо российскому премьер-министру Дмитрию Медведеву, в котором предложил досудебно урегулировать потерю инвестиций в связи с аннексией Крыма - деньги, которые мы вложили в аэропорт "Бельбек", - сказал Коломойский в интервью "5 каналу". А через полгода после отправления письма (в январе 2015 г.) Коломойский инициировал арбитражное разбирательство с РФ в уже упомянутом Постоянном третейском суде в Гааге. В своем заявлении истец, как и "Укрнафта", сослался на грубое нарушение Россией двустороннего соглашения о защите инвестиций между Украиной и РФ от 1998 г. Ущерб, нанесенный захватом аэропорта "Бельбек", который контролировался Коломойским через одноименное ООО, был оценен почти в $15 млн.

В апреле 2015 г. в этом процессе был утвержден состав арбитров, а в ноябре было принято решение рассматривать дело на основе раздвоенного разбирательства. Причиной стало то, что власти РФ в качестве защиты фактически избрали тактику "глухого и слепого идиота". Россия, в частности, просто отказалась назначать своих представителей в деле, заявив, что межгосударственное соглашение о защите инвестиций, подписанное с Украиной, не может служить основанием для урегулирования спора, а сама РФ не признает юрисдикцию Гаагского арбитража. Такая тактика может привести к тому, что разбирательство окажется затянутым на долгие годы (аналогичная судьба, скорее всего, ожидает и ассоциированную с Коломойским "Укрнафту"). Впрочем, Игоря Валерьевича это не смущает. А его юристы тем временем готовят новые иски к РФ, чтобы добиваться компенсации за все отобранные Россией на полуострове активы бизнесмена, оцененные им почти в $2 млрд.

Андрей Пасичник
Советник департамента международного права МИД Украины

В первую очередь нас интересует Международный суд ООН, в котором мы могли бы защищать свои интересы, поскольку он является наиболее авторитетной международной судебной институцией. Одной из перспективных конвенций, в рамках которой Украина, выполнив все процедуры, может подать в суд на РФ, является Конвенция по борьбе с финансированием терроризма 1999 г.

Международный суд ООН рассматривает дела около пяти лет, не считая обязательную процедуру досудебного урегулирования. Иногда достаточно одного раунда переговоров, если государство добросовестно относится к своим обязанностям по решению спора путем переговоров. Понятно, что Россия в этом не заинтересована. Она делает все, чтобы затягивать переговоры. Не отвечает на наши ноты или отвечает через два-три месяца, а потом на переговорах говорит, что у нее было недостаточно времени, чтобы изучить информацию, и нужно еще время - давайте перенесем переговоры. Такая практика используется, чтобы отодвигать судебное разбирательство как можно дальше во времени.

Мы вынуждены ждать, когда для суда станет очевидным, что спор не решается в досудебном порядке. То есть когда начнется суд - зависит от поведения РФ. По моему мнению, реалистичный план - это до конца осени завершить все необходимые досудебные процедуры. Однако есть еще одно обстоятельство. Между переговорами и правом обратиться в Международный суд ООН упомянутая конвенция предполагает еще одну стадию - арбитраж. Если в течение шести месяцев стороны не сформируют арбитраж, то есть не договорятся об арбитрах, правилах и многих других нюансах, то только тогда у Украины будут все основания передать спор в суд.

"Нафтогаз України": $1,2 млрд за Крым и $16 млрд за газ

В отличие от своей нефтедобывающей "дочки" НАК "Нафтогаз України" пока находится на стадии подготовки иска к государству-агрессору. В конце декабря государственная компания завершила отбор юридической фирмы, которая будет представлять ее интересы в международном разбирательстве, - победителем стала американская юридическая компания Covington&Burling. До этого она представляла интересы акционеров ЮКОСа в спорах с властями РФ. По условиям контракта, американцам будет выплачено $1,25 млн до конца 2016 г. Незадолго до его подписания "Нафтогаз України" проанонсировал, что компания будет требовать от РФ в международных судах не только возмещения всех понесенных убытков, но и восстановления контроля над активами, потерянными вследствие российской оккупации Крыма.

Список потерянного имущества оказался огромным - в него вошли 15 месторождений нефти и газа, три перспективные нефтегазовые площади, Глебовское подземное газохранилище, более 1,2 тыс. км магистральных газопроводов, 43 газораспределительные станции, 29 единиц плавсредств и четыре плавучие буровые установки, в том числе две современные высокотехнологичные ("Петро Годованець" и "Незалежність" - знаменитые "вышки Бойко"). Кроме того, НАК упустил возможность вести разработку месторождений, запасы которых составляют около 50 млрд куб. м газа, 3,5 млн т нефти и
1 млн т газоконденсата. По нынешним ценам этот ресурс стоит более $10 млрд, тем не менее, свои потери компания оценивает гораздо скромнее. "По данным, подтвержденным международными аудиторами, ущерб "Нафтогаза" от прекращенной деятельности в Крыму только за 2014 г. составил 13,8 млрд грн. Кроме того, подтвержденная аудиторами стоимость утраченных активов в Крыму составляет 15,7 млрд грн.", - указали в компании. Именно эти подтвержденные убытки и вылились в достаточно скромные $1,2 млрд. Однако с учетом того, что только "Петро Годованець" и "Незалежність" в свое время обошлись НАКу в $800 млн, предварительно заявленная сумма иска почти наверняка будет увеличена.

