Когда Британия попросится обратно в ЕС

Каждый десятый британец может стать ирландцем

Британский референдум — это не тот случай, когда «после драки кулаками не машут». Решение принято не «раз и навсегда» и не запрещает британцам вернуться в ЕС — например, через новый референдум или, проще, через неимплементацию Брекзита.

 Одной из главных тем европейской прессы после Брекзита стал вопрос, а можно ли все переиграть. "В конечном итоге Брекзита не будет", — ошарашивает своих читателей респектабельная The Financial Times, цитируя неназванного высокопоставленного британского дипломата. По данным газеты, противники Брекзита видят два возможных сценария. Первый будет возможен, если в Британии состоятся досрочные парламентские выборы. Партии, выступавшие против Брекзита, скорее всего, пообещают отменить его или провести второй референдум. Даже умеренные тори выступают за повторный референдум после завершения переговоров о выходе из ЕС. Второй сценарий: выборы состоятся в установленный срок — в 2020 г., но еще до выборов Соединенное Королевство завершит переговоры о Брекзите, а премьер вынесет окончательную договоренность на суд народа. То есть речь идет, опять же, о втором референдуме.

По ту сторону Ла-Манша тоже высказываются подобные надежды. "Может ли Соединенное Королевство проголосовать еще раз? Да, разумеется. Юридически ничто этому не препятствует, — пишет французский философ Бернар-Анри Леви в журнале La Rеgle du jeu. — Пусть огромное количество британцев догадаются, что их доверием злоупотребили, что Найджел Фарадж им нагло солгал… Пусть Вест­минстерский парламент решит принять во внимание петицию, собравшую более трех миллионов подписей британцев, требующих второго референдума… Никогда не поздно поступить правильно и заставить себя услышать".

Найджел Фарадж — это член Европарламента и лидер UKIP, Партии независимости Соеди­ненного Королевства. Незави­си­мости — от Евросоюза. Фараджа очень любят кремлевские пропагандисты, и не только за евроскептицизм. "На руках Евросоюза кровь из-за дестабилизации ситуации в Украине. Европейский союз играет с огнем и тысячами жизней украинцев, финансируя коррумпированное правительство, готовое, опираясь на отряды неонацистов, вырезать значительную часть собственного населения только за то, что они говорят по-русски", — заявил он буквально накануне референдума. На заседании Европарламента 28 июня, где обсуждались итоги Брекзита, президент Евро­комиссии Жан-Клод Юнкер обвинил Фараджа во лжи по поводу обещаний перенаправить британские взносы в ЕС на нужды государственной системы здравоохранения и в создании "сфабрикованной реальности". А бывший премьер-министр Бельгии Ги Вер­хоф­стадт, возглавляющий либеральную группу в Евро­пар­ла­менте, заявил, что Фарадж использовал в своей агитационной кампании "нацистскую пропаганду", имея в виду огромный плакат с фотографией, на которой запечатлены стоящие в очереди беженцы.

Петиция, о которой упомянул Бернар-Анри Леви, к вечеру 29 июня набрала уже свыше 4 млн подписей. Она была создана еще до проведения референдума. В ней говорится, что правительство должно назначить новый референдум в случае, если явка составит менее 75%, а победившее реше­ние наберет менее 60% голосов. (Реальная явка составила 72,2%, за Брекзит проголосовали 51,9%.) Согласно британскому законодательству петиции, набравшие больше 100 тыс. голосов, обязан рассмотреть парламент.

Но даже если все эти сценарии не сработают, сторонники Брек­зита будут торжествовать недолго. По той простой причине, что большинство из них относится к старшему поколению. Британс­кий социологический сервис YouGov обнародовал результаты опроса, согласно которому среди британцев в возрасте 65 лет и старше соотношение мнений в поддержку и против Брекзита составило 58 к 33% (остальные 9% не определились), среди 50–64-летних — 49 к 35%, среди 25–49-летних — 39 к 45%, а среди 18–24-летних — 24 к 64%. По сути, пенсионеры, прежде чем отправиться в лучший мир, подгадили своим детям и внукам, навязав им собственное видение британского пути. И молодежь, естественно, попытается все изменить, как только решит, что ее время пришло.