Гораздо более весомую сумму, порядка $16 млрд, "Нафтогаз України" планирует отсудить в другом споре, который НАК ведет в Арбитражном институте Торговой палаты Стокгольма с российским газовым монополистом "Газпром". Здесь две компании начали выяснять отношения еще в 2014 г., каждая по своему трактуя условия контрактов, заключенных в январе 2009 г., в части транзита и поставок газа. "Арбитраж - это наиболее цивилизованный способ решать коммерческие споры, если стороны не могут найти согласия путем переговоров", - дипломатично заявил в прошлом году глава "Нафтогаза" Андрей Коболев, комментируя действия российского визави, который предъявил украинской компании требования в общей сложности на $29 млрд. Здесь юридическая война в разгаре, последний ход "Газпром" сделал на прошлой неделе, применив излюбленный прием - обвинил НАК в "несанкционированном отборе газа", направив в арбитраж соответствующее заявление.

"Укрзалізниця" до сих пор подсчитывает ущерб

"Укрзалізниця" до последнего времени обозначала планы судебных разбирательств с Россией лишь на уровне намерений, оправдывая неформальное реноме самого неспешного украинского монополиста. Впрочем, все изменилось в декабре прошлого года, когда российские власти сами дали карты в руки нашим железнодорожникам. Речь идет о распоряжении российского правительства от 29 декабря 2015 г. №2729-р. "Согласиться с предложением Совета министров Республики Крым, согласованным с минтрансом России, о передаче государственного унитарного предприятия Республики Крым "Крымская железная дорога" как имущественного комплекса в федеральную собственность" - гласит его первый и ключевой пункт.

Таким образом, РФ официально экспроприировала у Украины и передала Федеральному агентству железнодорожного транспорта имущество, которое является составной частью Приднепровской железной дороги "Укрзалізниці". Оно с весны 2014 г. находилось под контролем самопровозглашенных властей Крыма, не признающихся ни Украиной, ни международным сообществом.

Уже через несколько недель после этого решения российской власти грядущее судебное разбирательство проанонсировал заместитель министра инфраструктуры Украины Владимир Омелян. По его словам, "Укрзалізниця" начала готовить предложения о подаче иска к РФ в международный суд. Когда это долгожданное событие может произойти, а также какой может быть сумма иска, пока неизвестно - предложения железнодорожников должно будет утвердить сначала Мининфраструктуры, а потом и Кабмин. Между тем захваченные оккупантами Крыма железнодорожные активы (более 1,2 тыс. км железнодорожных путей, вокзалы, подвижной состав и другое имущество) были оценены ими по состоянию на конец 2014 г. в 6,4 млрд руб. (около 2 млрд грн.). Впрочем, в данном случае речь идет об остаточной стоимости, явно заниженной в разы. И, скорее всего, когда "Укрзалізниця" наконец созреет до подачи иска, ее претензии будут отличаться на порядок.

Почему Ахметов и Фирташ "не замечают" потери активов в Крыму

Так называемая "национализация" активов в Крыму самопровозглашенными властями ударила по самым богатым бизнесменам Украины. Кроме Коломойского, значительные потери понес Ринат Ахметов. Так, в феврале прошлого года был "национализирован" крымский филиал ПАО "Укртелеком", находящийся под контролем группы СКМ. До этого, в сентябре 2014 г., компания прекратила предоставление услуг в Севастополе, объясняя это захватом неизвестными помещений и телекоммуникационного оборудования в этом городе. Наконец, в январе 2015 г. "власти" Крыма объявили о "национализации" главной энергокомпании полуострова - "ДТЭК Крымэнерго". "Я уверен, что крымчане воспримут данное решение с энтузиазмом, все вы знаете о том, как работало "Крымэнерго" в последние годы, особенно после приватизации: двойное авансирование платежей для предпринимателей, реальное вымогательство денег у различных предприятий под разными предлогами", - такое заявление сделал тогда называющий себя главой Крыма Сергей Аксенов.

В группе СКМ на произошедшее отреагировали удивительно тихо - компания не выпустила по этому поводу ни одного гневного релиза. И, несмотря на то что с тех пор прошло уже больше года, юристы Ахметова до сих пор откровенно топчутся на месте. "Проводится всесторонняя юридическая экспертиза сложившейся ситуации, а также разрабатывается план дальнейшей защиты своей собственности, в том числе и в международных судах", - сообщили "ДС" в компании богатейшего бизнесмена страны относительно тактики их действий. Самое интересное, что ровно такая же позиция, слово в слово, была изложена СКМ в марте прошлого года. Это дает основания подозревать компанию Ахметова в том, что она просто не хочет ссориться с властями РФ и лишь делает вид, что намерена с ними судиться. Причин для этого более чем достаточно - у Ахметова остались еще не "национализированные" активы как в Крыму (например, Керченский стрелочный завод), так и на оккупированных российско-террористическими войсками территориях Донбасса, такие как Енакиевский металлургический и Харцызский трубный заводы, "Краснодонуголь", "Свердловантрацит" и "Ровенькиантрацит".

В отличие от Ахметова еще один олигарх, имеющий интересы в Крыму, - Дмитрий Фирташ - о каких-либо разбирательствах с РФ вообще не заикается. В его орбиту было принято включать компанию "Крымгаз", имущество которой было "национализировано" в сентябре 2014 г. Причин для того, чтобы "молчать в трубочку", у Фирташа еще больше. Во-первых, ему пока удается сохранять контроль над крупнейшими активами в АРК, которые после оккупации были успешно перерегистрированы в РФ (среди них - Крымский содовый завод и "Севастопольгаз"). Во-вторых, не стоит забывать о том, что крупнейшим кредитором Group DF остается российский Газпромбанк, перед которым за компанию "венского узника" не так давно лично поручился "Газпром". Так что вполне естественно, что бороться с рукой, которая его же и кормит, Фирташ просто не видит смысла.