Это может произойти весьма быстро. Как говорит тот же Бернар-Анри Леви, будут важны факты: какими станут в ближайшие месяцы и годы показатели занятости в Соединенном Коро­левстве, рост национального богатст­ва, соотношение вновь создаваемых предприятий в Лондоне и тех, которые будут перемещены во Франкфурт или в Париж.

Брекзит победил благодаря безответственности как политиков, так и избирателей. Политики раскручивали спираль популизма. И дело не в одном Фарадже. Премьер Дэвид Кэмерон пугал ЕС референдумом, чтобы выторговать особые условия для Британии. В свою очередь, избиратели радостно втянулись в эту игру. Чертовски показательны такие послереферендумные сюжеты, как признание британцев, голосовавших против ЕС, что "они не думали", будто общий результат действительно будет таким, и то, как они судорожно гуглили, что собой предс­тавляет Евросоюз, уже после голосования. Выглядит так, будто на подсознательном уровне люди уверовали, что можно сохраниться в контрольной точке и переиграть еще раз. Проявилось отношение к жизни, как к компьютерной игре — особенно в тех вопросах, которые либо слишком сложны, либо слишком скучны для понимания и восприятия. Сейчас британцы увидели, как их "голосование по приколу" ломает их реальную жизнь. И это создает сильный мотив для "переигровки".

Впрочем, у некоторых противников Брекзита есть возможность сохранить персональную принадлежность к ЕС. Одним из самых популярных поисковых запросов после оглашения результата референдума стала фраза How to get an Irish passport — "Как получить ирландский паспорт". Британцы могут подавать на ирландское гражданство, если родились в Ирландии или если кто-то из их родителей, бабушек или дедушек были ирландцами. По оценкам, ирландские корни имеются у 6 млн человек — это примерно 10% населения Соединенного Коро­левства.

Арифметика Брекзита

На референдум 23 июня 2016 г. был вынесен вопрос: "Соединенному Королевству нужно остаться членом Европейского Союза или покинуть Европейский Союз?". Общее число жителей с правом голоса составило 46,501 млн, из них приняли участие в референдуме 33,577 млн, или 72,21%. Признаны действительными 33,552 млн бюллетеней (недействительными — 25 тыс., или 0,08%).
Из общего числа действительных бюллетеней 48,11%, или 16,141 млн, содержат ответ "Остаться членом Европейского Союза". Альтернативный вариант — "Покинуть Европейский Союз" — выбрали 51,89%, или 17,411 млн. От общего числа жителей с правом голоса это 37,44%, то есть намного меньше половины.
В Англии за выход из ЕС высказались 53,38%, или 15,188 млн. Однако в семи из 12 крупнейших городских регионов Англии эту идею поддержало меньшинство проголосовавших: 40,1% в Большом Лондоне, 49,7% в Сити-оф-Лидс, 38,3% в Бристоле, 41,8% в Ливерпуле, 39,6% в Манчестере, 31,4% в Брайтон-и-Хов, 48,9% в Лестере и 49,3% в Ньюкасле. В Гибралтаре — британской территории на юге Пиренейского полуострова — за выход из ЕС проголосовали только 4,1%.
В Уэльсе предложение о выходе из ЕС поддержали 52,53%, или 855 тыс., однако в столице Уэльса Кардиффе — только 40%.
В Шотландии идею Брекзита одобрили 38%, или 1,018 млн. Сторонники этой идеи оказались в меньшинстве и в обоих крупнейших городах Шотландии: 33,4% в Глазго и 25,6% в столичном Эдинбурге.
Также и в Северной Ирландии предложение о выходе из ЕС не получило перевеса — оно набрало 44,22%, или 349 тыс. голосов, а в столичном Белфасте — 40,1%.